Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Лучший пост: Allen Walker

(Дети декабря)

В цирке старого Гизмо идеальным было всё: афиши, купол, манеж, животные, артисты. Трюки и фокусы – что-то невозможное, настоящее волшебство. Представление – яркое, фееричное шоу, распаляющее в зрителе веселье и смех, увлекающее от начала и до самого конца. Их ждали с нетерпением, билеты расходились в считанные минуты, и даже самое короткое уличное выступление пользовалось сумасшедшим успехом.

читать дальше

Лучший эпизод: House of the Rising Sun

(Sheril Kamelot, Tyki Mikk )

Последняя неделя выдалась довольно-таки тяжелой: этот противный, наглый и напыщенный индюк Бенджамин Лоуренс совсем потерял совесть. Секрета тут не было, они оба друг друга недолюбливали и старались избавиться от соперника любым способом. Однако, в последнее время все ходы достопочтенного и не очень, Лоуренса перешли все границы. Будучи пораженным и оскорбленным до глубины души происходящим, Шерил Камелот объявил конкуренту, что он сотрет его в порошок прежде, чем тот придумает свой следующий шаг. Права, война эта выглядела не так серьезно, на фоне всех тех действий, что творил Камелот относительно других стран. Всё это выглядело, скорее, как попытка самоутвердиться за счет другого, более слабого участника, но слабым становиться никто не хотел. Простые действия уже не срабатывали, было необходимо создать что-то невероятное, то, что помогло бы избавиться от Бенджамина, за исключением его смерти.

прочитать весь эпизод

History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Объявление

Господа, не забывайте, что все наши объявления теперь отображаются в БЛОГАХ СЛЕВА! Не пропустите важные новости и оставайтесь в курсе последних событий!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Законченные эпизоды » [Канон] Иногда Беда приходит одна


[Канон] Иногда Беда приходит одна

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Место: Небольшой европейский городок. На дворе конец августа.
Участники: Froi Tiedoll, Tyki Mikk
Детали: Ярмарка в городе привлекла Маршала Фроя своими красками, и он решил написать картину с пейзажем главной площади, и пару детских портретов. Ничего не омрачало мысли экзорциста, пока площади не появился Ной.

0

2

Предупреждение

Лень писать большие и красивые посты *искренность - наше всё*

Что может быть приятнее легкого, теплого летнего ветерка, нежно касающегося волос, и ласкового игривого солнца, мягко освещающего каждую дорожку этого маленького городка?
Нельзя сказать, что Тидолл приехал сюда специально, чтобы попасть в такой чудесный летний день на ежегодную ярмарку, на которой можно было купить, пожалуй, все, чего пожелает душа даже самого требовательного и разбалованного покупателя. Он приехал сюда по работе, как экзорцист, маршал Черного Ордена. Однако желание увидеть городок, украшенный не только яркой, свежей зеленью с деревьев, кустов и клумб с цветами, но и цветными лентами, шариками и флажками. Фрой любил праздники, ярмарки, выставки, фестивали, да и вообще любые мероприятия, на которых можно вдоволь насмотреться на самые разные товары, а также произведения искусства, с любовью сделанные руками местных жителей либо купленные в других городах и странах.
- Не хотите приобрести коврик? - любезно спросила юная девушка, когда мужчина подошел к лавке, увешанной различными коврами, привезенными явно откуда-то со стороны Индии. Маршал немного помотал головой, прикасаясь рукой к красивейшим тканям.
Налюбовавшись красотами ярмарки и немного успокоив непреодолимое желание созерцать прекрасное, Фрой добрел до скамейки, стоявшей слегка с краю площади, на которой располагалось все действо, вытащил из-за пазухи планшет для рисования и, открыв чистый лист, принялся наносить угольком небольшие штрихами то, что видел, желая запечатлеть приятный момент навечно.
- Дядечка, что вы рисуете? - погрузившись в свои размышления, маршал совсем не заметил, как трое детишек стояли прямо напротив него и с нескрываемым интересом заглядывали в планшет. Тидолл, улыбаясь, показал ребятам свои рисунки, приправляя каждый из них недлинным, но увлекательным рассказом о том, где, когда и при каких обстоятельствах был нарисован каждый из них. Дети внимательно слушали его, захватывая каждое слово, каждый жест рукой и каждый сделанный на листе бумаги штришок.
- Хотите, я и вас нарисую? - ласково проговорил Фрой, смотря на радостные лица детей, которые, услышав слова художника, прошли в восторг, желая получить по рисунку со своими маленькими, детскими, но прекрасными личиками.

+2

3

      Не так часто Тикки удавалось отдохнуть от семьи, которая за последнее время успела увеличиться. Шерил же считал, что лучший отдых – отдых в окружении родных: дочурки, жены и большой белой собаки. Для Микка такой отдых означал быть развлечением для Роад, открытой книгой для Вайзли, и предметом недовольства министра.
Лучшим отдыхом от дел семейных для мужчины была рыбалка и выпивка. Ярмарка в этом городе предвещала эль неплохого качества и прохладное завтрашнее утро у реки с удочкой.
      Площадь была наполнена всеми красками человеческой жизни, дурманящим запахом еды и цветов в косах девушек, а также различными звуками. Где-то у лавки с игрушками стоял детский кукольный театр, из которого слышался чистый и искренний детский смех. Ярмарка привлекала не только торговцев и артистов, но и воров, попрошаек и других бродяг, снующих в поисках легкой наживы. Вот, рядом с темным переулком жуликоватые парни предлагали сыграть в напёрстки, а в самой гуще толпы вор-карманник стягивал кошельки у зевак.
      Были на площади и уличные музыканты, из тех, что не особо-то умели играть, но деньги клянчили. Тикки обратил внимание на скрипача, который с помощью незамысловатой мелодии пытался подзарабоать. Его игра была более живой, более чувственной, чем игра акума на балах и приемах у министра Камелота. Музыканты-акума почти всегда тянули заунвыно-печальную музыку, незаметно переливая из одной мелодию в другую. Этот же скрипач словно заигрывал со слушателем, в его глазах горел дьявольский огонек. Он двигался под стать мелодии, покачиваясь и кивая своим инструментом в такт. Что только не заставит человека сделать голод! Этим и были когда-то интересны для Тикки люди. Акума же не нуждаются ни в деньгах, ни в еде, ими не двигает плотское тело на совершенствование души; лишь человеческая смерть интересовала их.
- Господин, подайте денежку, если вам нравится музыка, - под ногами мешался мальчик со шляпой, в которой была уже парочка монет.
- Кажется, у меня было что-то, - Тикки кивнул мальчишке, достал из кармана бумажные деньги, бросил одну из них в шляпу и отстранился, уходя от звуков инструмента дьявола.
      Теперь его взгляд упал на золотую Крест-Розу, которая была словно мишень на груди. Ной вытащил из портсигара сигарету и зажал ее между губ. Это был Маршал-художник, цель Гнева Ноя. Этого экзорциста никогда не было в списке Тикки, значит, перчатки марать не требовалось. Но правила приличия следовало соблюдать, ведь мужчину, наверняка, тоже заметили.
      Микк дождался, когда от Маршала отбегут дети со своими рисунками, и лишь затем присел рядом с ним на скамейку.
- Нарисуйте мой портрет, художник. Будет что подарить брату с этой ярмарки, - Тикки поджег кончик сигареты и улыбнулся экзорцисту.

+2

4

Фрой никогда не любил неожиданности. Возможно, маленькие сюрпризы и могли его порадовать, но по большей части он испытывал неприятное чувство обманутости. Когда вокруг маршала собралась толпа детей, которых буквально пятью минутами было всего трое, он не удивился. Было бы чему удивляться! Ведь дети всегда обожали Тидолла. Почему-то, несмотря на то, что мужчина выглядел значительно старше своих лет, да еще и очки, борода, усы и вечно растрепанные волосы прикрывали его облик милого доброго дядечки, ребятишки все равно тянулись к нему, видя в нем ярого обожателя детей и замечательного сказочника. Так, в принципе, и было. Поэтому, наблюдая, как детки один за другим подходили ближе, чтобы поглазеть на то, чем занимается мужчина, окруженный маленькими цветами жизни, чтобы восхититься великолепными рисунками, которые с такой легкостью выходят из-под рук Фроя, а также послушать его интереснейшие истории о том, какие замечательные вещи он встречал на своем веку, Тидолл совершенно не удивлялся, лишь легкая улыбка появлялась на его лице с каждым новым слушателем и зрителем около него. Но когда дети, либо увлекаясь новым развлечением, либо уходя вместе с подошедшими рядом родителями, смущенными собравшейся толпой ребятни, один за другим оставили маршала одного, и к нему неспеша подошел тот, кого он никогда бы не захотел встречать даже на поле боя, мужчина был огорчен. Он чувствовал присутствие Ноя чуть ранее, но драться с ним у него не было никакого желания, более того, Фрой считал это опасным для жизни окружающих, поэтому втайне надеялся, что Ной пройдет мимо, не обратив внимания на экзорциста, и они бы не встретились в этот день. Жаль, что судьба распорядилась иначе.
Увидев Микка, Фрой наверняка должен был вскочить на ноги, встать в боевую стойку и быть готовым к нападению врага...
"Только не сегодня..." - разочарованно подумал мужчина, поднимая взгляд на Ноя, с которым лично еще не встречался ни разу, однако прекрасно знал о нем и его способностях.
Самым тяжелым для Тидолла всегда была битва. Он был слишком мягок, слишком миролюбив, слишком добр, чтобы спокойно, а то и с некоторой радостью и удовольствием избавляться от врагов. Фрой не боялся признаться себе, что иногда даже завидовал Сокаро. И это неудивительно, учитывая то, с каким фанатизмом, с какой храбростью, с каким рвением Винтерс всегда рвался в бой, и сколько удовольствия он получал от уничтожения акума. Фрой был бы счастлив никогда не заниматься этим, никогда никого не уничтожать, он, по правде говоря, был бы рад никогда не встречать Чистую Силу, чтобы вся эта зловещая война обошла его стороной. Но невозможно заставить судьбу сделать так, как хочется самому, поэтому приходится мириться со своей участью. И много воды утекло с тех пор, как Тидоллу пришлось примкнуть к Черному Ордену, что можно даже не задумываться о том, что было бы, если бы Фрою так... повезло не стать экзорцистом.
- Тикки Микк? - тяжело вздохнув, произнес маршал, не поднимаясь со скамейки. - Что такому как ты понадобилось на столь прекрасной человеческой ярмарке?

+2

5

     Выдохнув облако табачного дыма, Микк посмотрел туда же, куда был направлен взгляд Маршала Черного Ордена: на детей, которые подбегали с угольными рисунками к своим родителям. Взрослые встречали своих отпрысков с распростёртыми объятьями, вручали по огромному леденцу на палочке и забавной деревянной игрушке из местной лавки. Похоже, этот городок не был тронут руками смерти, липкими от крови, которые вели за собой приспешников Тысячелетнего Графа – акума. Встречались единичные случаи, скорее исключение из правил, чем успевший зародиться принцип. Этот город был уголком безмятежности, где находилось время на простое человеческое общение, а пили здесь не чтоб залить горе о погибшем товарище, а лишь ради ещё большего веселья.
- Не переживайте, я не привел за собой толпу акума, чтоб стереть этот городишко с лица земли, - мужчина улыбнулся одним уголком рта, отводя сигарету в сторону. Его больше забавляло смотреть на торжество мира, чем собственные мысли, - Просто, я, так же как и Вы, Маршал, наслаждаюсь праздником и наблюдаю за короткой, но яркой жизнью людей. Кому, как не нам с Вами знать, что их жизнь скоротечна, и их может унести в могилу даже легкая простуда или загноившаяся рана. И это ещё не говоря о более серьезных вещах.
     Тикки повернул голову, обращая все свое внимание на экзорциста. Полы плаща были расстёгнуты, и вся форма была отсрочена золотыми лентами. Даже пуговицы, безусловно, были из золота. Вот только на них не было клейма пробы, а лишь выгравировано имя владельца формы. У Маршала гравировка ничем не отличалась от обычного, рядового экзорциста, Микк знал это. В его привычке было забирать нижнюю пуговицу с формы экзорцсита на память. На память о чем? О количестве убитых, или, может, его интересовали имена жертв? Он не был хорошо знаком с кем-то из противников, чтоб для него что-то значил набор букв, его сердце это не трогало. Но и не для того, чтоб отдать кусочки драгоценных металлов, золото и серебро,  мальчику, что когда-то путешествовал с ним. Тикки уже давно оставлял эти пуговицы только себе, и началось все с Аллена Уолкера. Именно эту пуговицу Микк постоянно подкидывал в руке и носил всегда с собой во внутреннем кармане сюртука. Один раз он потерял её в доме брата Шерила Камелота, и пришлось потратить целые сутки, чтобы вновь отыскать. Нашлась, конечно, маленькая вещица под одним из диванов, ровно там, где просмотрели сотню раз. Это серебряная безделушка была очень дорога Тикки и напоминала о его серьезном и пока единственном промахе в сражении.
     Он вновь взглянул на золотую строчку плаща, дающую понять, что перед ним Маршал, а не рядовой экзорцист. Воин на стороне Черного Ордена, чей процесс синхронизации достиг ста процентов. Серьезный противник, если не сказать, что опасный. А ещё чей-то друг и наставник. Однажды Граф вручил Тикки список, где был лишь один экзорцист с синхронизацией выше, и еще ученики всех Маршалов. Винтерса Сокаро, Клауд Найн, Мариана Кросса и конечно же Фроя Тидолла. Имена, словно выщербленные в камне рукой старца в клетке Ророн представали перед глазами. Мужчины и женщины, все эти служители истинного Бога, какими они себя безусловно считали, все они не выжили под натиском способности Удовольствия и силой Ноя. Их души отправились к праотцам, а прах был отдан земле, все согласно их вере.
- А кто Ваши ученики, Маршал? Возможно, я их уже встречал, - Тикки выкинул затушенный окурок в клумбу позади себя.
     Не похоже, чтоб экзорцист был настроен рисовать Ноя, но все же, если вдруг надумает, не хотелось бы преподносить Шерилу портрет, где он бы красовался с сигаретой в зубах.

+1

6

Маршал - мастер монолога хд


Мрачно улыбавшаяся физиономия Удовольствия Ноя смотрела на маршала без стеснения. Цели Тикки Микка понятны не были, а потому Фрой не мог определить, как ему поступить. Напоминание об учениках совсем не обрадовало мужчину. Ему не хватало Дейси, его громкого голоса, искрометных шуток и безудержного веселья. Маршал был бесконечно счастлив, что сумел встретить этого милого ребенка с колокольчиком, что этот чудный весельчак стал частью его небольшой, но своеобразной семьи. Хоть иногда он досаждал Канде, заваливал Мари странными вопросами или, разыгравшись, разбивал Маршалу очки, все равно Тидолл не испытывал ни раздражения, ни неприязни в адрес любимого ученика, сынка, как Фрою нравилось говорить, после чего милый Дейся часто смеялся, говорил, что из Тидолла куда лучший папаша, чем экзорцист, маршал или учитель. Мужчина никогда не обижался на это, потому что знал, что на правду обижаться бессмысленно.
Свою команду маршал всегда считал лучшей. И это было далеко  не только потому, что это ЕГО команда, но еще и из-за того, что эта троица, три совершенно разных, не похожих друг на друга, а зачастую абсолютно противоположных по характерам, вкусам и желаниям ребята вдохновляли мужчину. Мрачная атмосфера Ордена давно загнала бы маршала в могилу, но вечные препирания малыша Дейся с милым Кандой, их периодические драки, из-за которых мужчине вместе с Мари - его первым и также очень любимым учеником - приходилось разнимать и разводить детей по разным углам, чтобы снова не начали воевать между собой. Иногда Тидолл искренне не мог понять, почему эти двое вечно недовольны друг другом, ну а иногда бывало, что маршал был готов встать на сторону одного из детей, но чего все-таки не делал.
- Никогда бы не подумал, что Ноя может интересовать наша, - Фрой нарочно выделил интонацией последнее слово, давая понять, что в отличие от Удовольствия  маршал - обычный человек, отличающийся от других лишь тем, что обладал Чистой Силой, - короткая и наверняка очень скучная жизнь. Она покажется вам бессмысленной и наивной. Ведь никого всех этих людей вокруг не заботит, в какой они опасной ситуации могут находиться, если тебе придет в голову обидеть кого-либо из них. Их не волнуют ваши цели и не беспокоит ваши цели и не беспокоит наша с вами война. Вам, Ноям, наверняка покажется, что жизнь каждого из нас - лишь песчинка в океане времени, и потому вы без малейшей жалости уничтожаете ни в чем не виноватых людей, создаете из них Акума или просто используете в своих целях. Но Лорд Тикки Микк, вы, Нои, когда-нибудь думали, насколько простые, наивные, а порой бесконечно глупые люди важны в вашей долгой и лишенной суетности бытия жизни? Вряд ли вы сможете спокойно жить без этого.
Поднявшись, Тидолл встряхнул плащ и, обойдя Ноя и остановившись за его спиной, обернулся.
- Если бы мы не были врагами, быть может, я бы и нарисовал портрет на память. Увы, это невозможно.
Фрой поправил немного сползшие очки и неспеша направился в сторону оживленной толпы, собравшейся около лавки с самодельными сувенирами в надежде купить что-нибудь на память, чтобы никогда не забывать этот спокойный, нежный, не тронутый изматывающей войной праздник.

+3

7

     Перед тем как проститься, Маршал задал Ною вопрос: замечает ли он ценность простых людей с их глупыми и наивными стремлениями? Микк знает ответ на этот вопрос, ведь он сам старался сохранить свою человеческую сущность, ставил высокую стену между простым представителем рода человеческого и апостолом Ноя. Но теперь Тикки уже не вспоминает себя прежнего, свою, так называемую светлую сторону. Не помнит он и имена троих друзей, чье здоровье раньше так его волновало, а теперь же Ной даже не интересовался, живы ли они. Возможно, старые товарищи обратились в демонов акума или же погребены под толщей пепла игры света и тьмы.
     Нельзя сказать, что в тот момент, когда Тикки навечно остался в своей темной стороне личности, его стала заботить только Семья Ноя. Все же его забавили экзорцисты в их этом вечном служении и вере в лживого Бога. "Играть с ними", как выражалась Мечта, было одно удовольствие. Тикки даровал им свободу от бренного тела, настолько несовершенного, что не верилось в столь ничтожный замысел Творца. Но все же, при всей этой ненависти к служащим Чистой Силе людям, Микк понимал, что без человечества эта игра была бы скучна. Он получал удовольствие от самого процесса достижения результата, победы Тысячилетнего Графа над Сердцем, и кто знает, что будет, когда Семья Ноя достигнет своего и погрузит мир в очередные три дня тьмы.
     Человечество подарило миру прекрасных творцов, и один из них, художник Фрой Тидолл, только что отказался рисовать портрет Тикки Микка. И дело здесь было вовсе не в сумме оплаты за сделаную работу, а в том, что они враги. Ной не стал ничего говорить в спину уходящему Маршалу, лишь поправил цилиндр на голове и поднялся со скамейки. Когда-нибудь сам Тикки напишет портрет Маршала кровью его учеников, и картина эта будет более пугающей чем "Последний день Помпеи".
     Пока же, мужчина сохранит воспоминания о случайной встрече с экзорцистом. Хорошо, что это оказался миролюбивый Фрой Тидолл, ведь Микк не был сегодня настроен на честную игру.

+2


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Законченные эпизоды » [Канон] Иногда Беда приходит одна


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC