Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Лучший пост: Allen Walker

(Дети декабря)

В цирке старого Гизмо идеальным было всё: афиши, купол, манеж, животные, артисты. Трюки и фокусы – что-то невозможное, настоящее волшебство. Представление – яркое, фееричное шоу, распаляющее в зрителе веселье и смех, увлекающее от начала и до самого конца. Их ждали с нетерпением, билеты расходились в считанные минуты, и даже самое короткое уличное выступление пользовалось сумасшедшим успехом.

читать дальше

Лучший эпизод: House of the Rising Sun

(Sheril Kamelot, Tyki Mikk )

Последняя неделя выдалась довольно-таки тяжелой: этот противный, наглый и напыщенный индюк Бенджамин Лоуренс совсем потерял совесть. Секрета тут не было, они оба друг друга недолюбливали и старались избавиться от соперника любым способом. Однако, в последнее время все ходы достопочтенного и не очень, Лоуренса перешли все границы. Будучи пораженным и оскорбленным до глубины души происходящим, Шерил Камелот объявил конкуренту, что он сотрет его в порошок прежде, чем тот придумает свой следующий шаг. Права, война эта выглядела не так серьезно, на фоне всех тех действий, что творил Камелот относительно других стран. Всё это выглядело, скорее, как попытка самоутвердиться за счет другого, более слабого участника, но слабым становиться никто не хотел. Простые действия уже не срабатывали, было необходимо создать что-то невероятное, то, что помогло бы избавиться от Бенджамина, за исключением его смерти.

прочитать весь эпизод

History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Объявление

Господа, не забывайте, что все наши объявления теперь отображаются в БЛОГАХ СЛЕВА! Не пропустите важные новости и оставайтесь в курсе последних событий!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Канон » Плохой Санта


Плохой Санта

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://sg.uploads.ru/0SzgJ.jpg
Место: Где-то в Европе
Участники: Froi Tiedoll (29), Klaud Nine (19), Marian Cross (?)
Детали: Что может быть лучше прелестного Рождества, когда дети с замиранием сердца ждут звона бубенчиков на санях дорогого Санты? Что может быть более волнительным, чем ожидание раскрытия подарков, которые уже лежат под елкой, но их нельзя трогать до наступления нужного момента? И что может быть печальнее, когда все срывается из-за казалось бы небольшого недоразумения? Отряд экзорцистов, которые еще не успели стать маршалами, оказался в этом городе перед самым началом праздника, но кажется, что они не увидят счастливые улыбки детишек, а лишь расстроенные и грустные лица их родителей. Смогут ли они исправить ситуацию своими силами и спасти город от потери дедушки Санты?

+2

2

Предупреждение: Квест-флешбек.

Черный Орден всегда устраивал пышное празднование любимой всей Европой Рождества. В столовой переставляли столы так, чтобы они стояли у стен по краям зала, а в центр ставили огромную, нарядную зеленую елку. Ее ставили еще в начале декабря, и почти до самого Рождества все жители Ордена прятали под ее нижними ветками подарки для своих любимых и близких. Смотритель носился с отчетами о затратах в честь надвигавшегося праздника, стараясь утрясти все дела, а маршалы зачастую запрягали молодых экзорцистов украшать столовку, да и все здание, попутно рассуждая, как хорошо было в их годы и что экзорцисты сейчас не те.
Фрой собирался отмечать в Черном Ордене пятое Рождество. Он обожал этот праздник, ровно как и всю предпраздничную суету, вдохновленную рождественским настроением, кучей подарков, мягким белым снегом и сотней ярчайших сияющих огней. Для него это было время, когда старые волшебные сказки начинают исполняться, и все, чего только не пожелаешь, может сбыться. Он с замиранием сердца ждал этот праздник каждый год, начиная с самых малых лет и до последнего времени. Ведь здесь, в Черном Ордене, в месте, существующем для Экзорцистов, чья работа - спасение мира, невозможно достичь той атмосферы праздника, какая нужна любому человеку, чтобы вспомнить о доме. Да, Смотритель старался изо всех сил избавиться от возможных проблем, да и все в Ордене стремились сделать этот день как можно более уютным, но все равно все было не то. Тидолл всегда приезжал перед Рождеством к родителям, помогал им с подготовкой к празднику, а потом, когда наступало время, отмечать Рождество с любимой семьей. И каждый год с самого начала декабря Фрой вспоминал об этом. Он скучал по дому, но понимал, что запрет Ватикана нарушать не желательно, иначе можно вызвать гнев не только к себе, но и своей семье, а этого делать совершенно не хотелось. Поэтому уже пятое Рождество он пытался воспринимать, будто оно проходит дома.
Иногда судьба старается подарить приятный подарок, вырвав человека из череды обычных для него событий и заставив делать что-либо, не свойственное времени и месту. Так и вышло в этот раз, в преддверии Рождества, когда Смотритель нарочно не отправлял экзорцистов на задание, но в этот год получил срочное донесение от искателей, которое проигнорировать не смог. И поэтому на задание были отправлены Фрой и новенькая экзорцистка Клауд, с которой, конечно, Тидолл особо пообщаться не успел, но которая успела заинтересовать управление своей странной, но довольно занимательной Чистой Силой. Казалось бы, все должно было кончиться хорошо. Но это задание - далеко не единственный подарок судьбы для Фроя и Клауд. Вместе с ними на задание отправили экзорциста, ставшего маршалом буквально в этом году - господина Мариана Кросса. И эта поездка обязательно должна запомниться этим троим.
Ничто не предвещало беды. Маленький городок встретил экзорцистов нежным ароматом корицы, звоном бубенчиков и радостными лицами детей и взрослых. Акума видно не было, однако отрять искателей, ожидавший помощи, был встревожен. И целый день они патрулировали город, выискивая врагов, но никого так и не обнаружили. И тогда шаг за шагом рождественское настроение нахлынуло на них, поглотило носителей Чистой Силы, увлекло в пучину ожидания Чуда и Рождества. Фрой держал себя в руках, и вместо того, чтобы радостно носиться с фонариками и венками, лишь радостно улыбался и иногда засматривался на предпраздничные дела горожан... Близился заветный день, когда случилось это.
Акума объявился внезапно, в тот самый момент, когда Клауд и Тидолл снова отвлеклись на подготовку к Рождеству, пытаясь помочь вытащить под елку огромное разукрашенное кресло, на котором должен был сидеть Санта. Был канун праздника, и многие горожане уже вышли на улицы, чтобы позвать друг друга в гости или просто пообщаться перед наступлением нужного времени. И Санты не стало в миг, а вместе с ним, казалось, в лету канул весь праздник. Печали не было границ, но она резко прекратилась, когда в голове двух экзорцистов возник вопрос:
"... Где маршал Кросс?!"
Фрой испуганно обернулся, выискивая взглядом его рыжую голову. Неужели они с Клауд потеряли его?! Неужели с ним что-то случилось?! Неужели эта маленькая ошибка Тидолла сыграла настолько большую роль?! Сердце бешено билось, когда они с Клауд рыскали по городу в поисках...
Фрою всегда казалось, что все маршалы - объекты для восхищения и подражания. За ними хотелось следовать, на них хотелось равняться и... нет. Кросса обнаружили спящим и ужратым в хламину в одном из баров, где, как сказал владелец заведения, мужчина заседал всю ночь и продрых полдня прямо за барной стойкой.
Фрой на пару с Клауд выволакивали еле живого маршала из бара и напоролись на толпу горожан, расстроенно и горестно разыскивавших нового Санту для праздника. И решение пришло само собой.
- Вот вам Санта! - дернув плечом, на котором держался Кросс, сообщил Фрой. Они с экзорцисткой взяли костюм и превратили маршала Черного Ордена в замечаиельного Санту, спасителя местного Рождества. Да пусть начнутся настоящие чудеса!

+4

3

      Новоиспеченная экзорцистка Клауд Найн, пребывая в замечательном расположении духа, шагала по припорошенному снегом городу в новенькой форме с ярко блестящими на солнце пуговицами, которые еще не успели поистереться во время многочисленных битв и путешествий, что ей предстояли. Еще совсем недавно жизнь Найн была если не сказать, что совсем обычной, то явно лишенной какой-либо капли мистики: совершенно обычные родители, совершенно обычный бродячий цирк, совершенно обычные будни в роли дрессировщицы хищных животных. Но, с появлением в её жизни Чистой Силы в виде маленькой обезьянки-альбиноса Лау Джимина, – единственной в своем роде, к слову! – и последующего знакомства с деятельностью Черного Ордена, девушка потихоньку стала узнавать, что за ширмой обыденности кроется нечто большее, нежели она могла себе представить.
      Еловые гирлянды, украшенные золотыми колокольчиками и красными лентами, висели между домами и напоминали девушке об Ордене, неожиданно постоянном и новом пристанище Клауд, где в столовой в преддверии праздника также, как и в этом маленьком городишке, пахло елкой и свежей выпечкой, а все вокруг создавало атмосферу предстоящего праздника. Из-за того, что Найн во все глаза любовалась на рождественские украшения, она не заметила, как чуть не сбила с ног человека, отчего, насупившись и сухо извинившись, решила больше смотреть по сторонам, нежели витать в облаках. Что было правильно, ведь она здесь была не по собственной воле, а по важному заданию Ордена, которое не могло ждать, раз его выполнение не отложили до конца рождественских праздников. Несмотря на то, что Клауд находилась в Ордене уже почти полгода, она еще смутно представляла, чем конкретно ей придется заниматься, поэтому при первой возможности девушка с радостью отозвалась на сообщение об акумах в небольшом городишке на окраине страны, от которого все пытались улизнуть в преддверии праздника. Надеясь, что с этим будет быстро покончено, и она сможет вернуться в Орден к Рождеству, Найн отправилась в путь в компании двух других экзорцистов, которыми оказались мистер Тидолл и мистер Кросс.
      Но энтузиазм девушки быстро сошел на нет, когда она осознала, что ей предстоит долгое путешествие с двумя совершенно незнакомыми мужчинами. Нет, Клауд, конечно, видела их раньше в Ордене и знала по именам, но этого было мало, чтобы не испытывать совершенно глупую неловкость и стеснение в их присутствии. К тому же, Найн совсем была не уверена в своих силах и не знала, как к её возможному провалу отнесутся такие опытные экзорцисты, как мистер Тидолл и мистер Кросс, казавшиеся ей такими взрослыми и серьезными по сравнению с ней… Впрочем, мистер Тидолл оказался очень отзывчивым, но Клауд все равно испытывала неопределенного рода замешательство и страх при общении с ним, не говоря уже о маршале Кроссе, который вообще старался держаться отстраненно от экзорцистов, что Найн даже успела записать на свой счет.
      А в воздухе уже витал дух надвигающегося Рождества. На улице невесомыми хлопьями падал снег, создавая атмосферу светлого рождественского утра, когда все жило предвкушением чуда. Жители города торопились по своим предпраздничным делам, из кондитерских пахло шоколадом и корицей, а огромная ель, стоящая посреди центральной площади городка и сверху донизу покрытая яркими блестящими игрушками, была слегка-слегка припорошена снегом. Все это заставляло Клауд ощутить себя частью этого доброго маленького мира, который создавало наступающее Рождество. Казалось, что ничто не может разрушить эту идиллию.
      За всей этой предрождественской суматохой Клауд даже на секунду забыла обо всей этой незримой и не стихающей ни на минуту войне, о которой только и шли разговоры в Ордене. Но внезапно объявившиеся акума быстро опустили девушку с небес на землю, давая понять, что расслабляться ей было совсем нельзя. Конечно, Найн наивно надеялась на благоразумие этих некогда людей, которые не решаться испортить праздник в маленьком городке на окраине страны. К тому же, молодой экзорцистке все еще было дико наблюдать, как люди, – хотя она прекрасно осознавала, что это уже далеко не люди, – на её глазах превращались в безобразных монстров, пытающихся уничтожить все сущее. Разрушение во имя разрушения. Бессмысленное и причиняющее невыносимую боль зрелище.
      Впрочем, с акумами, на удивление самой Клауд, разобрались они быстро. Вернее, разобрался с ними мистер Тидолл, но это не отменяло одного печального факта, последовавшего за избавлением от угрозы для местных жителей.
      Город остался без главного символа наступающего праздника – Санты-Клауса.
      – Может, мистер Кросс сможет его заменить?.. – внезапно оброненный в пустоту вопрос Клауд был с энтузиазмом встречен её старшим товарищем по Ордену, чего совсем не ожидала юная девушка. Найн было ужасно неловко от своего предложения, потому что Кросс был среди них маршалом, что заранее внушало какой-то священный трепет перед ним. Девушка даже не могла представить, какое неудобство они могут причинить человеку этой идеей, ведь с их приезда в город она не видела маршала от слова совсем, а это могло означать, что у него были дела поважнее какого-то там Рождества.
      Но мистер Тидолл уже загорелся этой идеей. Его было не остановить: мужчина кинулся на поиски маршала, а юную экзорцистку отправил за нарядом для Санты. И все это вопреки попыткам Клауд воззвать к голосу разума и убедить, что мысль не такая уж и хорошая, какой кажется на первый взгляд.
      Собственно, красное рождественское одеяние нашлось там же, откуда недавно Клауд и Тидолл вытаскивали большое кресло, на котором под огромной елью на центральной площади должен был торжественно восседать Санта. Найн поспешила присоединиться к старшим товарищам по Ордену, которые на её удивление нашлись в единственном на весь город баре, причем один из них находился далеко не в лучшем состоянии, из-за чего Клауд еще раз пожалела о своей идее.
      Мистер Кросс был пьян, мягко говоря. Или уже отходил от алкогольного опьянения, Клауд совсем в этом не разбиралась. Но, увидев это, девушке стало невыносимо стыдно за маршала и его подобное поведение. Неужели, он совсем не понимает свалившейся на него ответственности за задание, раз позволяет себе такое поведение? По мнению Найн, подобное было недопустимо. Ведь звание маршала давалось далеко не просто так и, пусть и предоставляло какие-то особые привилегии перед Орденом, накладывало и большую ответственность! Может, это с маршалом Кроссом случилось в первый раз, и раньше он себе такого не позволял? Было похоже на то, ведь в преддверии праздника никто не хотел работать, и Найн могла это понять, но удивление и стыд не отпускали девушку.
      С огромным трудом натянув на отчаянно сопротивляющегося маршала шапку и куртку, экзорцисты потащили его к выходу из бара. Но и тут мистер Кросс не растерялся, в последний момент схватив с барной стойки недопитую бутылку вина, отчего Найн стало еще больше стыдно за мужчину, но чинить прямые препятствия подобному она побоялась.
      – Вот вам Санта! – на выходе из бара громогласно заявил Тидолл, казалось бы, буквально сияя от якобы спасенного праздника как начищенная монета.
      – Ми-мистер Тидолл, мне все же кажется, что это не лучшая идея... – робко попыталась в очередной раз воззвать к голосу разума Клауд, но все было тщетно. От пристального внимания горожан к пьяному маршалу, радостно встретивших новость о новом Санте, щеки девушки вспыхнули. Какой кошмар! Но не успела Найн подумать об этом ужасном позоре для Черного Ордена, как маршал Кросс внезапно стал падать. И явно бы упал, если бы его не поддерживали с двух сторон экзорцисты, вроде как вверенные ему в командование.
      Вытащить маршала Кросса из бара было задачей не из легких. Дотащить его через весь город к центральной площади, где, по идее, находилось кресло Санты, на котором он должен был общаться с детьми, казалось Клауд еще более непосильной задачей. Но сейчас для девушки это выглядело сущей мелочью в сравнении с тем, что последует после.
      Кажется, это Рождество запомнится местным детям надолго…

Отредактировано Klaud Nine (Сб, 12 Ноя 2016 23:26)

+4

4

Посмотрел Мариан Кросс на дичь эту заморскую, накинул рюмочку, поправил красну шапку, да пустился долой из земель этих диких, дабы не покусали дети его и звери невиданные, которых экзорцисты славные победить старались. Так и слышал люд голос маршала, что эхом раздавался на всю округу: "Да пошло оно на хуй", так и видел люд, как взмахнул он волосами красными, запрыгнул на оленя и умчался по небу в далекую даль, оставив после себя лишь счета долговые, да бабенок брюхастых, и был таков.

А мораль сея поста такова: "Нечего маршала Кросса недооценивать, ибо он умнее, да хитрее будет, ведь не зря он во дружбе с Ноем Четырнадцатым, да не зря на службе его Клоун Коронованный"

[AVA]http://s015.radikal.ru/i332/1701/12/cf6982a54dc7.jpg[/AVA]

Отредактировано Marian Cross (Сб, 7 Янв 2017 20:39)

+5

5

И имя этому "Дичь"...

      «Рождество» - последнее слово, которое Кросс услышал прежде, чем оказаться в объятиях градуса. И донеслось оно до него сквозь сон, который он помнил плохо, зато в памяти четко отложилось, как два назойливых голоса – мужской и женский, - о чем-то горячо спорили, мешая мужчине пребывать в столь приятном и радостном царстве Морфея, состоящим если не из лучшего вина, так хотя бы из неплохой настойки, которой бармен старательно поил его прошлым вечером. Это, кстати, он помнил хорошо. А вот, как оказался вне бара, нет. Где в итоге оказался, тоже. С кем – тем более. Мариан мог поклясться, что не удивится ничему и никому, однако в этот раз стало понятно, насколько маршал был самоуверен и наивен.
      «С Рождеством!» - первая фраза, с которой началось пробуждение Кросса. Едва он раскрыл глаза, как перед ними тут же замаячила толпа мелких цветастых созданий, активно разглядывающих его. Они энергично дергали своими лапками и издавали неприятные звонкие звуки, которые позже были определены как смех. Оглушительный и болезненно отдающийся в голове шум нашел отклик в плохо соображающем мозгу, и был воспринят как повод для активации Чистой Силы. Только вот потянувшаяся к кобуре рука не нащупала предусмотрительно изъятого кем-то оружия, из-за чего пришлось импровизировать.
      - Тихо! – хриплым голосом рявкнул Кросс на полквартала, отчего вокруг стихли не только смех и разговоры, но и игравшая до этого музыка, что сначала смешалась со всем этим набором раздражающих звуков.
      Наступившая и желанная тишина тут же принесла блаженство и покой, Мариан поудобнее уселся в кресле, отчего затекшее тело отозвалось приятными тянущими ощущениями, даря расслабление. 
      Стоило Кроссу успокоиться, как в его голове тут же вспыхнули эпизоды из пережитого им стресса. И оказалось, что цветастые создания – это вовсе не сонный бред, а дети. Самые обычные дети, разодетые в пестрые тряпки. В кои-то веки не веря своему сознанию, мужчина снова открыл глаза и внимательно огляделся. После чего пришел в настоящий ступор. Он был уверен, что по пьяни мог сделать всякое, начиная от массовых развлечений и заканчивая слезными просьбами о прощении у тех, кому уже были подарены праздничные долги (это никогда не случится, но нужно же каким-то образом определять степень нажратости), но оказаться в кресле Санты, в костюме Санты, в куче детей, любящих Санту… это переплюнуло все ожидания.
      Маршал Кросс мог поклясться, что у него начался нервный тик, - он чувствовал, как задергался левый глаз, - и стал немедленно выискивать в толпе хоть одну знакомую рожу, которая если станет не спасением, то грушей, на которой мужчина отыграется. И такая нашлась. Она находилась рядом с миловидным личиком той экзорцистки, о которой Мариан вчера вечером рассказывал бармену, но даже ее присутствие не ослабило недовольство.
      КросСанта решительно поднялся с кресла и на ватных ногах двинулся в сторону своих знакомых, едва не навернувшись на небольшом островке льда. К счастью, сноровка маршала не дала ему упасть: он чудом умудрился сохранить равновесие.
      Напуганные дети покорно расступались перед грозным символом Рождества, провожая его внимательными взглядами, на что Кросс недовольно скривился и стянул с себя чертов колпак.
      - Какого хрена? – хрипло спросил Мариан, остановившись рядом с Клауд и Фроем.

[AVA]http://s015.radikal.ru/i332/1701/12/cf6982a54dc7.jpg[/AVA]

Отредактировано Marian Cross (Сб, 7 Янв 2017 20:39)

+4

6

- А что, выглядит очень даже неплохо! - довольно заключил Тидолл, поправив колпак на все еще спавшем Кроссе, вразвалочку усаженном в кресло Санты. Потрепанный, бледный, рыжий и пьяный Санта - что может быть лучше для города в такой дивный денек? Разумеется, можно было бы нарядить в героя праздника самого Фроя, он хоть на дедулю не похож, но приходил в искренний восторг при виде маленьких радостных деток, которые со всей своей искренней любовью тянули бы руки к нему, называя его прекрасным Сантой. Но... Оставлять Кросса без внимания, чтобы он снова нажрался где-нибудь и уснул дай бог в приличном месте и не дай бог где-нибудь в подворотне (от этого человека можно было ожидать чего угодно!), да еще и радовать деток, попутно осматриваясь, пытаясь высмотреть акума, которые наверняка захотели бы испортить праздник всем его отмечающим... Вариант не самый радостный, по крайней мере именно таким образом рассудил Фрой, выбирая в роли Санты счастливчика маршала, который, собственно, даже не сопротивлялся, когда его переодевали в красный, подобно его волосам, костюм, натягивали бороду, колпак, обували в забавные округлые сапоги, оказавшиеся чудом идеально по размеру. Еще бы он сопротивлялся, да! Будучи пьяным до такой степени, что даже не проснулся ни разу до тех пор, пока не началось само представление.
На что рассчитывал Фрой, когда с умилением смотрел на радостных детей, пытавшихся пробудить спящего и пока не видевшего весь происходящий вокруг него беспредел Санту? Неужели думал, что вот Кросс проснется с бодуна, увидит счастливые лица детей и расплывется в нежной улыбке, с любовью поздравит всех с Рождеством и станет выслушивать пожелания и поздравления каждого малыша? Или же Тидолл надеялся, что у ужратого маршала после попойки будет такое прекрасное расположение духа, что он со снисхождением примет всю ситуацию, поймет проблему и поможет горожанам радостно провести Рождество? Или на что вообще рассчитывал Тидолл?!
Последние вопросы сами собой стали всплывать в голове с того момента, как дети окружили Кросса, и тот начал недовольно хмуриться, приходя в чувства. Эти вопросы уже не просто появлялись, а вопили и требовали ответа, когда маршал пришел в себя и ошарашенно взглянул на маленьких милых деток, даже не подозревавших, что в той рыжей голове нет еще мысли о том, что он сегодня правит этим балом. Фрой даже порадовался на секунду, что Клауд предусмотрительно напомнила ему о том, что Чистой Силой Мариана был пистолет, и забрать его было бы безопаснее. И не только для детей.
Но вот Кросс, придя в себя, громко заорал, что аж кровь в жилах застыла, и маленькая капелька неясно откуда возникшего пота скользнула по щеке. Но вот он встал на ноги и, покачиваясь, еле перебирая ногами, добрался до Тидолла и задал самый, пожалуй, логичный вопрос из всех, которые только можно задать.
- Акума убили Санту, пока вы спали, маршал Кросс, - криво улыбнувшись, произнес Тидолл, одной из рукой отодвигая от греха подальше рыженькую малышку с ленточками, вплетенными в волосы, которая, совершенно не подозревая, насколько может быть обозленным их плохо двигающийся Санта, хотела преподнести Кроссу вкуснейшее имбирное печенье на маленькой тарелочке. - Кто-то должен был спасти праздник, и мы решили, что это будете вы.
Просить вернуться Кросса в кресло Фрой не рискнул: и без того для нового Санты много потрясений, пусть хотя бы как-то отреагирует на новости.

+4

7

      Не успели экзорцисты дотащить мистера Кросса до главной площади города и усадить в кресло, как он пришел в себя. Вместе с пристальным взглядом маршала, рыскающим по толпе, который явно не понимал, где и зачем находится, в душу Клауд маленькой тенью проскользнул совершенно иррациональный страх.
      «Ничего страшного ведь не случится, верно? Он ведь не будет зол» – тщетно пыталась себя успокоить юная экзорцистка, поглядывая на, казалось бы, такого уверенного в этой авантюре мистера Тидолла. Но чем дольше продолжалось бодрствование маршала Кросса, тем больше недовольства появлялось на его лице, что могло означать что-то диаметрально противоположное мыслям Найн, отчего прокравшийся сначала маленькой тенью страх начал разрастаться, сковывая невидимыми путами по рукам и ногам.
      Это. Была. Её. Идея.
      И она была далеко не самой лучшей.
      После того как округу огласил громкий и весьма недовольный возглас мистера Кросса, потребовавшего тишины, Клауд окончательно убедилась в мысли, что им, вернее ей, как главной виновнице, явно несдобровать. Девушка, сглотнув подступивший к горлу комок, мысленно поблагодарила мистера Тидолла, который предварительно изъял у маршала пистолет.
      Конечно, в голове Клауд еще проскальзывало краткое недовольство и непонимание того, как мистер Кросс мог вести себя подобным образом. Это же было совершенно безответственно для его положения: напиваться до совершенно свинского состояния на столь важном задании Черного Ордена при двух вверенных ему в командование экзорцистах! Но эта мысль была быстро загнана страхом на задворки сознания, однако, не будь мистер Кросс маршалом, что внушало Клауд заранее некий благоговейный трепет, она бы возмутилась и, возможно, очень громко и с последствиями. Но не сейчас.
      Тем временем Кросс встал и, как было понятно по его пристальному взгляду, направленному на Фроя и Клауд, явно не за тем, чтобы поздравить собравшихся на площади детей с Рождеством. Напряжение росло с каждым шагом, каждый из которых отмерял последние секунды жизни двух трясущихся от страха экзорцистов.
      Найн не выдерживает растянувшегося, казалось бы, на столь долгие минуты ожидания неминуемого возмездия: сначала просто отворачивается от тяжелого взгляда, – который, конечно, был направлен на мистера Тидолла, но Клауд чувствовала на себе тяжелый взгляд бокового зрения Кросса, что тоже было не очень приятно, – а затем и вовсе решает спрятаться за спину своего старшего товарища по Черному Ордену, дрожа от страха и постоянно причитая:
      – А я говорила, что это плохая идея, мистер Тидолл, я говорила! – почти истерическим и плачущим голосом полушептала Клауд.
      Как только мистер Кросс шатающейся походкой добрался до двух экзорцистов, последовал краткий разговор, во время которого на мистера Тидолла еще не обрушилась вся тяжесть обвинений в подобном самоуправстве в отношении почти бездыханного тела маршала. Понимая, что сейчас неминуемо последует ругань, а её старший товарищ по Ордену подобного совсем не заслужил, ведь идея принадлежала Клауд, девушка вышла вперед и, набрав полную грудь воздуха, заговорила:
      – Это моя идея, маршал Кросс, простите, – после того, как Кросс переключил свое внимание на девушку, она потупила взгляд. Она все еще дрожала, но уже больше от того, что ей самой, какой-то новенькой экзорцистке, приходится обращаться к маршалу. – Мистер Тидолл тут не причем. Я… Я подумала, что дети сильно расстроятся из-за того, что на празднике не будет Санты, особенно после того, как он оказался акумой прямо на их глазах… – голос Клауд становился все тише и тише, пока не стал совсем едва-едва разборчивым бормотанием. Но это продолжалось совсем недолго, почти сразу же девушка вскинула голову и подняла полный невиннейшего раскаяния взгляд на маршала Кросса и продолжила: – Не вините мистера Тидолла!
      Щеки Клауд покраснели, ей было невыносимо стыдно за подобную выходку. Первое же задание и сразу такой провал! И перед кем! Перед маршалом! Клауд хотелось провалиться под землю от стыда. Она сама напросилась на миссию, все время была обузой, а теперь еще и вызвала гнев маршала. Самое ужасное первое задание, которое только можно вообразить!

+4


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Канон » Плохой Санта


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC