Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Приветствуем тебя на форуме DGM: History Repeats Itself, друг!

Ты хочешь знать, живы ли мы? Относительно. Здесь остались еще старожилы, которые неспешно играют между собой, выдумывают что-то новое и резвятся. Но былой активности на просторах форума уже не сыскать.

Нажми на кнопку РПГ-топа, чтобы подыскать себе полноценно живой форум, который будет готов принять тебя. Уверяю тебя, такие имеются.

Если же окажется, что ты не смог найти себе места на других форумах, приходи ко мне, поговорим, быть может, придумаем, что делать.

Фрой Тидолл, пока еще живой глава. ICQ: 668465737

Мы живем благодаря им:


History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Завершённые истории » [Канон] В поисках брата


[Канон] В поисках брата

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[AVA]http://s9.uploads.ru/gVXc0.jpg[/AVA]
Место: Абстрактный европейский город, за некоторое время до начала основных событий манги.
Участники: Evangeline O'Keeffe, Tyki Mikk
Детали: Эванджелин с братом, оказавшись в очередном городе, в котором, по слухам, можно найти Книжников, разделились и направились на их поиски. Ближе в к вечеру безрезультатные поиски и дождь загоняют девушку в кабак, где отдыхал свободный старатель Тикки со своими друзьями.

0

2

Таких маленьких, провинциальных городков, как этот, в Европе были тысячи, если не больше. Все они были похожи друг на друга, словно близкие родственники. В каждом – по ратуши и небольшой церквушке, по блошиному рынку и развалу с продуктами. Десяток лавчонок, несколько пабов да одно приличное кафе, которое держит дочка или жена городского головы. Попади из одного города в другой – не сразу поймёшь, что сменил место пребывания.
Но среди тысячи тысяч, именно в этом, по слухам, могли временно осесть Книжники. Что их привлекло, кроме невысоких цен на съемное жилье?
-Война будет.
К таким выводам пришел как никогда хмурый Мэтт, внимательно изучавший утреннюю газету. Дочитав колонку экстренных новостей, он великодушно сунул в руку мальчишке-продавцу заслуженный пятак, после чего спрятал ещё пахнущую типографской краской бумагу во внутренний карман пальто.
- Встречаемся в восемь у гостиницы. Постарайся не опаздывать, здесь неспокойно.
Он наклонился к сестре, пряча улыбку в её волосах, и поцеловал рыжую макушку. Мэтью нырнул в поток спешащих на рынок местных жителей и растворился среди них, словно призрак. Эванджелин же рассеянно махнула ему ладонью на прощание и направилась выполнять свою часть задания.
Найти людей, которые не хотят быть найденными. Проще распотрошить стог сена, размером со Швейцарию, в поисках цыганской иглы. Книжники умели быть незаметными и серыми, при желании они могли затеряться даже в чистом поле или безжизненной пустыне. О’Кифы знали это как никто – их поиски длились уже четвертый год. Но, согласно законам Вселенной и здравого смысла, момент, когда они всё же достигнут своей цели, когда-нибудь должен будет настать – пусть и совершенно случайно.
Желательно, конечно, чтобы это произошло поскорее.
Пыльные земляные улочки были похожи на коридоры муравейника – они всё делились и делились на более мелкие, а затем объединялись обратно в совершенно неожиданных местах. Эванджелин медленно брела по узким тротуарам и вертела головой, вглядываясь в вывески, витрины и лица. Надежда, которая должна была уже давно угаснуть за годы безрезультатных поисков, с каждым днем только крепла и становилась сильнее. Наивно было полагаться на случай и хвататься за каждый намёк, каждую нить, что была тоньше седого волоса. Но О’Кифы хватались и верили. Ева верила.
После обеда начался дождь, сначала робкий и неуверенный, но уже через полчаса ленивой мороси он неожиданно обрушился на город полноценным тропическим ливнем.  Запаниковали редкие лавочники, пешеходы спешили поскорее покинуть улицы и укрыться от непогоды под крышей. Спешила и Ева, сапоги которой не были рассчитаны на мокрую погоду. Недолго думая, она толкнула рукой ближайшую дверь и ввалилась в помещение, оказавшееся кабаком, битком набитым людом. Не лучшее место для девушки, но в непогоду, как говорится…
Осторожно ступая по засыпанному деревянной стружкой полу, Эванджелин двинулась к стойке. Крупная, немолодая женщина, споро обслуживающая клиентов и попутно успевающая с ними заигрывать, не сразу обратила на не внимания. Еве понадобилось три раза откашляться, два раза позвать и ещё два – постучать ладонью по дереву стойки, чтобы она обернулась.
- О, милое дитя, ты заблудилась?
  Ева в ответ только улыбнулась.
- Мне бы поесть и переждать дождь. Что у вас сегодня из съестного?
Сделав заказ, она попросила также налить ей чашку травяного чая. По счастью, торговали в кабаке не только пивом и наливками, что было для неё большой удачей. Дождавшись своей треснувшей в нескольких местах чашки с кипятком, девушка обняла её руками и медленно двинулась от стойки в сторону окон. В углу стоял одинокий, ещё не занятый никем стол, за которым с трудом расположились бы и двое – самое оно. 
В кабаке было людно и безумно шумно. Сконцентрироваться на том, чтобы следить и за дорогой, и за окружающими её людьми удавалось с трудом. Оттого не было ничего удивительного в том, что на полпути её толкнули, оставляя без горячего чая и треснувшей в нескольких местах чашки.
Не очень хорошее начало ужина.

+2

3

      Судьба каким-то удивительным образом забросила Тикки с друзьями в этот городок, ведь через него не проходила железная дорога, основное средство их передвижения. Работенки, пусть даже плохонькой, на пару пятаков, здесь не нашлось. Запасы денег и продовольствия изчезали крайне быстро, словно просачивались сквозь пальцы как вода или песок. У них не было возможности спать на мягких перинах, есть по первому зову желудка и делать вещи, к которым открывали дорогу деньги и положение в обществе. Зато у них была свобода и недостижмые мечты. У каждого своя. Кларк мечтал о хорошей женушке, Момо о своем тихом доме, а Изз, кажется, мечтал о игрушечной железной дороге, которую увидел за одной из стеклянных витрин магазина в другом городе. Обычно мальчик не капризничал, но в тот раз мужчинам стоило больших усилий оттащить и успокоить его.
      У Тикки тоже была мечта. Не потерять друзей, а вместе с ними и ту ниточку, что оставляла в нем эту светлую, человеческую сторону. Ведь мужчина так ценил эту жизнь почти без гроша в кармане, пахнущую дешевыми сигаретами и наполненую тяжелой физической работой.
      Постоялый дом, в котором остановились трое мужчин и один мальчик, имел при себе кабак. В нем были прогнившие половые доски, пиво, разбавленное водой, и такие же бродяги как они, но все же, здесь была крыша над головой, которая защищала от нахлынувшего на город ливня. Уже неплохо и согревало не хуже огня в камине.
Ближе к вечеру в кабаке почти не осталось свободных столов. Кларк ушел с Иззом наверх в комнату, Момо пересел за столик к группе местных трудяг для игры в покер. Облапошить таких не получится, так что Тикки оставалось заказать себе еще пинту пива, для чего он и встал из-за разом опустевшего стола.
      В помещении людей, кажется, больше чем столов и стульев, и ничего удивительного, что Микк кого-то сшиб.
- Эй, девочка, ты не ушиблась? - Мужчина сбил с дороги юную девушку, которая из-за этого выронила из рук и разбила чашку с крутым кипятком. Чувствовал он себя виноватым, все же не зря он носил очки, да только это не спасло. Собирать осколки глиняной чашки не имело смысла, пол и без того был грязный и где-то под столами валялись кости и другие ошметки еды.
      Микк, не дожидаясь ответа девчонки, покровительственно обхватил рукой ее за плечи, развернул обратно к стойке и потащил туда, решаясь извиниться в своей манере, - Что там у тебя было? Чай? Давай закажу тебе, будем в расчете.
      Подойдя к стойке, Тикки поставил на нее свою пустую кружку, порылся в кармане, и хлопнул найдеными монетами об стол.
- Элла, - он окрикнул даму, имя которой знали здесь все буквально после часа прибывания в кабаке, - чай приготовь.
      Это были ровно те деньги, которые он хотел потратить на пиво себе. Больше лишних монет не осталось, но совестливое чувство превозмогло собственное желание надраться. От Микка не убудет, если он не выпьет сейчас.
- Меня Тикки зовут, - Тики рассеяно почесал затылок, путая кудрявые волосы еще больше, и пока они ожидали заказ, повторил свой вопрос, - ты точно не ушиблась и не обожглась, девочка?
[AVA]http://s9.uploads.ru/gVXc0.jpg[/AVA]

+2

4

      Напольный натюрморт, состоящий из разбитой чашки, нескольких окурков, пары куриных костей и выпавших из чьих-то тарелок кусков картошки можно было бы смело называть: «Жизнь и удивительные приключения Эванджелин О’Киф». Вот преследовавшие её на протяжении последних десяти лет лишения, вот – потери, разбитое после гибели Учителя сердце и втоптанное в грязь детство. Застыв над этой тривиальной, но отчего-то слишком символичной миниатюрой, Ева как никогда мечтала научиться писать маслом. Возможно, даже нашлись бы ценители, которые купили это великолепие за неплохие деньги.
      Порассуждать с самой собой о перспективах освоения ремесла художника ей не дали. Виновник падения треснувшей чашки обнял её за плечи и настойчиво потащил за собой к стойке, по пути не умолкая ни на секунду. Он интересовался её самочувствием и предлагал заказать новый чай взамен бесславно погибшему.
      До чего странный малый, обычно посетители подобных заведений только хамят да грубят всем, даже если виноваты на всю тысячу процентов. Ещё и одет, как типичный рабочий, ладони все в мозолях, хватка крепкая – явно занимается неквалифицированным, но очень нелегким трудом. В очках, зрение хромает. Наверное, поэтому и сбил её.
      Всё это было настолько странно, что Ева даже малость опешила. Она покорно позволила отконвоировать себя к хозяйке заведения – так вот как её зовут, Элла! - и заказать новую чашку чая взамен предыдущей. Незнакомец держался уверенно, даже выуживая из карманов потертую мелочь. Интересно, станет ли таким же через несколько лет её Мэттью? Будет ли так же уверен в себе? Начнет ли курить папиросы или предпочтёт им трубку, которой любил дымить Учитель?
      Пока они дожидались выполнения заказа, Эванджелин рассеянно осмотрела ладони на предмет повреждений. Не красные, не болят, значит, кипяток вылился в обратную от неё сторону. Надо же, повезло. Поймав на себе взгляд незнакомца, она поняла, что всё это время молчала, погруженная в себя и свои нелегкие думы. А ведь он задавал ей вопросы, и даже представился. Невежливо как-то выходит.
      Пару раз моргнув, она ответила.
- Я не девочка. Меня Ева зовут. - Она протянула в сторону незнакомца свою ладонь, демонстрируя ему чистую кожу, испорченную только тонким светлым шрамом, идущим прямо поперек линии жизни. - И я в порядке. Спасибо за то, что купили ещё чая.
      Незнакомец – Тики, что за чудное имя, испанец, португалец? – был высок ростом и немного сутул. Ева осмотрела его с ног до головы, отмечая про себя, что не чувствует явной угрозы. Он не выглядел аферистом, грабителем или насильником. Просто рабочий, которому совестно за напрасно потраченные ею деньги. Скорее всего, в городе он временно, приехал на заработки. Но если Тики здесь давно, то должен знать город. Не красивую его обертку, а, скрытый от глаз туристов и случайных гостей, настоящий ХХ, с притонами, мошенниками-менялами и торговцами дешевым контрабандным табаком.
      Мысленно взвесив все «за» и «против», Эванджелин решила..
      Когда Элла протянула им чашку с дымящимся кипятком и попросила подождать ещё пять минут с ужином, Ева в ответ только улыбнулась. Она внимательно осмотрела новую тару, повертела её в руках и озвучила вердикт:
- На этой чашке трещин меньше – значит она и проживет дольше.
      Кроме малого количества этих самых трещин, на пухлом боку чашки имелся рисунок в виде…коровы, возможно. В любом случае, это было животное, которое щипало траву. Ева подула на кипяток и улыбнулась новому знакомому.
- Я правда благодарна Вам за то, что вы повели себя как настоящий джентльмен. Если Вы, господин Тики, поможете мне без происшествий дойти до вон того столика в углу, - она указала пальцем на стол, к которому шла с самого начала – то я буду обязана в ответ угостить вас пивом.
      Она не выглядела так, будто была дочерью торговца или имела при себе большие деньги. Дорожный плащ в паре мест имел заплаты, простое платье, как и сапоги, все были в пыли. Еве держалась достойно, но старалась не выглядеть слишком самоуверенно – это могло вызвать у Тики антипатию.
      Не дожидаясь его ответа, она обернулась к Элле, которая как раз поставила перед ней миску с мясом и запеченным картофелем. Всё с той же вежливой улыбкой, Ева попросила её наполнить кружку Тики пивом и положила на стойку пару монет.
      Махнув новому знакомому ладонью, она взяла миску и двинулась к своему столу.

+2

5

     «Господин Тикки» звучало как-то неправильно, расходилось с действительностью. Какой из него господин? Путешествуя из одной части Европы в другую, он не раз встречал тех самых джентльменов, к которым его отнесла эта девчонка. Тех самых галантных, в идеально сидящих костюмах, в ботинках, к которым, кажется, ни когда не прилипнет и пылинка. Микк был не чета им, он даже языки знал плохо, лишь португальский и английский. Но чем дальше они отдалялись от Центральной Европы, тем чаще встречались города, где англоговорящий человек – редкость, или у него страшный акцент, что доставляло немало хлопот. Приходилось изъясняться на английском, часто вперемешку с ломаным немецким, и добавлять в свою речь те пару слов, которые он знал из местного языка. Мужчина даже не был уверен, что верно истолковывал эти слова и правильно их применял, но всегда улыбался и всеми силами старался донести цель разговора. Тикки большую часть своей жизни жил в портовом городе Португалии, и слышал речь заграничных моряков и торговцев, но никогда не проявлял интереса к изучению языков. Об этом он успел пожалеть уже несколько раз.
     Теперь ребят радовало, что почти все в этом городе разговаривали преимущественно на одном с ними языке, и это было одной из причин, почему они остались в этом городке без работы, дольше, чем это было возможно.
     Когда хозяйка заведения наполнила его кружку, мужчина двинулся следом за девушкой и, оказавшись за столом, сделал глоток, разом осушив кружку почти на треть.
- Ева? – дождавшись когда собеседница оторвется от активного постукивания деревянной ложкой по миске и обратит свое внимание на него, Тикки продолжил, - Спасибо за это пойло, хотя оно не стоит этих денег, - он навалился на спинку стула и начал покачиваться на задних ножках, ещё больше расшатывая и без того хлипкий предмет мебели.
     Девочка не выглядела одной из местных, весь ее вид говорил, что она уже долго в дороге. На сапогах была дорожная пыль, а где-то в подошве забилась красная глина, совершенно не характерная для этой местности. Улыбка, безусловно, красила ее веснушчатое лицо, но усталый взгляд выдавал то, что новая знакомая сильно устала, и ей требовался отдых.
- Может, я могу еще чем-то помочь? Например, организовать ночлег для тебя и твоих спутников, если потребуется. Ты ведь не одна, а с родителями, верно? – Тикки достал из кармана скрученную ранее самокрутку, и попытался выпрямить её. Мужчина надеялся, что своим взглядом из-за стекла очков не смутил юную девушку, которую он разглядывал.
     Еве, судя по юному личику, было не больше пятнадцати лет. Да, в их неспокойное и военное время многие дети оставались без присмотра, но Тикки все же надеялся, что девочке повезло. Они с Кларком и Момо подобрали в свою компанию Изза несколько лет назад в одном из шахтерских городов. Город и шахту выкосила чахотка, и родители мальчика «сгорели» от этой болезни. Что-то тогда дрогнуло в сердцах трех мужчин, и они взяли паренька с собой. Это походило на то, как бездомный брал под свою опеку дворнягу: от него не убудет, а вдвоем веселее.
     Сейчас, когда Тикки сидел напротив Евы, он чувствовал нечто подобное. Чем-то она напоминала ему Изза, и от этого ей хотелось помочь. Но по мере своих скромных возможностей, конечно. Завтра ему предстояло отправиться с компанией в соседний город, что находился в паре десятков километров отсюда. К концу дороги Изз, как всегда, начнет сдавать, и мальчика придется тащить на своих плечах вместе с дорожным мешком.
[AVA]http://s9.uploads.ru/gVXc0.jpg[/AVA]

+2

6

      Только опустившись на скрипящий стул Ева поняла, насколько проголодалась. За окном уже вечерело, а у неё за весь день во рту не было и макового зернышка, не считая пары глотков отвратного и почему-то соленого кофе. Принюхавшись к содержимому тарелки, она взяла на пробу одну ложку «фирменного местного блюда» и чуть не обожгла рот. Пришлось подождать несколько минут, прежде чем приступить к первой за день трапезе и, как оказалось, О’Киф не суждено было сегодня остаться сытой.
      Картошка была разварена до стояния каши, и с этим вполне можно было бы смириться, так как Мэтт вообще через раз сжигал всё, что пытался приготовить. Но мясо, мясо было сдобрено специями сверх всякой допустимой меры, и оттого становилось совершенно несъедбным. Уже от одного небольшого кусочка во рту разгорелся форменный пожар, а на глазах выступили слёзы. Откуда в этой глуши вообще взялись заморские пряности и кто дал их в руки Элле?
      Поковырявшись в тарелке, Ева с кислой миной на лице принялась заниматься своим любимым делом – разделением блюда на ингредиенты. К одной стеночке отправлялась съедобная часть ужина, ко второй – та, что достанется местным бродячим собакам. Если они, конечно, станут это есть.
- Мм? – Тики вновь её благодарил. И правда, что за удивительный человек. Она улыбнулась ему и вернулась к своему увлекательному занятию. – Пожалуйста. 
      Спустя пару минут опасное для жизни мясо было отделено от основного ужина и Ева, наконец, смогла поесть. Вот же ещё одна странность, в картошке специи не чувствовались совсем. Как она это готовила? Нужно было осторожно поинтересоваться, вдруг пригодится в будущем.
      Сделав глоток слабенького, похожего больше на окрашенную воду чая, она подняла взгляд на сидевшего напротив Тики. Мужчина расслабленно раскачивался на стуле и смотрел на неё поверх толстых, мутных стёкол очков. Под одной из линз она заметила аккуратную, идеально круглую точку родинки. Странно, и как сразу не обратила внимание.
- Что-то вроде того. – Вопрос про родителей заставил её слегка напрячь плечи. Врать Ева не умела, но открывать все карты перед незнакомцем было как минимум опрометчиво. Она могла и ошибиться на его счёт, она могла обманчиво принять убийцу и вора за безобидного рабочего. С этими людьми ни в чем нельзя быть уверенными, так Учитель говорил. -  В ночлеге мы не нуждаемся, но благодарю за искреннее предложение.
      Ева вновь улыбнулась, немного вымученно и сделала ещё пару глотков чая. Взгляд её неотрывно следил за пальцами Тики, непривычно длинными, чистыми для человека, который целыми днями должен был работать руками. Как у уличного фокусника, или скрипача. Мятая самокрутка, которую он вертел между этими самыми пальцами, сыпала во все стороны дешевым табаком.
      Укорив саму себя за тягу к стереотипному мышлению, Ева отправила в рот ещё один кусочек картошки и тут же поморщилась – этот оказался сыроватым.
- На самом деле, я была бы безумно благодарна вам за помощь другого рода. – Она отодвинула в сторону полупустую тарелку и поставила на стол локти. Треснутая чашка грела ладони. – Мы с моим спутником договорились о встрече, однако, за окном уже не так солнечно, как было пару часов назад, а на улицах немного неспокойно. Если бы вы согласились составить мне компанию и проводил меня до ратуши…
      Закончить предложение она не успела – за одним из соседних столов раздались громкие, несвязные вопли, а следом за воплями последовал взрыв не совсем приличного хохота. Поднабравшиеся после тяжелой смены трудяги вовсю обсуждали женские прелести. Эванджелин молча покачала головой и сделала ещё один небольшой глоток безвкусного чая. Кострище во рту по прежнему не желало утихать.
- В любом случае, вы не обязаны соглашаться. Однако, ваша помощь была бы неоценимой.
      Назвать свой поступок иначе, чем опрометчивым и даже немного глупым, она не могла. Тики был почти в два раза её старше, на полторы головы выше и порядком сильнее. При желании, он мог легко её скрутить или завести туда, откуда Ева уже не сможет выйти. С другой стороны, ничто не мешает ей, в случае малейшей опасности, достать из внутреннего кармана плаща любимый складной нож. Или просто убежать. Это она умела делать практически профессионально. 
      Тики мог знать город. И это информация была для неё важнее, ценнее собственной безопасности.

+2

7

     Покачиваясь на стуле, Тикки слушал в пол-уха разговоры за соседними столами. За тем, что играли в покер, сидел его друг Момо и рассказывал историю о своих любовных похождениях. Игра шла не на деньги, а на пикантные истории. Ту историю, что рассказывал сейчас Момо, выдумал Тикки; он и сам не прочь был бы потравить эту байку. Слушая ее в очередной раз, Микк улыбался особо сальным моментам. Когда люди за соседним сталом разразились громким хохотом, у Тикки на лице растянулась совсем уж довольная улыбка. Эта выдуманная история всегда пользовалась успехом в незнакомых компаниях, и не грех было повторять ее снова и снова.
     Но, наблюдая за тем, как Ева нехотя разделывается со своей едой, довольная ухмылка сползла с лица мужчины.
- Ты чего в еде ковыряешься? Какая разница, какие помои ты жрешь, когда отдала за них свои кровные деньги? - Недовольно проговорил Тикки, наконец-то зажав между губами самокрутку и поджигая её кончик.
     Он часто ругал маленького Изза за подобное отношение к еде. Сам Микк готов был съесть любые помои, которые дают. Такое отношение к пище выработалось у него благодаря долгому бродяжничеству и «железному» желудку. В их компании оставшуюся еду без возражений доедал он, словно дворовый пес, которому перепадали объедки с хозяйского стола.
     Когда Ева попросила Микка проводить ее, Тикки наконец-то перестал качаться на стуле и сел ровно, чуть сблизившись с девушкой, и взглянул на нее поверх очков, которые сползли с переносицы.
- То есть темных улиц ты боишься, а меня нет? - заговорщицким шепотом проговорил Микк, и выдохнул изо рта сизый табачный дым, - Черт с тобой, бесстрашная девочка, провожу тебя, только пиво допью.
     Тикки поднялся со стула, убрал самокрутку и в несколько глотков допил светлое пиво. На вкус оно было как моча с водой, без горчинки, и совсем без пены. Микк зарекся пить это пойло, если еще когда-нибудь будет в этом городке.
- Момо, я тут девочку провожу и вернусь, не теряй, - Тикки похлопал товарища по плечу и поймал его сальный взгляд, - Да чтоб тебя, я даже не думал, - мужчина отвесил другу подзатыльник и пошел вслед за девушкой. В голове отдавались три пинты местного пива, но Тикки постарался идти прямой походкой и все же намеревался проводить девушку.
- Постой, я же пошутил, куда убегаешь. Не обращай внимания на моего друга, я серьезно не причиню тебе вреда. Ты слишком маленькая и напоминаешь мне малыша Изза. Я немного пьян, но ты же простишь маленькую слабость простому работяге? – Тикки как можно более добродушно улыбнулся Еве, затем затянулся почти дотлевшей самокруткой и с кулака открыл тяжелую входную дверь, пропуская девушку первой.
- Я провожу тебя до ратуши, если ты расскажешь, как зовут твоего спутника и куда вы держите путь. Чтоб я знал, с кого потом спросить жизнь прекрасной Евы.
[AVA]http://s9.uploads.ru/gVXc0.jpg[/AVA]

+2

8

      Мясо всё-таки досталось собаке.
      К их столу подошла блохастая дворняга, водя своим мокрым носом по влажной соломе и древесной стружке, покрывавшим земляной пол кабака, и ткнулась мордой в сапог Евы. Та, обратив на грязную, нечесаную псину своё внимание, поставила перед беднягой миску со своей порцией, игнорируя бурчание Тики. Наблюдая за ужасно худой, - странно, здесь же каждый день едят сотни людей, – нечесаной собакой, жадно поедающей практически несъедобное мясо, Ева думала о том, чтобы забрать несчастное создание с собой и хорошенько его отмыть. Жаль, Мэттью её благородных порывов не поймёт и не примет. Она с детства мечтала иметь собаку.
      Наклонившись, Ева легонько потрепала псину по загривку и улыбнулась в ответ на её довольное тявканье.
- Я не бесстрашная. - Она и сама не поняла, кому и зачем это сказала. Собака виляла облезлым хвостом и смотрела на неё глазами, добрее которых Эванджелин раньше не видела. Кончик носа чесался, желание избавить лёгкие от редкого, но невероятно едкого дыма было просто нестерпимым. – А тебе стоит купить другой табак для самокруток.
      И тут же чихнула, прикрыв рот и нос ладонями.
      Отряхнув плащ, она поднялась на ноги и медленно направилась к выходу. Лавировать между хаотично растравленными столами и стульями, на которых сидели размахивающие руками пьяные работяги, было трудно даже без посуды в руках. Пару раз ей пришлось резко уходить в сторону, чтобы не быть облитой пивом, и ещё пару – чтобы не получить по лицу.
      Длинноногий Тики отстал от неё на пару шагов, чтобы попрощаться со своими приятелям. Уже порядком поддатый, он начинал нести всё, что было на уме, и это на какой-то миг заставило Еву всерьез задуматься о собственном душевном здоровье. Зачем нужно было угощать пивом и так не совсем трезвого взрослого мужчину, а затем предлагать ему проводить себя? Вроде же не полная идиотка.
      Да уж, получит она от Мэтта, когда он увидит их с Тики рядом. Или хорошенько посмеётся, а потом всё же отвесит ей подзатыльник, для профилактики.
      На выходе из кабака её новый знакомый практически по-джентльменски открыл перед Евой дверь, девушка в ответ даже благодарно кивнула ему головой.
- Иногда быть «слишком маленькой» бывает полезно. – На улице было темно и сыро, с неба капала редкая, робкая морось. Эванджелин вдохнула полной грудью тяжёлый, напитанный озоном воздух, и решительно перепрыгнула через образовавшуюся у дверей кабака лужу. – Наверное, я покажусь тебе наивной или странной, но я верю тебе, простой работящий парень в очках.
      Эванджелин медленно двинулась в сторону ратуши, внимательно смотря себе под ноги. Уличных фонарей в безымянном городишке было мало, из окон лился робкий, бесполезный для двоих пешеходов свет. Коварные лужи умело прятались в тенях, иногда девушка успела заметить их в самый последний момент.
      Самое время задуматься о покупке новых сапог, взамен прохудившимся.
- Спрашивать мою жизнь? Надеюсь, до этого не дойдет. – Она развернулась к идущему позади Тики и медленно зашагала спиной вперед. Под ногами была крупная брусчатка, а значит, луж пока можно не бояться. – Его зовут Мэттью. И он защищает свою «слишком маленькую» сестру от тех, кто хочет её обидеть.
      Рассказывать ли случайному прохожему больше? Наверное, не стоит. Даже если Тики действительно неплохой, честный парень, - рассказывать о себе полузнакомым людям не в её стиле. В любом случае, она улыбнулась Тики, лицо которого в бедном свете коптящих уличных фонарей походило на размытую тень. Интересно, видит ли он сейчас хоть что-нибудь в своих толстенных очках?
- А что насчёт тебя? Тики. – Она произнесли его имя медленно, со вкусом, будто перекатывая его на языке. Звучало необычно, но красиво. – Ты испанец, португалец? Как оказался здесь? Должна же я знать, с кого спрашиваю свою жизнь.
      Ева сошла с мощеной дороги на земляной тротуар и принялась прыгать между небольшими лужицами, натекшими с крыш жилых домов. Выждав немного, она решила закинуть удочку.
- И много ли в городе подобных кабаков?
Мимо пронесся, скрипя несмазанными колёсами, дилижанс, и обдал их с Тики грязной водой. Возница что-то неразборчиво крикнул и скрылся вместе с транспортом за поворотом, редкие прохожие не обратили на инцидент никакого внимания.
      Ева только вдохнула и снова отряхнула плащ. Как говорится, самолюбие пострадало сильнее – она успела отскочить в сторону.

Отредактировано Evangeline O'Keeffe (Пн, 1 Авг 2016 22:55)

+3

9

     На замечание Евы о необходимости сменить табак, Тикки лишь сильнее затянулся. Он не придерживался какой-то определенной марки табака, просто брал самый дешевый в городе, причем всегда разный. За свою жизнь он перепробовал так много табака, что не назвал бы именно этот табак самым ужасным и не поторопился бы сменить, бывали и хуже. Микк курил с подросткового возраста, благодаря чему потерял часть обоняния и приобрел стойкий запах табачного дыма от волос и светлой кожи, и уже в этом разбирался.
     Мужчина перешагнул через лужу следом за девушкой и оказался на вечерней улице городка. Она была одной из центральных и вела приямком к ратуше, стоящей в двадцати минутах ходьбы. Но этого было бы достаточно Тикки, чтоб рассказать о себе. Поравнявшись с девушкой, мужчина выдохнул облако сизого дыма и вновь заговорил, вынув сигарету изо рта.
- У тебя есть брат? Это замечательно, что столь юная особа, как ты, идет по жизни не одна. Тогда я за тебя спокоен. Что же до меня, у меня тоже есть семья. Это мои друзья, Момо, ты видела его за соседним столом, он играл в покер, а ещё Кларк и малыш Изз. Не знаю, как уж нас свела с ними жизнь, но я очень ими дорожу. Кстати, ты почти угадала, я португалец. Была когда-нибудь в этой стране? – Тикки заглянул в лицо девушке, чтоб прочитать эмоции, узнать ответ на свой вопрос, не услышав слов, - Нет? Девочка, направляйся туда с братом скорее, там потише и поменьше этой войны и крови. Самое место для такой, как ты, бледной, словно поганка.
     Португальское солнце сильнее бы раскрасило веснушками лицо девушки, отмечает про себя мужчина. Ева приобрела бы загар, который наверняка пошел бы к её зеленоватым глазам. Ох, и тяжело придется её братцу, отбивать такую красавицу от каждого встречного мужчины.
     Микк больше следил за Евой и за тем, чтоб не наступить в одну из многих луж, появившихся после ливня. Из-за этого он не заметил проезжающий мимо дилижанс, и его окатили с ног до головы брызгами грязной воды. Тикки не верил в судьбу, карму и прочий бред, но это явна была плата за бесплатное и безвкусное пиво.
     Португалец громко выругался, не стесняясь в выражениях о том, что он бы сделал с этим возницей. Оглядев себя и девушку, Микк пришел к заключению, что основной удар он принял на себя и свои светло-песочного цвета штаны. Безусловно, Тикки был расстроен и раздосадован, но пар он уже выпустил, а штаны давно было пора придать воде и мылу. Откинув щелчком пальцев потухшую сигарету в сторону, Микк неопределенно пошевелил бровями.
- В общем, к чертям, в пекло этого возницу… Что ты там спросила? Про кабаки? Это тебе точно не в этот город, девочка. Здесь всего три кабака, один держит отец Эллы, мы в нем были, два других принадлежат братцам Восс. Один из них проехал, кстати, только что. Даже не спрашивай, откуда я это знаю, о них я уже наслышан, хоть и в городе, наверное, не больше твоего.
     Взглянув вперед, Тикки увидел в свете фонарей городскую ратушу. Здание стояло на небольшой площади и слегка возвышалось над остальными домами. К великому удивлению мужчины, рядом с ратушей не было ни одной живой фигуры, лишь одинокие фонари. Он оглянулся назад, подмечая, что по улице все же шли одинокие прохожие.
- Ты уверена, девочка, что твой брат должен тебя ждать у ратуши? Ты ничего не напутала? – Тикки сунул руки в широкие карманы и немного затормозил, пропуская девушку вперед.
     « - Сейчас ещё начнет паниковать, плакать, хныкать чего доброго. А мне её успокаивать. Зачем соглашался проводить?» - уже здраво и трезво рассуждал Микк. Прохладный воздух сбавил градус опьянения и теперь мужчина начал адекватно оценивать сложившуюся ситуацию, прикидывая варианты действий и продумывая, как успокоить девушку, если это бы потребовалось сейчас.
[AVA]http://s9.uploads.ru/gVXc0.jpg[/AVA]

+3

10

      Было в ночном городе своё особое очарование. Без будничного шума, десятков, сотен голосов своих жителей и извечной толкучки, он открывался с новой, неизвестной ранее стороны. Словно снимал вечерний туалет и представал перед любопытными взглядами полуночников в одном нижнем платье - свободный, настоящий, искренний.
      Даже воздух в нём становился другим, чистым – без специфичного дневного парфюма, от которого порой хотелось закрыть нос обеими ладонями.
      Мокрый подол плаща лип к влажным сапогам, под каблуками этих самых сапог чавкала уличная грязь. Мелкая морось прекратила портить ей настроение, но уже успела навредить здоровью – Ева чувствовала, как её прошибает ознобом. Если через пару часов не переоденется в сухое, то сляжет с простудой и насморком.
- Португалия. – Она прикрыла на миг глаза, представляя страну, окруженную ласковыми объятиями солнца. Торговля международного масштаба, активное освоение новых территорий и колонизация неизведанных земель, просоленный воздух и бесконечная суматоха. Да, в каком-нибудь далёком, практически недостижимом будущем это было бы прекрасно. Ну, увы, не сейчас. – Благодарю за совет. Думаю, это будет интересным приключением.
      Впереди уже виднелись острые шпили ратуши, выглядывающие из-за низких крыш однотипных жилых домов. Времени для разговоров оставалось не так много, но Тики, - будь благословенно его желание помочь - с радостью начал отвечать на её вопросы, словно заранее их ждал. К сожалению, сказанное португальцем лишь ещё сильнее испортило настроение Евы.
      Если в городе так мало злачных мест, значит служителям Истории попросту незачем здесь находиться дольше пары вечеров – пары подслушанных солдатских историй Книжникам будет достаточно для продолжения пути. А значит, они с Мэттом лишь зря потратили целый день на беготню. Одна надежда на то, что брату повезло больше, чем ей, и в одном из оставшихся двух кабаков он напоролся на действительно крупную рыбу. В противном случае, они, скорее всего, пойдут следом за рекрутированными солдатами в сторону окопов и деревянных баррикад. «Подальше от войны» - не их судьба.
      Тем временем, они вышли на просторную, ухоженную площадь, в центре которой стояла узкая ратуша.
- Да, я совершенно точно уверена, что мы договорились встретиться именно здесь. – Ева покрутилась на месте, выискивая взглядом знакомую долговязую фигуру в потертом пальто. На площади было практически пустынно. Мимо пробежала тощая кошка, где-то томно хихикала парочка девиц не самой престижной профессии. – Скорее всего, он просто задержался.
      Озноб становился всё сильнее. Ева обхватила себя руками, чтобы не задрожать совсем уж явно и снова завертелась на месте, щуря глаза. Фонарщик уже начинал тушить свечи в уличных фонарях, на площади медленно становилось всё темнее и темнее. Эванджелин стояла рядом с Тики и притопывала ногой, постоянно повторяя себе под нос: «Сейчас придет, сейчас, сейчас он придёт». Ожидание делало её нервной, внутри рос и медленно раскрывал свои лепестки цветок страха за родного человека. Неужели Мэтт не просто так задержался? Неужели с ним могло что-то случиться? В какую сторону идти, где искать брата – она не знала. Но, возможно..
- Слушай, Тики. Этот кабак, про который ты говорил…
      И тут она услышала торопливые, гулкие шаги. Мэттью буквально вылетел из-за ратуши, весь растрепанный, раскрасневшийся, в расстегнутом, залитом пивом пальто. Брат рассеянно махнул рукой и зашагал в их сторону. С каждым шагом его беззаботная, пьяная улыбка становилась всё более блеклой, пока тонкие брови не сошлись на переносице, а ладони не сжались в кулаки.
- Могу я узнать, что вы делаете рядом с моей сестрой?
      Ева не дала Тики ответить. Она раскрыла объятия и обхватила пропахшего дешевой выпивкой брата поперек груди.
- Мэтт, ты дурак, я же тебя заждалась. А если бы ты ещё задержался? Узнал что-нибудь?
      Мэттью только поджал губы. Холодный взгляд его был по-прежнему прикован к Тики.
- Пусто, совершенно. Пошли, уже комендантский час объявили, а ты совсем замерзла.
      Он взял её за руку и настойчиво потянул за собой, прочь от площади. Ева только устало вздохнула, решив оставить разборки с любителем пива на потом. Если он позволил себе опьянеть, значит был повод. Скорее всего, расспрашивал местных рабочих.
      Резко развернувшись, она полезла подрагивающей от холода ладонью в сумку. На самом её дне лежала сущая безделушка – оловянная статуэтка солдатика. Игрушечный воин держал наголо шпагу и призвал своих собратьев поскорее вступить в бой. Нащупав вещицу, Ева окликнула Тики и кинула статуэтку ему.
- Спасибо, простой рабочий парень Тики. Думаю, малышу Иззу это понравится. Удачи тебе, и всё-таки купи сигареты получше.
      Она махнула португальцу ладонью и улыбнулась на прощание. Обвив руку брата обеими ладонями, Ева последовала следом за бурчащим что-то под нос Мэттом. Переживал за неё, конечно. Но и она не меньше.
      Всё позади, они снова идут вместе рука об руку. А остальное не имеет никакого значения.

Отредактировано Evangeline O'Keeffe (Вс, 14 Авг 2016 21:56)

+2

11

     Успокаивать девушку не пришлось, ведь её брат совсем скоро вылетел нетрезвой походкой из дверей ратуши, а Микк уже начал продумывать, с чего начать свое предложение и как приободрить Еву. В голове не находилось ничего лучше, чем «Девочка, давай подождем ещё немного, может он застрял между длинных ног какой-нибудь барышни, и сейчас уже бежит по улице, одеваясь на ходу». Её бы наверное это немного разозлило, но определенно отвлекло ненадолго от тяжелых дум.
     Тикки оглядел с ног до темной макушки головы новоявленного брата Евы, и хмыкнул себе под нос. Когда говорят, что у девушки есть старший брат, представляется нечто похожее больше на шкаф из горы бугрящихся мышц, со злобным взглядом и грубым голосом. Здесь же перед ним стоял обычный парень, хоть и обладал он тем самым злобным взглядом, так присущим всем старшим братьям цветущих и юных дев, но был пьян и явно переоценивал свои силы. Голос у паренька тоже был далек от раскатистого баса, это Микк оценил, когда его спросили, что он делал с его сестрой. Мужчина собирался уже ответить, но с губ даже не успел сорваться первый звук, как его опередила Эванджелина. Порядком опешив, мужчина решил не встревать в разговор двух родственников, посчитав это не тактичным. Ведь сам он знал, что не имеет никаких дурных намерений на счет девушки, да и она, похоже, в это верила.
- Спасибо, простой рабочий парень Тикки. Думаю, малышу Иззу это понравится. Удачи тебе, и всё-таки купи сигареты получше, - с этими словами Ева кинула в него что-то маленькое, но увесистое, что не улетело с порывом ветра по иной траектории, а попало ровно в открытую ладонь Микка.
     Не взглянув даже на вещь, что он сжимал в своей руке, Тикки крикнул уходящим вслед:
- Эй, Мэттью, береги сестру! Увези её подальше от войны! – на его окрик ещё раз обернулась Ева и тепло улыбнулась, за что была одернута братом за руку, и они продолжили свой путь уже не оборачиваясь.
     Ночь принесла с собой холодный завывающий ветер, пробирающий до костей. Брат с сестрой были гораздо умнее его, раз ходили в плащах, а он, дурак, опять разгуливает в тонкой хлопковой кофте. В слабом свете звезд и одиноко залитых желтым светом окон домов, в предмете, что кинула ему Ева, можно было легко узнать очертания оловянного солдатика. Тикки провел пальцами по рельефу фигуры игрушки, и затем убрал в глубокий карман штанов, чтоб не потерять. Да, солдатик определенно бы понравился мальчику, здесь Ева угадала, даже не познакомившись с ним. Все мальчики любили солдатиков, возможно правда уже не в возрасте Изза, ну да черт его знает, игрушечную железную дорогу ему же надо было.
     Чуть тряхнув головой, откидывая в сторону лезущую в глаза отросшую челку, Тикки пошел по брусчатой дороге подальше от того места, где он распрощался с новыми знакомыми. Мужчина не знал, хотел бы он ещё встретиться когда-нибудь с этой Евой, к которой успел почувствовать такую же покровительственную привязанность, как к малышу Иззу. Но он определенно знал, что лучше бы им было повстречаться именно с простым рабочим Тикки Микком, чем с кем-либо другим.
     Опустив руки в карманы, португалец нащупал коробок спичек и принялся его крутить. Курить не хотелось, особенно эти паршивые самокрутки, которые почему-то резко опротивели ему. Но ничего иного в этой части своей жизни он позволить себе не мог.
[AVA]http://s9.uploads.ru/gVXc0.jpg[/AVA]

+2


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Завершённые истории » [Канон] В поисках брата


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC