Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Приветствуем тебя на форуме DGM: History Repeats Itself, друг!

Ты хочешь знать, живы ли мы? Относительно. Здесь остались еще старожилы, которые неспешно играют между собой, выдумывают что-то новое и резвятся. Но былой активности на просторах форума уже не сыскать.

Нажми на кнопку РПГ-топа, чтобы подыскать себе полноценно живой форум, который будет готов принять тебя. Уверяю тебя, такие имеются.

Если же окажется, что ты не смог найти себе места на других форумах, приходи ко мне, поговорим, быть может, придумаем, что делать.

Фрой Тидолл, пока еще живой глава. ICQ: 668465737

Мы живем благодаря им:


History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Законченные эпизоды » [Канон] Бой льда и пламени*


[Канон] Бой льда и пламени*

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://savepic.ru/11465928.png

http://s002.radikal.ru/i198/1610/15/da0a48fdae67.jpg

http://s018.radikal.ru/i506/1610/b8/b63d7d8c8e02.gif

http://savepic.ru/11465928.png
Место: Черный Орден. Комната Мадарао после тяжелого дня
Участники: Рина Кросс, Мадарао
Детали:
Выбор. Он есть всегда, но не всегда человек готов его принять. Особенно, если выбор одного знакомого ворона, по мнению скромного научного сотрудника - абсолютный бред. И, безусловно, этому несчастному стоит доказать насколько он неправ. Даже если ничего уже не вернуть. Даже если он уже не человек. Ведь она просто не может смириться. Жизнь - стерва, особенно если твоя жизнь - война.

*Или "Гоп-Стоп продолжение"

Отредактировано Rina Cross (Чт, 13 Окт 2016 13:18)

+1

2

Звонкие шаги от каблуков предательски разносились по всему коридору. Она спешила. Каждый шаг как выстрел орудий, выстроенных в шеренгу - твердый и уверенный. Она в ярости.
"К черту!"- повторяла себе девушка, несшись по коридорам и сильней сжимая проклятую папку у себя в руках. Как будто все это был какой-то розыгрыш, нелепый и жестокий. Ей нужна правда.
"Не-енавижу"- ученая сильней сжимает зубы, почти до скрежета и делает уверенный поворот направо, распугивая мирно болтающим возле него людей.
- Чего это она?- слышится за ее хрупкой девичьей спиной.
"Заткнитесь!!!"- бессильный вопль, подавленный сознанием. Сейчас ей некогда разбираться со всеми остальными и Кросс уверенно прибавляет шаг, схватившись за стену рукой, чтоб вписаться в очередной поворот.
"Вторая дверь направо,"- машинально прокручивается у нее в голове и англичанка не останавливаясь без стука открывает ее. Тусклый свет, стандартный набор мебели, комната кажется стерильно чистой и нежилой. Но в ней есть он - Мадарао. Непривычная тишина, спокойствие, все застыло, как и ученая. Рина слышит как ее сердце делает десять ударов, как слепая ярость, словно бич, догоняет ее и они становятся единим целым. Зеленые глаза не теряют из виду ворона, обжигают своим внутренним пламенем, но он не сгорает и даже тает. Дверь за ней закрывается с безжалостным стуком, несколько широких шагов и вот они стоят рядом. Не останавливаясь на этом, Кросс моментально заносит злосчастную папочку. Первый удар пришелся не готовому (или наоборот готовому?) парню по лицу, второй чуть ниже, третий, четвертый, удары заглушал крик дочери маршала.
- ИДИОТ! ПРИДУРОК! У ТЕБЯ РАКУШКА ВМЕСТО МОЗГА?!
Англичанке надоело, она бросила орудие боя (папочку) на пол и та не выдержавшая удара разлетелась, открывая взору отчеты и фотографии проекта "Третий экзорцист".
- Что это?!- Кросс тыкает пальцем в лежащие на полу бумаги, словно воспитывает нашкодившего котенка,- Я спрашиваю ЧТО это?!

P.S: все бьют Мадарао Т_Т

+3

3

Если кто-нибудь попробует сказать, что день прошёл плодотворно и не так уж плохо, Мадарао только зыркнет на такого оптимиста исподлобья, многозначительно промолчав.
Началось все с того, что лидер Третьих, немного заплутав в переходах Главного управления Чёрного Ордена, повстречал двух экзорцистов, которым во что бы то ни стало приспичило позарез узнать, что ж это за тип в красном и какое право он имеет проходить сквозь барьеры, задерживающие всех, кроме акум. Времени потребовалось достаточно, чтобы разойтись, ибо один рассказывать права ещё не имел, а два других отступаться от своей позиции не очень торопились.
В общем-то к Рени Эпштейн и сопровождавшей её Тэвак Мадарао явился вовремя, к тому же именно на сегодняшний день была запланирована передача пятерых Третьих экзорцистов в подчинение Чёрному Ордену. Несмотря на то, что брат и сестра вели себя достойно и не проронили ни слова, смотритель Комуи Ли отнёсся к заявлению госпожи Эпштейн крайне скептически, ещё и руководитель Азиатского подразделения оказался далеко не в восторге.
Когда всё более или менее утряслось, а возникшие недоразумения как будто бы сгладились, Мадарао вместе с сестрой присоединился к остальным Третьим, которые уже успели забрести на тренировочную площадку Ордена... и заработать себе проблем. Гоши не был виноват, что его оружие активировалось на соприкосновение с Чистой Силой, как выяснилось, всё того же экзорциста, которого Мадарао повстречал в коридоре - неприятный побочный эффект, из-за которого Третьи по большей части предпочитали рядом с экзорцистами держать руки под плащами, - а вот Токуса как всегда не сумел удержать язык за зубами.
Со всеми проблемами, связанными с переездом в новое управление, разгреблись только к вечеру. И, когда Мадарао только лишь успел подумать о том, что вот они, тишина и покой, не долго музыка играла, не долго радовался Ворон.
Полуакума успел только плащ с себя снять, оставшись в форменных штанах и рубашке без рукавов, да шляпу, повесив всё это на тонкое и длинное подобие вешалки, когда за дверью раздался усиливающийся и приближающийся стук каблуков.
Отойдя в центр комнаты, как раз вовремя, чтобы не получить по носу резко распахнувшейся дверью, Ворон увидел на пороге девушку, визит которой предполагал в самую последнюю очередь тридцатого февраля високосного года. И это зелёное яростное пламя в глазах. Наверное, уже оно должно было подсказать, что надо готовиться к продолжению трудного дня.
Замах. Удар по лицу с глухим, но отчётливым звуком от соприкосновения. Только потом, опоздав за звуком на несколько секунд, приходит лёгкая боль. 
- ИДИОТ! ПРИДУРОК! У ТЕБЯ РАКУШКА ВМЕСТО МОЗГА?!
И хотел бы Мадарао сказать "Я тоже рад тебя видеть после столь продолжительного перерыва", да язык не повернулся. Да и на лице не останется и следа, как и от того укуса, доставшегося как сувенир во время "круиза" в Египет. Удары продолжались сыпаться - Третий даже не пытался их остановить, лишь голову повернул в сторону, чтобы снова не получить по лицу, - а потом вдруг прекратились, словно бы Рине надоело "избивать" не подающее признаков сопротивления тело.
Почти киношный взмах рукой, и папка раскрывается уже на полу, разбрасывая своё содержимое.
- Что это?! Я спрашиваю ЧТО это?!
Мадарао опустил взгляд на разлетевшиеся по полу листы. Некоторые из них были заполнены разборчивым, но явно торопливым почерком. Скорее всего отчеты или нечто вроде. Другие содержали фотографии. Недовольно прищурившись, на некоторых из них Ворон узнал себя собственной персоной. Ну, да, даже на отчетах имя проскальзывает.
- Моё досье... я полагаю? - Мадарао поднял голову, встретившись взглядом с девушкой. Сердитый огонь в глазах и не думал угасать. Если бы она умела убивать взглядом, Ворон мог бы к этому времени насчитать в своём теле как минимум пять сквозных дырок. - Сотрудникам научного отдела должно быть известно больше.
Третий слегка пожал плечами, что можно было расценить как "не вижу причин, по которым надо было на меня кидаться и тыкать этими документами в нос".
- Могу я ещё чем-то помочь, госпожа учёная?
Спокойное официальное обращение, точно такое же как "госпожа Эпштейн" или же "господин экзорцист" (ох, только Токуса умел произносить это с особым ядом в голосе, от которого сводило зубы). Мадарао начал именно с него, понимая, что теперь придётся часто сталкиваться, не только с "фронтовыми бойцами", но и бойцами "тыла".

+4

4

Кросс не отрывала от ворона преисполненных гневом глаз. Он почти не изменился, все те же торчащие в разные стороны волосы кричащего цвета, грубые черты лица, спокойные, но теперь уже не его, глаза. Англичанка скривила тонкие губы, ей было гадко находиться так близко. Как он посмел с собой такое сотворить? Как он посмел повести за собой людей? Что этот безэмоциональный придурок вообще себе позволяет?! И эта его покорность, с каждой секундой еще больше бесящая бывшую леди.
- То, что там написано правда? - голос девушки срывается на последних словах. Бесполезный вопрос, она и сама все видит, на дне его полудемонических глаз. Но не хочет верить, продолжая раздувать в своем сердце слабый уголек надежды. Он ведь не мог. Правда? Но, ярость, как пожарище после долгой засухи раздувается быстрее надежды захватывая последние островки сознания.
- Помочь?!- Кросс замахивается, чтоб влепить Мадарао пощечину. Не успевает. - Ты себе вначале помоги, паршивый пес! О чем ты думал, соглашаясь на это? О своей жалкой шкуре? Да ты сдохнешь, и потянешь всех за собой. Ты этого хотел? Этого, я тебя спрашиваю?!
Лучше бы она его убила своими руками еще тогда, среди монотонной ряби песчаных волн, где чистое голубое небо целует песчаные дюны, которым нет края. И он канул бы в Лету, стал еще одной могилкой на ее воображаемом кладбище. Все могло быть по-другому, но судьба распорядилась иначе. Юноша достроен был хоть умереть человеком, раз не смог прожить такой жизни. Но выбрал судьбу подопытного кролика, имя которого скоро никто не вспомнит. Ворон вновь стал глупой собачонкой Рувелье, продавшись ему окончательно, возможно даже не торгуясь. Рина не могла ему простить то, что парень сделал с собой, но больше то, что он не смог защитить Тэвак.
- Ты такой жизни хотел для своей сестры?!- девушка почти рычит, презрительно смотря на ворона,- Мразь.
Она его сестра. Его единственная выжившая родственница, которая выросла у него на руках. И он позволил сократить ей свою жизнь до мизера, позволил причинить ей боль, поломать себя. Он ее предал.

+4

5

- То, что там написано правда?
Мадарао не видел смысла отвечать. Она ведь девушка неглупая, иначе за кой чёрт в Чёрном Ордене не умеющие работать мозгами учёные, значит и сама прекрасно понимает, вот только зачем переспрашивает. Будто от этого что-то изменится. Черными чернилами на местами не первой свежести белой бумаге: "гибрид человека и акумы". Ещё задумаешься, а не звучит ли смертный приговор более приятно для слуха.
- Помочь?! - Тело среагировало почти механически, спасибо хорошей реакции, и Мадарао успел перехватить руку Рины до того, как та успела бы влепить Ворону пощёчину. - Ты себе вначале помоги, паршивый пес! О чем ты думал, соглашаясь на это? О своей жалкой шкуре? Да ты сдохнешь, и потянешь всех за собой. Ты этого хотел? Этого, я тебя спрашиваю?!
"Сдохну, но по своей воле, пытаясь спасти мир, а не от рук Рувелье". Сжал зубы, лишь бы не произнести вслух. Тонкие губы стали упрямой полоской, изогнутой в, похожей на ироничную, усмешке. Кросс, этой взбалмошной девчонке, не понять, через что пришлось пройти Мадарао, чтобы заслужить себе и ещё четверым близким людям хотя бы такое подобие на жизнь. Маленькую надежду на то, что они, все пятеро, Третьи экзорцисты, смогут послужить на благо Священной войне.
- Ты такой жизни хотел для своей сестры?! Мразь.
Презрительный взгляд. Почти такой же, каким Мадарао смотрел на себя в зеркало некоторое время назад, когда только-только проект "Третий экзорцист" увенчался успехом, и клетки с тёмной материей успешно имплантировали в тела пятерых Воронов. И, кстати говоря, конкретно этот Ворон до сих пор недолюбливал отражающие поверхности.
Ох, не стоило Рине упоминать Тэвак, не стоило. Она же видела... знала, что сестра для Мадарао значила очень многое. И обвинять его одного в том, что все разделили его участь. Да, вашу мать, да, в каком-то смысле это было правильно.
И ни на одно обвинение Мадарао так и не ответил. Спокойный взгляд узковатых глаз ничуть не поменялся, разве что из когда-то карего заметно отливал багряной кровью, а теперь, будто демон внутри почуял накал эмоций, словно бы ещё и потемнел (Третий знал, что у остальных глаза иногда чернели. Вдруг и у него сейчас почернели?)
Наконец, словно бы вспомнив, он выпустил запястье Рины из хватки, понадеявшись, что она обрела хоть толику благоразумия за это время и не рискнёт ещё раз кидаться на него с кулаками и всякими подручными материалами. Хотя, это же Кросс.
- Всё сказала, госпожа учёная?
И, не глядя на Рину, Мадарао обогнул её и подошёл к двери, чтобы как следует запереть, не позволяя лишним лицезреть неподобающее зрелище: какая-то научница Ворона отчитывает!
- Иначе придётся усмирить тебя Связующими Перьями.
"А ведь даже если захочу, я не смогу усмирить своих демонов, теперь уже нет", - мелькнула далёкая мысль.
Вернувшись к центру комнаты, Мадарао присел и принялся методично собирать листы, выпавшие из папки, заодно по диагонали успевая просматривать содержание. Как Третий и предполагал: описание проекта и конкретно возможностей каждого отдельного экспериментального объекта. В данном случае - его самого.

+3

6

Рывок руки, чисто инстинктивный, но пальцы ворона цепко ухватили ее запястье. Она в его небольшой власти, но англичанку это совершенно не беспокоит. Загнанный в клетку лев опасней своего свободного сородича. Ни одна мышца на лице Третьего не дрогнула, под пристальным, всепоглощающим ненавистью взглядом ученой. Даже когда девушка заговорила о Тэвак, возможно только глаза стали чуть темнее, но этому не стоило придавать значение. "Он не человек!"- кричало сознание мага. Но разве она сама лучше? Ее песочные часики жизни тоже были не вечны, и в отличие от обычных людей Рина знала - если она ничего не придумает, платить придется скоро. Но, не так девушка предпочла положить свои кости на алтарь этого вечного противостояния Добра и Зла. Не ценой жизни тех, кого она любила.
- Нет, не все,- прошипела Кросс в ответ. А возможно и все. Мадарао отпустил руку англичанки и она неосознанно начала тереть запястье. Этот день должен был быть таким же, как и сотни других. Ранний подъем, полчасика отсрочки, чтоб понежиться в еще теплой постели, очередное усилие воли над собой. Рутинная работа, небольшие перерывы на кофе, шуточки коллег, девушка сама не поняла, как ей в руки попал именно этот отчет. И два столь знакомых имени. А их приговор вынесен таким изящным, ровным почерком, как будто писалась поэма о любви. Рина перечитала отчет дважды. Смириться с написанным так и не удалось.
Что она ожидала увидеть, ворвавшись в разложенную по полочкам жизнь Мадарао? Ему с ранних лет приказывали что делать, как делать, как жить, а теперь даже как умереть. И он смирился, как смирилась бы каждая прирученная собачонка. Юноша не раскаивался в своих поступках, Кросс для него пустой звук, как летающий писклявый комар, который пока не тронет ты не пошевелишься его прибить.  Так неужели все зря?
- Я тебе эти Перья засуну в задницу, если не прекратишь! Хотя, тебе, похоже, не привыкать к инородным телам в своем теле. Свыкнешься. Может еще и понравится.
Сталь в ее голосе менялась наигранной небрежностью. Кросс все меньше верила в то, что она разговаривает с живым, что-то чувствующим человеком, а не с глупой марионеткой.
- У тебя хоть какая-то гордость осталась?- возмутилась англичанка, наблюдая за тем как методично и спокойно Третий подбирает документы с пола. В какой-то момент ее нервы не выдержали этого и ученая пнула ногой, лежавшие рядом бумаги своим зашнурованным до средины голени рабочим ботинком.
- Да глянь же ты на меня, идиот!- но покорности от него Рина не ожидала. В свете недавнего поведения, магу стоило грубо схватить парня за волосы и потянуть за них, пока их взгляды не столкнуться. Он ведь просто чужая марионетка. Но она резко присела рядом, чуть бы не коснувшись коленями пола, и схватив Мадарао за плечи, слегка их сжала и тряхнула его. 
- Зачем ты позволил им это с собой сделать?- девушка впервые не кричала. Зеленое пламя ее глаз мягко переливалось, излучая искреннее желание увидеть в вороне человека, а не демона. Для нее все эти бумаги - ложь. Иначе все будет зря.

+2

7

- Я тебе эти Перья засуну в задницу, если не прекратишь! Хотя, тебе, похоже, не привыкать к инородным телам в своем теле. Свыкнешься. Может еще и понравится.
Слишком толстый намёк. Его Мадарао понял прекрасно, но чисто "по-воронски" отмолчался на провокацию, продолжая собирать бумаги в хронологическом порядке и просматривать информацию на них, большую часть из которой уже видел собственными глазами некоторое время назад.
Его не касалось мнение кого бы то ни было ещё, кроме собственного небольшого отряда и начальства. У Чёрного Ордена свои понятия о ведении войны, у Центра и подчинённых им Воронов свои понятия и способы борьбы. Никто не обещал, что они должны и будут совпадать. Они пытаются использовать все резервы и возможности, и не следуют нормам морали в достижении желаемого. Может, поэтому оно и так эффективно.
- У тебя хоть какая-то гордость осталась?
"Всё, что угодно сделать Богу, и есть справедливость". По крайней мере так говорят. Если смотреть на мир с такой точки зрения, то всё, чего сейчас пыталась добиться Кросс, не стоило таких усилий и растраченных нервов. Которые и так не выдерживали, судя по мелькнувшему рядом с головой Третьего ботинку, расшвыривающего отчёт дальше по комнате. Прекрасно. Заново собирать.
- Да глянь же ты на меня, идиот!
Мадарао взгляд бы не поднял - бессмысленно - и, судя по тому, что учёная присела сама, она это прекрасно поняла. Он почувствовал тёплые ладони на плечах, сжимающие и легко встряхивающие, словно принуждая пробудиться от кошмара. И всё же поднял голову, смотря в зелёные глаза девушки и пытаясь понять, что же ей всё-таки надо.
- Зачем ты позволил им это с собой сделать?
Злобный взгляд исподлобья. Один-единственный. Как показатель того, что разговор абсолютно неприятен и нежелателен. Мадарао разжал пальцы, и папка с негромким стуком упала на пол, но в этот раз не растеряла своё частично вернувшееся содержимое.
- Соглашение на проект "Третий экзорцист" выбивалось в добровольно-принудительном порядке. - Ворон поднял руку и коснулся пальцами правой ладони девушки, мягко снимая её со своего плеча. Где-то в глубине сознания - тихое удовлетворение от того, что простое человеческое прикосновение не заставляет пожирающую машину активироваться. - Для нас это возможность спасти мир.
Не было желания оправдываться или пытаться доказать свою правоту. Был ли Мадарао рад тому, что добровольно со всеми потрохами отдал себя на растерзание Центру? Ничуть. А что взять с одиннадцатилетнего мальчишки, для которого возможность получить кров над головой и еду была важнее далеко идущих перспектив. Ещё с того самого далекого момента Центр заполучил его в полную власть.
- Суть эксперимента разгласили уже после получения согласия. - Третий отвёл взгляд в сторону, бездумно скользнув по голой стене. А казалось бы всего-навсего поездка в Египет, которая не должна была сказаться на его отношении к людям, но... Но. Ещё тогда Рине, кажется, понравилась Тэвак, неудивительно, что она так забеспокоилась о девушке, что примчалась требовать объяснения с её старшего брата. - Вариант отказа отсекли угрозой уничтожения на месте.
В голове мелькнуло осознание того, что не было никаких документов на проект "Второй экзорцист". А ведь без второго не было б и третьего. Мадарао тут же перевёл взгляд на Рину, нахмурившись и внимательно смотря в глаза.
- Данные на второй проект. Найдёшь - поймёшь, почему выбрали именно нас.
Говорил он, понятное дело, конкретно о списках погибших в Шестой лаборатории. В тот раз Рувелье и Эпштейн сказали, что специально не выпускали брата и сестру из внимания, "знали, что они пригодятся". Ну а раз Рине так понадобились ответы, она сама сможет прекрасно их найти, если приложит такие же усилия, как только что к попытке выбить из лидера Третьих почти те же самые сведения. Может, поймёт, почему Мадарао не желал об этом говорить, пытаясь свернуть и оставить вопросы без ответов.

Отредактировано Madarao (Пт, 14 Окт 2016 19:56)

+2

8

Короткий взгляд обозленного на мир человека, а может просто на нее одну. Своеобразный подарок, но ученой было достаточно и его. Так непривычно эти двое поменялись местами. Всю миссию в Египте он был ее незаметной тенью, молчаливой, исполнительной, с цепким взглядом карих глаз проникающих, казалось, в саму душу. Иногда от этого бросало в дрожь, покрывая нежную кожу гусиной. Но, со временем, в критических ситуациях придавало сил, и сознание почти неслышно шептало: "Ты не одна". Рине хотелось верить, что Мадарао был ее телохранителем не только потому, что ему отдали такой приказ. Хотя, знала, на этой войне и этого бывает много. Тэвак же... Стала ее маленькой слабостью, слабым местом на стекле, от которого постепенно расходились трещины.
- Но, разве можно спасать мир ценой ее жизни?- тихо, почти переходя на шепот, произнесла девушка. Лишь бы не заплакать, лишь бы слезы градом крупных бусин не катились с ее щек. Рина глубоко вдохнула воздух. Слезы - непозволительная роскошь.
Кросс не отрывала от юноши взгляда, от того прежнего Мадарао, которого она знала их разделяла только череда выборов. Жестоких, ломающих жизнь и даже не добровольных. Ярость все еще кричала у нее в ушах, билась в висках учащенным сердцебиением, но была бессильной, растворяясь в мягком свете, ложащимся на такое бледное лицо Третьего. Один черт знает, что парню пришлось пережить, об этом не напишет ни одно чернило, но жалеть его не было смысла. Англичанка не перестала считать его решение недостойным, ведь оно тянуло его на дно, в ничего не значащую тьму.
"А что если ему там место?"- ворон ведь теперь полудемон. Под кожей у Кросс родился страх, с каждым ударом сердца разносящийся по крови. Ведь она уже видела на что способны Акума. Почему-то девушка только сейчас поняла, что все еще не отпустила парня и ее рука в его. Вздрогнув, Рина выдернула свою ладонь и отшатнулась назад, в недоумении рассматривая себя. Она ведь леди. Что она себе позволяет, черт подери?
- Но, вы же элитный отряд,- возможно чересчур грубо произнесла ученая,- Лучшие из лучших. Если бы вы не дали согласие вас вряд ли смогли заставить. Но, ты их лидер, и повел в пасть Харибды.
Такие наивные мысли, после всего что дочь маршала видела, после того как она сама не смогла спастись и стала заложницей Рувелье. Но она хоть пыталась, и, даже находясь здесь и сейчас не подчинилась и не сдалась.
"Я не стану его марионеткой!"- отчеканило сознание заученную фразу.
- Я не буду ничего искать,- девушка печально усмехнулась и поднялась на ноги,- Я сделала глупость, придя сюда. Но, если было важно, чтоб первыми были именно вы, то тебе стоило более тщательно все обдумать. Ты же понимаешь, что вы начали новую эпоху. Первые, но за вами будут следующие. Ты подписал смертельный приговор себе, сестре, своим друзьям и еще тысячам незнакомых людей, которые будут после тебя. И все ради высшего блага? Для победы в великой войне? Для того чтоб приблизиться к Богу?
Слова так спокойно складывались в предложения, но Рине казалось, что их произносит не она, а какой-то другой человек. Ей нет дела до других, по крайней мере, не должно быть. Такая маленькая приятная ложь.

+3

9

Пойдет ли кто-то по нашим следам?
Сможем ли мы хоть что-то оставить,
Украдкой в сердце надежду тая,
Что этот мир ещё можно исправить? (с)

- Но, разве можно спасать мир ценой ее жизни?
Слишком тихо по сравнению с недавним криком, стоявшим в комнате. Мадарао поджал губы, понимая, что не сможет сказать Рине то, что сам думает на этот счёт. "Невозможно выиграть, не понеся потери. Невозможно заполучить желаемое, не отдав что-то в жертву". И кто знает, сейчас эта девушка вносила в упорядоченные мысли Ворона хаос и смятение, принуждая задумываться над тем, а его ли это мысли, принадлежат ли ему, а не верхам Центра? Но ведь так было всегда. Так должно быть правильно. Или не должно?
Кросс отшатнулась назад, и Третий разжал пальцы, чтобы она беспрепятственно выдернула ладонь из его собственной. Он в принципе не припоминал, чтобы ранее, в том же Египте, они столь "тесно" контактировали, исключая те моменты, когда приходилось вмешиваться из-за любопытства всё той же Рины, поэтому Мадарао мог понять и понимал, с чего она вдруг так резко отстранилась.
- Если бы вы не дали согласие вас вряд ли смогли заставить. Но, ты их лидер, и повел в пасть Харибды.
У Третьего закралось ощущение, что Рина либо его не слушала, либо не поняла, либо поняла, но по-своему. Все три события были равновероятны. Устало прислонив на мгновение ладонь к лицу - день и правда был тяжелый, но к такому не привыкать, - Мадарао пропустил момент, когда учёная поднялась на ноги, продолжая высказывать своё недовольство и прочие, в какой-то степени, логичные вещи, если смотреть на них только с одной стороны. А Рина  и Мадарао явно воспринимали всё, что говорили, диаметрально.
Сейчас Кросс со всеми этими разговорами здорово напоминала Ворону Линка. Тот тоже постоянно был каким-то гласом совести и здравого смысла, просили его об этом или нет. Ещё более исполнительный. Более правильный. Образцовый. Дослужился до того, что стал личным помощником Рувелье.
- Я прекрасно осознаю, что умру раньше, чем мог бы. После миссии по преобразованию Чрева я стану следующим, у кого будут брать клетки для Третьих экзорцистов. Но заметь. Каждый из моего отряда, каждый принял решение самостоятельно.
Вот и вся правда, жестокая, как она есть. По крайней мере сам Мадарао не заставлял Тэвак, Токусу, Киредори и Гоши, они сами присоединились к проекту. Другое дело, что решение принимали под возможностью полного уничтожения. У элитного отряда Воронов перед Центром привилегий не больше, чем у всех остальных. Они бойцы, не первого ряда, как экзорцисты, но достаточно близкого к этому.
Подобрав папку с пола (правда, не все листы вернув на место), Мадарао так же поднялся на ноги, подошёл к столу и опустил отчёт на край стола. Может, Рина и правда пришла зря. Говорить было особо не о чем. С Тэвак, возможно, её разговор сложился бы иначе, тем более, что её комната находилась не так далеко - всех Третьих разместили в относительной близости друг от друга.
- Да что говорить, как будто ты так уж сильно сопротивлялась приказам.
Повернувшись лицом к Рине, Третий прислонился к столу, упершись ладонями на его поверхность немного позади себя.

Отредактировано Madarao (Сб, 15 Окт 2016 22:36)

+2

10

Рина сердилась на себя. У нее было достаточно способностей и знаний, чтоб противостоять Третьему если дело примет дурной поворот, но она поступила как обычная земная женщина - испугалась. И даже сложно сказать чего больше: своего недостойного поведения, своей слабости или демонической половинки ворона. Но, в Ордене, ученой пришлось переосмыслить много вещей, и в первую очередь, что леди здесь не любят почти, так же как и псов Рувелье. Кросс хотела извиниться за свое поведение, правда; но сбивчивого "прости" было слишком мало, по ее мнению. А как объяснить? Англичанка усмехнулась про себя, она хотела откровений от другого, но сама не могла приоткрыть даже маленькую дверцу в свою душу.
"Ему это не нужно",- тихонечко, словно напевая колыбельную, успокаивала себя маг.
Рине казалось, что она стучит в наглухо закрытую дверь, разговаривая с Мадарао. Он не хотел ничего слушать, либо она объясняла все настолько плохо. Юноша сделал ошибку, фатальную для себя, которая повлечет за собой новую чреду разрушений и поломанных жизней. Дочь маршала догадывалась, что это далеко не первые опыты, которые проводились в Ордене, где испытуемыми были люди. Об этом старались не говорить вслух, да и скорее всего даже не думать. Но вот он. Выживший удачный эксперимент, о котором язык не поворачивался так сказать. Кросс устало потерла переносицу и сделала несколько небольших шагов в сторону. Как ей еще объяснить?
- Мы все умрем раньше, чем могли бы,- обреченно произнесла англичанка,-Думаешь у нового экзорциста, Тимоти, кажется, есть шанс дожить до своего совершеннолетия? Думаешь, мы все состаримся и спокойно умрем лежа в удобных кроватях? Но, мы умрем хотя бы людьми. Возможно, нам даже не будет о чем сожалеть. А ты либо станешь монстром, либо умрешь им. Ты понимаешь это?
Рина опустила руку, и устало взглянула на парня. Ей было не понять ход его мыслей, она поступила бы совершенно иначе, был бы у нее тот же самый выбор. Ведь если не можешь достойно жить, то хотя бы смерть должна быть таковой. Возможно, Третьих и лично Мадарао, двигали самые лучшие побуждения. Ведь парень был прав - это их шанс изменить мир. Нои демонстрировали неслыханную за несколько десятилетий мощь, а могли ли экзорцисты хоть что-то им противопоставить? Благие намеренья, высокие цели...
"Чушь собачья!"
- Тобой воспользовались. Тебя заставили поверить в то, чего нет, и ты покорно следуешь, служишь чужим целям. Ты хоть сам помнишь, чего хочешь именно ты?- англичанка искренне посмотрела на ворона, стоя вполоборота.
- Это разные вещи,- отчеканила Кросс и отвела взгляд, когда дело дошло до нее самой.

+2

11

Замкнутый круг, дурная бесконечность. Ни один не хотел понять точку зрения другого, и разговор затягивался мёртвой петлёй, возвращаясь чуть ли не к тому, с чего начался. Избитые вопросы, на которые всё меньше хотелось давать ответы.
Мадарао молча следил за тем, как Рина продвигается всё ближе к двери, возможно, намереваясь прервать так ни до чего конкретного не дошедшую дискуссию и уйти. С одной стороны это было бы правильным решением. Всё равно она, как для себя решил Мадарао, не была способна принять факт, что он остался человеком, но теперь уже с силой противостоять основной угрозе, нависшей над миром. С силой хотя бы немного, чуть-чуть отодвинуть три судных ночи на более неопределённый срок. Не могла или не хотела.
- Ты хоть сам помнишь, чего хочешь именно ты?
Мадарао прекрасно помнил, чего хотел он сам. И эти вещи не были такими уж недосягаемыми и сложными, а для кого-то могли показаться и вовсе несущественными: безопасность для сестры и остальных близких ему людей. И, если не оставалось иной возможности, кроме как стать полудемоном для достижения цели, он готов был рискнуть собой. Что, собственно, уже и произошло. К тому же проект "Третий экзорцист" показал свою эффективность, по крайней мере, в экспериментальной части точно. Пятёрка Воронов была способна справиться с Акума по третий уровень включительно без особых проблем, в одиночку. Так в чём проблема? Если всё уже сложилось, к чему сейчас все попытки доказать неправильность давно произошедшего, чего не повернуть вспять.
И, кстати говоря, об этом.
- Но, мы умрем хотя бы людьми. Возможно, нам даже не будет о чем сожалеть. А ты либо станешь монстром, либо умрешь им. Ты понимаешь это?
Ворон понимал, и, более того, смирился. Ему уже не стать обратно человеком, точно так же, как невозможно вытащить клетки Алмы Кармы из тела. Учёные как-то не догадались провести эксперимент с обратным эффектом. Проект был рассчитан на увеличение числа Третьих, а отнюдь не на сокращение.
Возможно, ему будет о чём сожалеть. Но он будет знать, что сделал всё от себя зависящее, если не более того. Сидеть на жопе ровно далеко не самый хороший вариант, когда есть возможность склонить чашу весов в нужную сторону, пусть и способом, далёким от морали.
Не его вина, что нашёлся лишь такой способ. Но и наука не стояла на месте. Это заслуга учёных, возможность использовать Тёмную Материю в помощь экзорцистам. На войне все средства хороши, и Священная Война не исключение.
- Стану монстром, говоришь. - Мадарао горько усмехнулся. - Я уже монстр.
И, не давая девушке уйти, схватил её за руку, сжимая пальцами запястье. Возможно потом останутся следы, но это было последним, о чём думал Ворон в данную секунду. Подтянул Рину к себе - да, грубо, но даже его самообладания не хватало на бесперерывные обвинения в неправильности суждений и позиции, - и, неотрывно смотря в глаза, отчеканил:
- Я уже монстр. Можешь думать так. Моя сущность не изменится от того, признаю я факт ложных целей или нет. Но у меня появился шанс спасти мир, который дал мне Центр. И я намерен им воспользоваться.
Мадарао никому ничем не обязан. Он не обязан отчитываться, что и почему сделал. Не обязан менять свои суждения только потому, что это кому-то не понравилось. Жестоко. Но что в этом мире не является жестокостью, если даже дети, такие, как тот мальчик из приюта Хёрст, вынуждено втянуты в суровые будни противостояния.
Как Ворон, как член элитного отряда, Мадарао обязан чётко и точно исполнять приказы сверху. Потому что неясное командование - уже полпути к проигрышу. Рувелье, хоть и прослыл жестоким человеком, прекрасно осознавал, что ему нужно и какие ресурсы для этого необходимы, даже если они стоили человеческих жизней. Потому большинство его ходов оказывались в той или иной мере эффективными. А Вороны - инструменты, необходимые ресурсы.

+4

12

- Я уже монстр.
Холодная волна смятения нахлынула на девушку и провела по спине острыми цепкими коготками, оставляя свой призрачный след. Поздно. Рина привыкла к роли хрупкой девушки, заигралась в нее, и не заметила, как выпустила зверя с клетки самообладания. Бессмысленный рывок назад, прежде чем пальцы ворона сомкнулись на запястье англичанки холодными стальными оковами, обжигая кожу. Ученая рывком попыталась высвободить руку, но без результатов, Третий даже не шелохнулся.
- Отпусти!- злобным рыком приказала девушка и повторила рывок, но ее только грубо подтянули ближе, не оставляя шанса на сопротивление. Кросс, крепче сжала губы, лишь бы не закричать, но на глазах предательски выступили слезы. Боль сковывала, парализовала, не давала оторвать взгляда от ворона, от его пылающих эмоциями глаз, а они продолжали затягивать в свою темную воронку. И каждое его слово, жестокое, но не лишено ни чувство достоинства, ни здравого смысла, словно острие клинка проникало под кожу, оставляя свой небольшой след. Он верил в свою правоту, и от этого было больнее вдвойне.
Комната медленно наполнялась видимым только Рине мраком, исходящим от ворона, который окутывал пространство. Он проникал словно метастазы опухоли в самые темные уголки, иногда оплетая предметы замысловатыми узорами. Выдумка это или явь? Но, сознание, словно заведенное, не прекращало перематывать перед глазами страницы отчета.
Имплантированные клетки Первого чрева, после взаимодействия с осколками Яйца Акумы мутировали. После стабилизации их внедрили в испытуемого номер один. Эксперимент завершился...
"Трагедией. Вы убиваете своих людей."- в груди вновь просыпается клубочек нервов.
Третьи экзорцисты не являются настоящими экзорцистами. Они наполовину люди, наполовину - Акума.
"Они монстры с душой человека." Но долго ли выдержит душа? По щекам девушки начали катиться первые слезинки.
Ренни Эпштейн, руководитель эксперимента получила...
"Зачем?.." Когда злость и чувство собственной беспомощности сделали из хороших людей жестоких?
В основу способностей Третьих экзорцистов положен каннибализм.
"Он убьет тебя. Беги!" Эмоции, словно тонны воды из прорванной плотины, обрушились на англичанку, не давая ей возможности сделать спасательный вдох.
- Отстань!- под рукой был только карандаш, покоившийся в одном из карманов халата, но выхваченный столь ловко, почти на автомате. Рина не осознавала, как замахнулась и обрушила удар острого стержня на руку, которая ее держала. Не поняла и того, насколько легко вонзила свое оружие в чужую плоть. Мгновения чужой слабости хватило дочери маршала, чтоб вырваться с плена, ошарашено и быстро попятившись назад. Маг остановилась, резко врезавшись лопатками в стену, которые тут же отдало болью и холодом. "Что? Как так?"- Рина испугано хватала ртом воздух не в силах осознать происходящего, а ее руки предательски дрожали. Она не в силах была отвести взгляд от тоненькой ниточки крови на руке Мадарао. Так кто еще из них монстр?
- Прости.- вздрогнув, произнесла девушка одними губами, отрываясь от стены. Почти на негнущихся ногах она сделала шаг к выходу. Глаза ничего не видели, кроме все той же картины, англичанка пару раз пошарив рукой по двери, повернула ручку и вышла, не в силах поверить в то, что произошло.
Шаг, второй, пустые коридоры сменялись один за другим, словно калейдоскоп, проплывали мимо. Кросс остановилась и упала на колени как подкошенная, а глаза застилала пелена слез.
- Мне так жаль, так жаль...

+3

13

Мадарао заметил слёзы в глазах девушки, но не сопоставил их со своими действиями, с тем, как сильно он сжимал запястье перепуганной дочери Кросса. Оно и неудивительно, стоит ли ждать чуткости от мужчины, которого растили в спартанских условиях и солдатской выправке, где из женского окружения была разве что родная сестра, которая проходила ровно через всё то же самое, несмотря на разницу в возрасте в целых пять лет.
Откуда ему знать, насколько пугающе он стал выглядеть теперь, после всего того, что позволил с собой сделать.
Не сопоставил и резкое движение руки Рины, после которого почувствовал острую боль в предплечье. Громко зашипев, Ворон отдёрнул руку от девушки, опуская взгляд вниз. Ему было всё равно на то, что Кросс тут же кинулась куда-то к стене, просто не до того. Вокруг аккуратной круглой раны, в которой всё ещё торчал карандаш, расползалась пульсирующая боль. Кровь, стекая по предплечью, каплями падала на пол, образуя кляксы. Третий протянул вторую руку к карандашу и, сжав зубы, выдернул его, наблюдая за тем, как кровь, больше не сдерживаемая, хлынула сильнее. Чертёжная принадлежность, заляпанная алым, с негромким стуком упала на пол и по инерции откатилась.
Больно. Несмотря даже на повышенную регенерацию, боль никуда не уходит.
- Прости.
Мадарао поднял взгляд на явно ошарашенную Рину. Понимая, что девушка сейчас может натворить всё, что угодно, Ворон не стал её останавливать, молча наблюдая за тем, как она пятится к двери, ищет ручку, а потом выбегает из комнаты, оставляя его одного.
Полная тишина, слышался лишь удаляющийся стук каблуков по коридору, который вскоре и вовсе затих. Она давила на уши, слишком непривычная после того, что тут только что происходило. Слишком. Тихо.
Кожу всё ещё щекочет кровь, стекая до пальцев, отрываясь от них и лениво заливая пол. Скоро ранка, не такая уж и большая, затянется. Учёные не испытывали предельные возможности регенерации, не сопоставимой с возможностями Вторых, но с таким пустяком она точно должна была справиться.
Надо вытереть с пола. И с руки. Чтобы никто не придрался и не задавал лишних вопросов. Мадарао снова взглянул на руку - ранка почти затянулась - и сделал несколько шагов по направлению к вешалке. Ткань плаща толстая и красная, такая же красная, как кровь, всё это хорошо.
Ворон даже не думал. Механические действия. Аккуратно стереть кровь предплечья внутренним подкладом. Не осталось даже шрама. Сдёрнуть плащ с крючка. Провести подкладом по полу, убирая неуместно яркие, кричащие пятна, напоминающие о разговоре.
Всё это не важно.
Важно.
Да, он монстр. Мадарао не отрицал этого, более того, не боялся произносить в слух. Но он приблизился к Богу. Получил возможность повернуть ход Священной войны, которая выпадает только экзорцистам, которых и так мало. Так почему его обвиняют в чисто человеческом желании помочь, спасти мир от разрушения? Неужели его желание чем-то отличается от всех точно таких же желаний сотрудников Чёрного Ордена?
Плащ аккуратно возвращается на положенное место. Карандаш - чистый - ложится на стол.
И негромко брошенное в тишину помещения:
- Мне жаль.
"Что не сошлись во мнениях".

+3


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Законченные эпизоды » [Канон] Бой льда и пламени*


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC