Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Приветствуем тебя на форуме DGM: History Repeats Itself, друг!

Ты хочешь знать, живы ли мы? Относительно. Здесь остались еще старожилы, которые неспешно играют между собой, выдумывают что-то новое и резвятся. Но былой активности на просторах форума уже не сыскать.

Нажми на кнопку РПГ-топа, чтобы подыскать себе полноценно живой форум, который будет готов принять тебя. Уверяю тебя, такие имеются.

Если же окажется, что ты не смог найти себе места на других форумах, приходи ко мне, поговорим, быть может, придумаем, что делать.

Фрой Тидолл, пока еще живой глава. ICQ: 668465737

Мы живем благодаря им:


History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Завершённые истории » [Канон] А рис где?


[Канон] А рис где?

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

http://i90.fastpic.ru/big/2017/0219/af/7ef2f4d2c5be271b9837bbf702e2c9af.png
Место: Азиатское подразделение Черного Ордена
Участники: Bak Chang, Noise Mariе
Описание: по стопам рисовых эпизодов. Больше, еще больше!
Где выращивают и готовят самый лучший в мире рис?
Правильно, в Азии.
Мари, волею судеб, долгое время вынужден был им питаться, пока не набрался сил после ранения и не смог вернуться к продолжению своей экзорцистской миссии.
Но этот прекрасный рисовый вкус даже спустя долгие годы не удается забыть...


Лучший эпизод за январь-февраль по версии игроков форума.
Рекомендован к прочтению и перепрочтению.

Отредактировано Bak Chang (Пн, 20 Фев 2017 01:07)

+1

2

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

Пару часов, несмотря на то, что дел в огромном подразделении было невпроворот, Чан уделил новым, поступавшим время от времени и опускавшимся в один из ящиков его рабочего стола, чертежам и наброскам. Их было не очень много, поэтому, чтобы экономить время и оставаться наиболее продуктивным, он пытался собирать эти жалкие крупицы в некоторую худенькую стопку, что доставать не стыдно было, и страдальчески морщил лоб, разбирая кривые и спешные каракули азиатских ученых.
Идеи были однотипные, слишком заезженные. Их было недостаточно! Но он и малости был рад, потому что на самостоятельные разборки полетов сил катастрофически не хватало. И все еще витала в воздухе надежда, что его совершенно случайно осенит.
Как тогда, когда под гнетом обжигающего чувство вины Бак вдруг подумал, что особенные высокотехнологичные наушники смогли бы сослужить Мари Нойзу неплохую службу. Он лично извинялся (или, по крайней мере, импульсивно пытался) уже не раз и не два, но все равно что-то не давало ему покоя, не позволяло оставить все как есть и успокоиться. Он понимал, что к слепому экзорцисту, вероятнее всего, повернутся спиной и больше никогда не вспомнят о его былых заслугах и принесенных жертвах. Что тому нужно будет собрать всю волю в большой кулак, чтобы не сдаться и с самого нуля побыстрее выстроить все то, на что другим требуются годы. Доказать, что еще не конец. Как маленькому Юу, который по иронии судьбы вытащил его практически с того света.
И со всем этим китаец был категорически не согласен. Он злился, переживал, ломал руки от периодически накатывавшей безысходности и не желал сдаваться без боя. Он самолично собирал и паял наушники, которые могли хоть как-то упростить положение, в котором оказался Мари. Это уже были не те наушники, что обычно подразумевали люди – это было миниатюрное изобретение, куда был встроен весьма себе годный компьютер и еще куча всяческих полезных слепому человеку (насколько это можно было предположить) деталей. С микроскопическими камерами и локаторами, считывающими информацию, местоположение различных объектов в округе, посылающими ультразвуковые сигналы, затем отражающиеся и считывающиеся ресивером. Вибрация, кажущаяся для обычных людей неразличимой и одинаковой, имела несколько режимов, свыкнувшись с которыми Мари мог безошибочно определять расстояние между собой и кем-то\чем-то. После этого выброса воспаленного мозга Чан очень надеялся, что его доблестные ученые смогут взять это за основу и придумать что-то более интересное, наполнятся мотивацией и идеями на миллион, прыгнут выше головы, устроят революцию, которой потом можно будет гордиться. Или, что еще лучше, его самого вдохновят на подвиги.
Годы шли, но пока что дело не двигалось с этой точки. Точка не была мертвой – подобное устройство уже было неплохим началом, да и модификации изобретались стабильно, постоянно обновляясь мелкими доработками и устранениями ошибок. Только для главы Азиатского подразделения все было мало. Со вздохом он перечеркал все чертежи, добавил там и тут мелких подписей, но ничего не выкинул – сложил в аккуратную папку. Может, завтра случиться чудо и эта головоломка сложится в единое целое.
– Воооонг, я с этим закончил, кто-нибудь меня искал? – окликнул он своего помощника, закопавшегося в бумагах другого рода. Когда Чан концентрировался на чем-то, то часто не реагировал на внешние раздражители, так как попросту их не замечал.

Отредактировано Bak Chang (Пн, 20 Фев 2017 01:31)

+2

3

Уже прошло какое-то время с тех самых пор, как Мари последний раз был в этих краях. Он не считал специально, но знал, что дней прошло уже предостаточно. Если не месяцев или того больше. Здесь многое изменилось, воздух стал как будто бы тяжелее, вдыхать его нынче было не так легко. Кто бы мог подумать, что он вновь окажется здесь?
Небольшое, но легкое задание выполнено. До города идти не так уж и далеко, но куда лучше заглянуть в старое-доброе Азиатское подразделение. Можно чисто поздороваться, немного передохнуть и отправить уже домой. Нойз помнил, что во время прохождения курса лечения, в лазарете частенько подавали рис. И если на третью неделю он уже до чертиков надоел и Мари радовался, что не может его видеть, то сейчас он жутко соскучился по этому запаху и вкусу. Все же китайцы знали толк в рисе. Мужчина даже слышал, что у них какая-то своя технология приготовления. Сам же экзорцист не умел готовить, поэтому что особая технология, а что нет - все было за гранью волшебства. Еще он слышал, что из риса хитрые китайские морды могли приготовить всё, что душа пожелает, и даже какие-то десерты. Последнее слово особенно нравилось Мари, поэтому он решил, что сегодня, как только попадет внутрь Ордена, обязательно поинтересуется о сладеньком. А вообще, у него в голове никак не могло уложиться то, что из риса можно сделать какой-то пирожок, добавив туда что-то более сладкое, чем огурец.
Искатель, который сегодня сопровождал Нойза Мари, звали Томас, кажется, он был новеньким, потому что его голос был экзорцисту не знаком. А бесконечные вопросы и уточнения лишь подкрепляли уверенность в этом. Мужчина спокойно и с удовольствием отвечал на все интересующие вопросы Томаса и даже давал некоторые советы, рассказывая с каким экзорцистам как себя лучше вести. Ибо такая болтовня может некоторых очень сильно разозлить.
- Я слышал, что китайский рис самый лучший! - тараторил искатель. - Наверное, какая-то секретная приправа присутствует. Но пока не попробую, я не поверю.
- Скоро ты обязательно попробуешь и оценишь рис. Но не налегай так сразу. Через пару дней он тебе может надоесть. Поэтому - смакуй. А вот мы и дошли.
Мальчишка удивленным голосом стал интересоваться, как же слепой экзорцист безошибочно смог сказать такое. Мари добродушно улыбнулся и указав на свои наушники пояснил искателю:
- Я слышу многое благодаря этим наушникам. Знакомые голоса, даже шаги или шарканье. Поэтому...
Нойз не договорил, он лишь прошел вперед, пусть парень сам додумает ответ на свой же вопрос. Пора уже научиться самому искать ответы, не всегда рядом будет большой и добрый дядя. Томас решил не отставать и уже через пару мгновений они зашли внутрь Азиатского подразделения Черного Ордена.
Томаса любезно увели проводить экскурсию, а Мари перед тем, как сытно поесть любимого блюда, решил отыскать руководителя подразделения - Бака. Но, к сожалению, Чан был чем-то занят, поэтому Нойз согласился его подождать, устроившись на диванчике и тихо наигрывая вальс. Комната была не такой уж и большой, людей здесь было помимо мужчины еще двое. Один из них, предположительно был Чан, а второй его помощник. Но видимо Бак был настолько занят, что даже не слышал как вошел Нойз и даже то, что он начал играть.
Прошло немало времени перед тем, как он услышал голос смотрителя. Это послужило своеобразным сигналом и он тут же прекратил играть. Экзорцист терпеливо ждал, когда его заметят, ведь если память ему ни с кем не изменяла, такой экземпляр не увидеть очень сложно. Хотя, если человек чем-то увлечен, то и слона он может не заметить.
- Кто-то искал, - сообщил уже сам Мари. - Кто-то, кто очень сильно соскучился по друзьям и по местному деликатесу.

+2

4

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

Старик привык к чудному начальству, когда оно еще пешком под стол ходило, и никогда не пытался эти устоявшиеся чудачества изменить.
Ему оставалось только развести руками, а Бак едва не подпрыгнул на месте от неожиданности. Ему стало немного стыдно за то, что он заработался и ничего не заметил – как и каждый раз, когда подобное (слишком часто) случалось. А что, если бы к нему на диван для посетителей с ногами и уютно какой-нибудь враг забрался, очень вежливый и деликатный Акума или, что еще веселее, сам Тысячелетний Граф? Так бы и закончил с документами, а заодно и со своей коротенькой жизнью.
– Мари?.. Ты ли это?
Чан тут же шумно вскочил и ногой отпихнул свое кресло на колесиках назад, уперся обеими ладонями о стол, да так и остался стоять с открытым ртом. Он намеревался что-то еще сказать, да вот только от удивления не сразу сообразил, что именно. Никто не предупредил его, что в Азиатское подразделение наведается экзорцист, да и отчетов о миссиях поблизости не поступало – видимо, задание было не из «особенно» важных. Или кто-то хотел об этом умолчать. Или, что вероятнее всего, кому-то было просто очень лень делиться с коллегами – вот и повод позвонить вечерком и надавать ментальных пинков главносмотрительской неспешной заднице. Блондин потер чуть покрасневшее лицо и просеменил к своему неожиданному гостю, на ходу бормоча извинения. Даже глубокий успокаивающий голос Мари никогда не действовал на азиатского гения и просто неусидчивого парня, что немедленно принялся крутиться вокруг слепого и тараторить без умолку.
– Долго ждал? Прости, я… – заученная отговорка использовалась столько раз на дню, что выскакивала изо рта быстрее, чем шибучо успевал задуматься. Самое печальное было в том, что в такие моменты он даже не врал. – …заработался. А ты какими судьбами здесь, что-то не так? Ты не ранен? Как маршал? Как Юу… Канда?
Смутившись еще больше от того, что столь ненавистное имя бывшего подопечного случайно растворилось в воздухе, китаец громко вздохнул и мельком оглядел Мари. Тот не выглядел потрепанным – наоборот, он был в прекрасной форме, и это невольно вызывало уважение. И, раз медицинские работники прямо сейчас и безотлагательно не требовались, можно было расслабиться. Внимательный и колючий взгляд немедленно зацепился за наушники – это же как родное детище, трудно просмотреть и не покритиковать в который раз.
«Сказал бы я тебе, что ты очень вовремя пришел, но похвастать мне, увы, нечем».
На корпусе несколько мелких царапин, которые неизбежны для любых вещей постоянных странников и бойцов, которые сам Нойз не может видеть. Но ничего страшного, пока все бесперебойно работает и здоровью не вредит.
– Вижу, наушники все еще исправны. Есть у тебя какие-нибудь жалобы? Замечания? Предложения? Только скажи, все подразделение на уши поставлю, быстро найдем и устраним… – что именно он собрался «найти и устранить», он не назвал, потому что моментально закрыл эту тему, перескочив на другую, и увлекся ей так же сильно, как до этого – предыдущей. – Ты устал и голоден, наверное? Чем тебе угодить? И если ты сюда надолго, может, комнату выделить, информацию предоставить, людей нужных найти?..

+2

5

Чем старше звание - тем больше забот, Мари это знал и никогда не прерывал начальство. Тем более, его визит не был обязательным. Скорее, он просто зашел в гости, дабы повидать старых друзей. Сверхважности в его явлении не было, а времени свободного было предостаточно. С главным подразделением они с Томасом связались сразу же, как выполнили задание, ближайший корабль должен был отойти через день, а то и два, посему торопиться действительно было некуда. Вслушиваться во все шорохи и представлять, что именно делал Бак забавило Нойза, он четко представлял, как смотритель хмурит брови, почесывает переносицу и что-то усердно пишет или мастерит. Когда Чан заметил его, губы дрогнули в улыбке. Мужчина не мог скрывать того, что очень рад встречи.
- Да, это я. Как видишь, мало изменился с прошлого раза. Ну, может, похудел немного, - он рассмеялся и почесал левой рукой голову. Однако, пальцам не удалось зацепиться за привычные пряди, которые так старательно закреплял экзорцист сзади, сооружая хвост. Вместо этого лишь гладкая поверхность.
Начальство, судя по шороху и шуму сильно закопошилось, это вновь вызвало у гостя улыбку. Он не ожидал, что встреча будет такой теплой. Он чувствовал, что ему рады, хотя и удивлены визиту.
Конечно же на него тот час посыпались многочисленные вопросы. Мари ожидал их, посему не стал томить Бака ожиданием.
- Не стоит приносить извинений, скорее это я должен просить прощения за столь неожиданный визит. Я и искатель Томас были неподалеку, небольшое задание. Ничего примечательного и важного. Я подумал, что было бы неплохо зайти к старым-добрым друзьям. Плюс Том новичок и ему было бы интересно посмотреть, какие у вас здесь порядки. Кажется, его увели на небольшую экскурсию. Я же решил поздороваться с тобой и узнать, как дела. - Он сделал небольшую паузу и прикрыл белесые глаза. - Маршал в порядке, ищет новые кадры, а Канда... Кажется растет, становится более усидчивым, но вот характер не меняется.
Нойз чувствовал, что на него смотрят и еле сдерживался, чтобы не спросить, как он выглядит со стороны. В голове были лишь обрывки воспоминаний, когда на его голове была густая шевелюра, сейчас же от прошлой прически не осталось и следа. Мужчине было крайне любопытно, как же он выглядит теперь, когда на голове лишь блики солнца и люминисценции. Зато довольно-таки приятно на ощупь.
- Да, я искренне благодарен за такой подарок. Как видишь, я уже прирос к ним и не представляю как бы я существовал без них, - рефлекторно Мари поднес руку к чаше наушников и провел двумя пальцами по основанию. - Жалоб никаких, только похвала золотым рукам мастера. Вообще, - он сделал небольшую паузу, понимая, насколько будут звучать его следующие слова. Может, не стоит озвучивать это? Как-то странно, учитывая, что они были на самом деле не так уж и близко, проделали такой путь к Азиатскому подразделению только лишь для того чтобы отведать лучшее блюдо всех времен. - Я не только соскучился по всем вам, но и...
Вновь неловкая пауза, впервые Нойз так сильно застеснялся своего желания. Действительно, это выглядело более, чем странно. У Бака может сложиться впечатление, что он пришел чтобы тупо пожрать.
- Не думаю, что наш визит затянется более, чем на пару дней, просто мы. То есть я в большей степени. Соскучился еще кое по чему. Помнится в лазарете мне давали замечательный рис, он у вас еще есть?
Мари почувствовал, что начинает краснеть. Дабы скрыть этот факт, он поспешил поинтересоваться:
- А у вас тут как дела?

+2

6

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

Бак легко согласился с теми изменениями, которые сам словесно описал его гость. Он не мог с уверенностью сказать, что Мари похудел. Возмужал, скорее, повзрослел – он-то хорошо помнил того двадцатилетнего юнца, что однажды потерял товарищей и зрение. Ему было с чем сравнивать, пусть и по памяти. Он сам тогда бегал по  Северному отделу подразделения таким же неловким и угловатым, и волосы у него тогда были такой длины, что остальные завидовали… Волосы экзорциста тоже попрощались с белым светом, но что-то подсказывало, что не по велению своего носителя и китайской решимости, как в случае с Чаном, а по другим причинам, от Мари независящим.
Голова ученика Тидолла блестела слишком прекрасно, и язык даже чесался спросить: от природы этот лоск или нужны какие вспомогательные средства?
Вместо этого он только кивал головой и пританцовывал на месте.
– Пусть посмотрит, благо, здесь есть что показать и чем похвастать – еще ни один посетитель не оставался равнодушным после пребывания в этих древних магических стенах, – фраза прозвучала почти что с гордостью, от которой блондин тут же легко отмахнулся и сомнительно отшутился (весьма таинственным тоном, переходящим в доверительный шепот – так, будто страшный секрет рассказал). – Главное, чтобы он в лабиринтах не заблудился и не зашел туда, куда не надо – на минусовых этажах можно какое-нибудь китайское проклятье подхватить, потом останется с этим на всю жизнь и не излечится.
Говорят, в каждой шутке содержится только доля шутки.
Смельчаков, желающих подобное проверить, не находилось.
– Это прекрасно, что у вас всех все хорошо. Я получаю короткие доклады из Главного Управления, но ты знаешь, по официальным сухим сводкам сложно ориентироваться дальше цифр и стандартных характеристик, – повел плечами руководитель азиатской ветки и тут же заалел снова да по новой – на сей раз от похвалы. Обычно его только Вонг и нахваливал, а чтобы кто-то другой и так открыто и искренне – редкость. Которая, впрочем, очень ощутимо чесала раздутое чувство величия китайца. Тот приосанился и загордился, а его верный помощник принялся сбивчиво соображать, где же он оставил зеркало в золотой оправе.
После конфузной паузы экзорцист поменял тон и направление разговора, а после его еще более конфузного вопроса Чан моргнул, не веря ушам. Округлил глаза, а потом еще раз моргнул. Закинул голову назад и рассмеялся так, как давно уже не смеялся – почти до слез. Ситуация забавляла и почти умиляла. Смущению собеседника не было предела.
– Нууу… даже не знаю, есть ли он у нас. Надо у деды спросить, он по части кухни больший мастер, чем я, – улыбаясь и лукавя, блондин повел плечом. Конечно, рис никуда не делся из меню азиатской кухни, но нельзя же так сразу добавлять масла в огонь соскучившегося слепого. Пусть заинтригуется, еще немного потерзается – зато потом вкуснее будет. – Вонг, займись местом ночлега для наших гостей, полагаюсь на тебя. Мари, а мы пойдем и проверим обстановку в столовой, вдруг нам повезет? Только скорее, не опоздать бы!
Он готов был снова порваться от смеха, но быстро взял себя в руки – занимаемая высокая позиция учила и не такой выдержке. К сожалению, она не всегда срабатывала, и всегда в самый неподходящий момент.
– А у нас все по-прежнему, ничего не меняется. Работаем на благо Ордена, на остальное времени не хватает…

+1

7

Бак совсем не изменился, что пришлось по нраву Мари. Тот же тембр голоса, все те же нотки, практически в чистом ля миноре. Казалось бы самая востребованная и часто используемая гамма в музыке, однако, в тоже время она таинственно-прекрасна. Как раз-таки подходила таким незаурядным людям, как смотритель Азиатского подразделения. Нойз любил это звучание, в его воображении эти чудные ноты были с солнечно-желтым оттенком, как раз такой и подходил добряку Чану. Наверное, он тоже изменился со временем, слепому экзорцисту оставалось лишь догадываться об этих изменениях, рисуя у себя в воображении возможные портреты китайца. Все же, ощупывать начальство было не самой лучшей идеей, посему лучше довериться шестому чувству.
Мужчина понял, что его слова о прекрасном рисе рассмешили руководителя. Однако, экзорцист изо всех сил попытался взять под контроль стеснение. Жаль, он не мог с точностью сказать, вышло ли у него это. Но вроде бы, по ощущениям, щеки уже не так сильно пылали.
На мгновение, Мари подумал о Томасе, которого очень легко напугать всевозможными легендами и, вероятно, весь обратный путь мальчишка будет рассказывать, как на него из стены что-то грозно посмотрело или он заполучил страшное проклятье и теперь его ничто не спасет. Впечатлительные искатели дело такое. Остается надеяться, что никому не придет в голову пугать новичка так сразу.
- Спасибо за гостеприимство, ну, если не будет риса - ничего страшного, с другой стороны, я ведь не за этим сюда пришел, - он слегка кивнул головой и направился за Чаном. Где столовая он примерно помнил, однако, он все же пропустил вперед хозяина и вслушиваясь в шаги, последовал за ним. Бак шел, как всегда уверенно, еще бы, он знает здесь каждый миллиметр и все закоулки. К сожалению, Мари не смог досконально изучить это подразделение, поэтому его шаг не был столь же твердым. Но спасибо наушникам, которые так любезно были предоставлены столько лет назад. Благодаря эху, которое было еле уловимо человеческому слуху, Нойз мог рассчитать где именно находятся стены или какие-либо препятствия, что необходимо обойти.
- Сейчас у всех так, думается мне, - кивнул экзорцист. - На личную жизнь так вообще, вероятно, нет никакого времени?
Наверняка у Бака Чана кто-то есть, думалось Мари. Все же молодой, успешный мужчина, в самом расцвете сил, но с такой работой, разумеется, времени на что-либо отвлеченное от дел катастрофически не будет хватать. Оставалось надеяться, что эта "кто-то" входит в Орден и еще лучше, если в Азиатское подразделение. Тогда все было бы более радужно. Однако до ушей внимательного музыканта ни раз доползали слухи о том, что Чан присмотрел себе кого-то совсем из другого подразделения. Пару раз он даже слышал имя, но не был уверен, что это было именно так.
Сам же экзорцист не мог похвастаться успехами на любовном поприще. Тут и времени не было, да и после получения такой травмы с женщинами вообще тяжело стало. Но он не унывал, отдавая себя целиком и полностью работе. И еде. Кстати, о ней. Неужели и правда рис закончился. В Азии. Разве такое может произойти? Хотя, если сюда будут захаживать всякие громилы, как Нойз Мари - ничего в этом удивительного не будет.
- Однако я думаю, что ты слишком много работаешь, иногда надо позволять себе чуть больше отдыха. Мне ты готов предоставить комнату для отдыха, а для себя пару минут передышки?

+2

8

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

Он был прав. Работы с годами не становилось меньше – она росла как на дрожжах, появлялись новые цели, задачи, сверхъестественные планы, фанатические и религиозные сверхубеждения, требовалось больше и больше людей, и в то же время все больше людей сносило накатывающими волнами священной войны и локальных сражений. Все больше негуманных опытов уходило в подполье, о них по-прежнему никто не слышал, но это не означало, что Ватикан перестал и связал себе руки простыми и изрядно запылившимися заповедями.
На тропе войны не было неправых и бессердечных. Были лишь те, кто все силы вбухивал в победу. Любой ценой. Литрами крови. Тоннами костей.
От этого наследника великого клана Чан воротило всегда.
– К-к-какую личную жизнь, ты о чем?.. – от столь неожиданного вопроса у Бака аж светлые волосы дыбом встали, беретка опасно съехала набок и норовила улизнуть с головы руководителя подразделения, а сам он колыхнулся в сторону смертельно опасной крапивницы. «Нет, не сегодня», – очень хорошо подумал он и решил не позориться. Если уж помирать, то театрально, чтоб этот спектакль смотрела целая куча людей, как можно больше! И, желательно, самых глазастых, чтобы они прониклись всей трагедией происходящего и восхитительной игрой актера. Ведь Нойз не может ничего знать, никто не должен ничего знать о его тайных и тщетных воздыханиях по красавице Линали! Или… или? Не может, и все! – Я еще до рождения заключил дьявольскую сделку с Орденом, мне от этих назойливых связей никогда не отделаться и никуда не сбежать. Шаг влево, шаг вправо…
Он рассмеялся, тем самым подтверждая несерьезность только что сказанного. Но рассмеялся невесело. Горько усмехнулся и махнул рукой, снова упуская из виду, что собеседник этих жестов не улавливает.
– Я отдыхаю, когда могу! Правда, отдыхаю! – принялся оправдываться китаец тем же самым тоном, каким юлит ребенок под строгим взором родителей. – Ты же видел моего помощника, он мне как нянька: «Господин Чан, выпейте чаю», «Господин Чан, поешьте хоть немного», «Господин Чан, уже поздно, вам пора в постель»! – беззлобно передразнивал он Вонга, впрочем, не упоминая о том, что о чае и о еде он вспоминал, когда все уже остыло и превратилось в лед, что старика он отправлял в постель куда раньше себя, что оторваться от проектов и отчетов порой было сложнее, чем казалось. Что старший Ли становился гением к ночи, и с ним можно было вести нормальные телефонаты именно тогда, когда биологические часы Чана уже давно вопили о режиме и здоровом сне – но он терпел. Без жертвенности было невозможно работать на износ. – Для умственной работы физический отдых не так сильно важен. Работа экзорцистов намного тяжелее, поэтому и заботы о вас больше. За всех нас.
Бак произнес это без тени лицемерия, вошел в столовую и бросил беглый взгляд на черного священника – заведет он нудную пластинку о важности и неважности или нет? Сколько он уже таких переслушал, может предсказывать теперь, какая фраза будет следующей.
– ДЕДААААА! – блондин бесцеремонно оповестил Цзу Мэя о приходе своей персоны, еще не дойдя до самой кухни – тот, несомненно, эти вопли не услышать не мог, будь он даже на три уха глухим. – Возрадуйся! Здесь есть голодные! Даже очень! Настолько, что из Европы пешком прошагали, и все только ради твоего фирменного блюда. Ты же не откажешь нашему гостю? Узнаешь его?
Хвастанув перед стариком Мари (для них такой визит был куда важнее самых важных шишек из Центра), он перебросился парой слов с клановым родственником и взял моментально готовый поднос с тарелкой свежего и ароматного риса с азиатскими специями и овощами, небольшим чайником и парой пиал:
– Мари, у меня есть ЭТО. Если тебе еще что-то нужно – ты говори. Пойдем присядем, я, так и быть, уделю минутку. Это же будет считаться за отдых, да?

Отредактировано Bak Chang (Пн, 27 Фев 2017 02:04)

+2

9

Если бы Мари мог видеть, он бы поглядел бы сейчас на Бака с очень большим подозрением и прищуром. Однако, нынче со зрением совсем нелады были. Если только, конечно, не попросить доблестный отряд научного отдела попробовать смастерить что-то, способное вернуть зрение. Хотя, Нойз и сам понимал, что такое желание было за гранью возможностей ученых. Какими бы смышлеными и умелыми они не были. За таким, вероятно, надо обращаться к самым настоящим колдунам, да и то вряд ли, можно было бы рассчитывать на успех.
- Совсем нет, говоришь? Странно, но да ладно, - задумчивым голосом произнес экзорцист, почесывая голову левой рукой. - Ну сделку мы тут все заключили. Кто-то добровольно-принудительно, а кто-то просто - принудительно. Но знаешь, я ни о чем не жалею. Всё, что со мной произошло - должно было случиться. И я бы не хотел ничего менять.
И это было чистой правдой. Мари знал, что не лишившись зрения он бы никогда не познакомился бы с Кандой, не узнал бы ближе сотрудников Азиатского подразделения и вряд ли бы имел всё то, что сейчас у него есть. И речь совсем не о материальных благах, Нойз ценил что-то более важное: людей, что его окружали. Будучи совершенно незрячим он стал обладать большой чувствительностью. И знал, что несмотря не его огромный дефект, его все же ценят и кто-то даже любит.
- Хорошо, когда есть тот, кто напоминает тебе о еде и отдыхе. Но судя по твоему голосу, ты спишь меньше положенного, - подытожил Мари перед тем, как они оба зашли в столовую. - Да и знаешь ли, не думаю, что нашу работу необходимо сравнивать. Она нелегкая в любом случае. И не важно, что орудие: мозг или чистая сила. Все это отнимает и время и силы. И поэтому о личной жизни остается только лишь мечтать и краснеть, когда кто-то начинает догадываться, - тихо добавил экзорцист. И хорошо, что Чан действительно влюблен, это помогает жить дальше, несмотря ни на что. Вот откуда у него столько вдохновения. И это более чем просто похвально. - Не переживай, я никому не скажу, что слухи правдивы. Но будь осторожнее. Некоторые любят поговорить и добавить немного своего. Если я что-то услышу, скажу, что они владеют не верной информацией, дабы не чернить твое имя и не делать героем новых сплетен.
Так получилось, что девушек в Ордене было раз-два и обчелся, поэтому, сводить смотрителя могли мало с кем. Но была одна героиня, наиболее часто упоминающаяся в сплетнях. Как и кто первым догадался - Мари не знал, но слышал что однажды главнокомандующий выронил фотокарточку. Надо было придумать, как перенаправить сплетни в иное русло. Все же неприятно, когда про друга говорят всякое, обсасывая то, чего и быть вполне и не могло.
Запах еды тут же врезался в нос, как только оба мужчины переступили порог самого главного и одного из наиболее часто посещаемых помещений подразделения. Столовая всегда пахла выпечкой, какими-то сладко-кислыми запахами и, конечно же, чуткий нос Нойза смог учуять самое главное блюдо, ради которого, собственно, он сюда и примчался.
- Приятно, что меня еще помнят, - улыбнулся Мари. Хотя, наверное, забыть такую махину было бы тяжеловато, учитывая, сколько с ним было в итоге возни. - Рад, что ты нашел минутку и разделишь со мной трапезу.
Экзорцист безошибочно рассчитал траекторию пути и сел за стол. Не терпелось поскорее попробовать рис, вспомнить этот забытый вкус, а возможно, выявить в блюде какие-то новые нотки.
- Что ж, приятного аппетита, Бак. И думаю, что кроме приятного общества мне ничего и не нужно. А могу ли я быть тебе чем-то полезен? - поинтересовался тот, аккуратно накладывая рис. Судя по запаху, добавилась какая-то новая специя, интересно, какая же?
К трапезе он приступил не сразу, сначала прислушался в крики, которые кажется исходили откуда-то снизу. Вероятно, Томасу, все же, рассказали про какое-то проклятье или же Страж вылезла из стены и теперь издевается над впечатлительным бедолагой.

+2

10

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

Сколько бы Бак не старался сохранить свою легкую помешанность на сестре главного Смотрителя в тайне, что-то однажды его выдало. С головой. То ли его фактическая неспособность  оставаться спокойным и невозмутимым, когда речь заходила о прекрасной экзорцистке китайского происхождения, то ли зачастившиеся за последние годы визиты в Главное Управление Черного Ордена, при параде и с цветами, то ли громкие перепалки с ее братом, иногда перерастающие в подобие разрушительных потасовок, то ли секретная папка, которую он всегда и всюду таскал с собой и успешно попадал в казусные ситуации со всякими-разными людьми. Папка, полная самых пестрых фотографий с разных ракурсов (но вы ничего не подумайте, это все были приличные фотографии с заданий, которые Бак просто искусно и ревниво вытаскивал из отчетов и разнообразных информационных материалов от големов)  – почему он ее однажды в личной комнате не спрятал и не оставил до тех тихих уютных моментов, когда вокруг совершенно точно и наверняка  никого не будет, он сам не знал.
Он даже вопросом этим никогда не задавался. Возможно, кому-нибудь стоило разок поговорить и объяснить ситуацию. Но те, кто рано или поздно сталкивался с его робкой влюбленностью, только крутили пальцем у виска, а после умилялись и по-партизански молчали в его направлении, иначе драмы и приступа крапивницы было бы не избежать.
Между тем, таких «знающих» и «умиляющихся» становилось больше, чем того хотелось Чану, если бы у него было время думать о подобных мелочах.
Он предпочел не реагировать на предупреждения Мари, чтобы не вогнать себя и его в еще более неловкое положение. Но глубоко в душе был благодарен экзорцисту за его корректность и добрые намерения – хотя даже не знал, какие именно слухи дошли до этих чувствительных ушей.
– Азиатское подразделение своих героев не забывает, – улыбнулся Чан в ответ и кивнул, располагаясь напротив слепого и разливая китайский зеленый чай (любимое соединение двух сортов, изобретение деда – терпкий, но цветочно ароматный, как раз очень подходящий для таких вот спонтанных посиделок). Осторожно подвинул нагретую пиалу Нойзу, но не слишком близко, чтобы он не сшиб ее ненароком. Это было в высшей степени интересно – наблюдать, как этот большой и, с виду, не особо поворотливый и ловкий человек обращается с едой. Бак знавал некоторых, не способных даже при наличии пары глаз соблюдать минимальный порядок за трапезой. А еще когда- то под его зорким присмотром были детишки, которые мизинцем столы с расставленными и полнехонькими тарелками и чашками опрокидывали.
Чего только здесь не увидишь.
– Приятного, Мари, – руководитель Азиатки уткнулся носом в собственную чайную чашку, чтобы вдохнуть аромат и согреть легкие. Есть ему не хотелось, поэтому он великодушно сбросил выполнение  этой важной миссии на своего спутника. Как можно по голосу определить, что человек мало спит? Если он спросит об этом напрямую, покажется ли его любопытство до неприличия смешным? И как, в таком случае, звучит он, если высыпается? И как оно, собственно, чувствовать себя выспавшимся? Его недосып был хроническим и отработанным до совершенства чертову кучу лет назад. – Полезен? Хмм… – он задумался на мгновение, но ничего спонтанного в голову не приходило. Заданиями для экзорцистов они не занимались, если только дело не вело непосредственно в Китай и соседние страны, а особенных и личных просьб к слепому у него не было. – Я знаю, что в Главном Управлении тебя постоянно осматривают врачи, проводят разнообразные осмотры и этим жутко надоедают, но, может быть, ты позволишь нашим специалистам еще раз тобой полюбоваться? Наглядно, так сказать, а не через бумажную волокиту. Вдруг мы найдем изменения и сможем усовершенствовать интересные тебе приборы, – Никогда и ни за что не сдавайся. – Кстати, что за задание у вас было? Нашли, что искали? Обошлось без проблем?

+2

11

Мари улыбнулся, внимательно вслушиваясь в слова смотрителя. Все же в этом всем присутствовал некий юношеский огонек. Здорово, когда в такое время можешь сохранить в себе нечто из детства. Особенно, если его, как такового практически не было. В Баке было нечто такое, да и его слова, интонации, а иногда даже сами действия выдавали с головой. На самом деле, Нойз подумал, что все смотрители такие. Хоть и знал он пока что близко лишь двоих, но успел отметить, что оба были по-детски забавны. Чего стоит Комуи, который бесконечно играет в своих Комуринов, словно это плюшевые медведи? Правда, с подобным медвежонком встретиться в коридоре один на один Нойз Мари ну никак не хотел, от слова совсем.
- Да было бы на что смотреть, - смутился мужчина, перебирая пальцами палочки. - Но если это необходимо - я всегда готов. Но на здоровье я не жалуюсь, всё замечательно и я благодарен всему научному отделу за то, что они делали и продолжают делать для меня.
Однако, эти бесконечные осмотры иногда нервировали. Из-за особенности экзорциста посещение медпункта всегда было обязательной частью до и после задания. Мари уже знал наизусть, что за чем пойдет, какие анализы могут взять, что скажут и сколько примерно времени это займет. Внешне он всегда выглядел спокойно, но внутри в эти моменты у Нойза все переворачивалось и он ненавидел себя за то, что был невнимателен в той битве и понес такую серьезную потерю. Но жизнь он любил, несмотря на то, что теперь она приобрела некоторый иной характер. Он не мог назвать ее особенной, но все же, она была необычна. Миллионы звуков, полутоны, тоны, восьмые и шестнадцатые доли. Все это умножилось в несколько раз и приобрело еще большие подгруппы звучаний и обозначений.
- Задание было предельно простым. Здесь неподалеку было очень много Акума первого уровня, стали подозревать, что подобная активность вражеских орудий может послужить либо наличием Чистой Силы, либо чего-то или кого-то посильнее и поопаснее. Однако, - мужчина сделал небольшую паузу, - это было просто небольшое сборище пустоголовых железяк. Среди них даже не оказалось второго уровня. Я был немного разочарован.
А ведь действительно, это задание оказалось до безобразия простым. Нойз все время переживал, что мог что-то упустить и угодить в ловушку. Было бы не так страшно, если бы он действовал один, но с ним был совершенно неопытный юнец, которому посчастливилось выйти на свое первое "дело". Плюс ко всему, Томас бесконечно расспрашивал Мари о том, как часто такие задания становятся смертельно опасными, как долго они пробудут, куда пойдут и так далее. Нет, поток вопросов не раздражал экзорциста, совсем нет. Он даже чувствовал себя неким учителем, мудреного опытом, что рассказывал ученику хитрости и тонкости жизненного пути. Может, оно и к лучшему, что сражение не было кровопролитным, Том не пострадал и все вернутся домой в целости и сохранности. Разве что поредеют мешки риса на кухне Азиатского подразделения.
- Проблемы, как обычно возникали, но они были слишком забавными, - после этих слов здоровяк покраснел, вспоминая о том не очень ловком инциденте в гостинице, о котором он предпочел умолчать. Впрочем, его вина была лишь косвенной, да и разрулить всё удалось быстрее, чем ожидалось. - Но как бы там ни было, я очень рад, что сначала пришел сюда. Я считаю это подразделение своим вторым домом.
Закончив говорить, Мари наконец-то приступил к трапезе, наслаждаясь божественным вкусом забытого блюда. Все же, рис прекрасен там, где из него делают всё, а именно в Азии. Ходили слухи, что рис шел в ход во все сферы. Даже алкоголь стали на нем настаивать. И, кажется, Мари как-то имел счастье изведать этот интересный напиток. Только он никак не мог вспомнить где именно это происходило. Видимо, веселый вечер был, да в компании приятной, раз все так напрочь вылетело из головы.

+2

12

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

Несмотря на то, что разного рода несекретная и незакрытая информация кочевала из подразделения в подразделение, и это было совершенно нормально, просто довериться всей предоставленной цифирной околесице, прописанной чужой неизвестной рукой, ученым не всегда удавалось легко. Слепая вера экономила время; однако, если в случае случайной перепроверки находилась ошибка… то дело приобретало совсем другой оборот.
А отчеты с американской стороны Бак предпочитал бы вообще забыть как страшный сон, потому как там хотелось придираться и проверять любую мелочь. И так трудно было закрыть на эти противоречивые чувства глаза.
Небрежная фраза выдернула блондина из короткой задумчивости. Он неосознанно смотрел на Мари, не до конца понимая, о чем тот говорит. А когда вдруг осознал ошибку собеседника, выросшую на его собственной ранее допущенной ошибке, то принялся активно жестикулировать и подпрыгивать на месте, просто не в силах усидеть на пятой точке ровно в процессе своих пояснений. Он вообще никогда не умел спокойно сидеть дольше полминуты.
– Что ты, что ты! – когда чай слегка подрасплескался в разные стороны от широкой дуги руками (к счастью, в крошечной китайской пиале были только капли-остатки, потому что кто-то собирался налить себе еще и благополучно забыл), Чан оставил чашку на столе и замахал руками еще сильнее. – Это вовсе не необходимость! У нас нет никаких подозрений по поводу твоего состояния. Ты выглядишь прекрасно, и все функции твоего организма работают бесперебойно, многие могут только позавидовать! Я просто лелеял мысль, что, быть может, мы могли бы найти какие-нибудь самые незначительные… микроизменения, вроде минимальной реакции на свет или еще что-нибудь. Это могло бы дать толчок такому прогрессу, мы себе и представить не можем! Но это вовсе не обязательно, как я уже сказал. Просто…
«Надежда? Интерес ученого? Желание помочь? В конце концов, мы же первыми начали бесконечные осмотры, и если кто эти изменения и заметит, то точно не молодые неопытные медики Главного Управления».
– …это было бы не лишним. А помогать тебе – это очень ответственная и славная работа, тут еще большой вопрос, кому кого следует благодарить.
Объясняясь довольно шумно и живо, Бак даже немного запыхался от эмоций. Поэтому был относительно рад, когда ему пришлось заткнуться, чтобы послушать увлекательный рассказ о задании, которое и привело сюда гостя. Как и следовало догадаться, ничего особенно важного не происходило,  а не будь Нойз таким инициативным – уехал бы обратно в Европу, и никто бы ни сном ни духом. Как же все-таки хорошо, что о тебе думают и вспоминают не только тогда, когда припрет.
Даже когда параллельной причиной визита является рисовая стряпня Цзу Мэя.
– Это очень приятно слышать, – пришлось признаться китайцу. Он чуть смутился, но ему было действительно приятно. Когда-то, уже очень давно, он пытался сделать Азиатское подразделение домом для маленького Юу, и у него ничего не вышло. С тех пор он оставил тщетные поползновения на святая святых, передавая эстафету дружелюбному и скучающему Ли; ему хватало и того, что он сам здесь вырос и вся его жизнь крутилась в этих стенах. Тем поразительнее было слышать, что его прошлые попытки в итоге не прошли даром, просто коснулись кого-то совсем другого. И весьма неожиданно. И тепло. Бак улыбнулся. – Что же скажет случайный путник, изменился наш рис в лучшую или худшую сторону? Будет очень печально, если вкусовые рецепторы не получат столь ожидаемого восторга, и весь долгий путь проделан напрасно.

+2

13

Дом - это там, где пахнет вкусной едой и тебя всегда радостно встречают, даже если визит твой совсем не вовремя. Там, где любой голос слышится с особыми интонациями, там, где душе спокойнее и хорошее. Это то место, куда ты возвращаешься с большой охотой и стараешься сделать это быстрее, избирая кротчайшие пути. Здесь и простое молчание может сказать о многом, тот самый случай, когда всё понятно без слов. Однако, Бак редко обходился без разговоров, но и Мари не был против такого положения дел: он всегда внимательно вслушивался в его интонации, как и в голоса остальных работников азиатского подразделения, дабы запомнить их звучание. Неизвестно, когда Нойз будет здесь снова, надолго и вернется ли вообще. Назревающая война не давала покоя, как и опасные задания. Экзорцист прекрасно знал, что любая следующая битва может быть последней. Однажды ему уже повезло, вряд ли фортуна повернется лицом и в следующий раз. Именно поэтому мужчина наслаждался обществом близких его людей так долго, как только мог. Наверное, именно исходя из этих соображений Мари никогда не держал ни на кого обиду, и всегда видел в людях что-то хорошее. Именно такими он хотел их запомнить, и именно таким он хотел запомниться им.
- Я очень ценю заботу, но вроде всё пока работает и не может меня не радовать. Ведь благодаря всем вам я не чувствую себя каким-то... - он задумался, подбирая нужную фразу, задумчивая крутя палочки в руках. - ущербным. Порой я настолько хорошо и отчетливо всё слышу, что мне кажется, я могу и видеть всё вокруг.
"Мечтая хотя бы раз в жизни увидеть этот мир хотя бы на пять минут".
Ведь научный отдел и так сделал более, чем просто достаточно, и эта забота была очень милой с их стороны, и со стороны Бака особенно. Но иногда нужно довольствоваться тем, что есть. Выше головы никто прыгнуть не может, как и зрение не может просто вернуться по щелчку пальцев. Возможно, когда-нибудь великие умы науки и смогу изобрести таблетку от любого недуга, включая слепоту. Но скорее всего Мари уже или не будет в живых, либо он превратиться в противного и сморщенного старикашку, который будет отказываться от всех нововведений и махать перед лицом любого палкой.
Он улыбнулся и вернулся к трапезе, вспоминая старую-добрую поговорку про то, что нельзя говорить во время еды. Кажется, он уже и разоткровенничаться успел. Экзорцист немного смутился и поспешно стал есть свою порцию. Очень скоро миска опустела и Нойз приступил к чаепитию. Ароматный напиток согревал не только пальцы и горло, но и душу. Было видно сразу, всё, что готовилось на этой кухне было сделано с особым, секретным ингредиентом. Возможно, повар вкладывал частичку себя в каждый свой кулинарный шедевр.
Отхлебнув немного чая, Нойз поднял голову и улыбнулся смотрителю.
- Я думаю, что если и есть какие-то изменения, то лишь в лучшую сторону. Это невероятно вкусно. Спасибо за вкусный обед, теплый прием и... за всё.
На какое-то время мужчина замолчал, думая о словах, сказанных собеседником. Разве бывают пути, которые проделаны напрасно? Лично у него таких не было. Любой шаг, сделанный в этой жизни влек за собой какое-то событие. Даже это задание, кто знает, возможно Комуи догадался, что Нойз просто-напросто соскучился по азиатским коллегам. Ведь смотритель главного подразделения знал, что значит для Мари это место.
- Мой путь сюда никогда не может быть напрасным.
"Ведь это мой дом".
И каждый раз, приходя сюда, Мари будет просить именно рис, хотя экзорцистам могут приготовить всё, что угодно, стоит только попросить. Ведь нигде более и никогда он не ел ничего подобного.

+2

14

[AVA]http://i89.fastpic.ru/big/2017/0220/8a/d6e16a4a6db45209749c02bc745def8a.jpg[/AVA]

Поднимая вопрос о благодарности, азиатский гений не шутил. Что было бы, если бы на тернистом пути войны с Тысячелетним Графом не вставали редкой, но очень надежной горой экзорцисты? Спору нет, многочисленные муравейники ученых в самых разных областях тоже делали свой значительный вклад в общее дело, но, не будь рядом сверхфизически одаренных священников в черных одеяниях, неравный бой был бы заведомо проигран, даже не начавшись.
Помогать им напрямую – первостепенная и основная задача Главного Управления Черного Ордена, поэтому до остальных подразделений подобная роскошь добиралась довольно редко. Азиатская ветка еще могла гордиться (и, разумеется, гордилась) тем, что они были вторыми в списке за счет квалифицированности и истории-древности. Чана нисколько не смущало такое положение дел (пускай он порой и без предупреждения закатывал ненужные эпичные драмы, оные никак нельзя было воспринимать серьезно), и это ценилось многими из его рабочего окружения. А вот для молодых и неопытных подразделений «пренебрежение» со стороны было едва ли не ударом по гордости,  поэтому они без устали старались прыгать выше головы, что не всегда сказывалось позитивно на результатах и морали.
Общество неизбежно видоизменялось, и для подрастающего поколения было уже недостаточно просто трудиться на благо святой Церкви и мира. Каждый тешил мечту и надежды однажды попасть в центр всего и работать с экзорцистами. Это стало мерой престижа – кто достоин, кто добился, тот и молодец. Спасибо за то, что позволяете быть полезными обществу!
Но у Бака была еще одна немаловажная причина, чтобы благодарить Мари – личная. Они никогда не говорили о том, каким боком повернулась бы к ним судьба, не случись тогда пресловутая трагедия с Алмой. Будь старшие Чаны чуть дольше или даже до сих пор живы. Не поступи Канда так, как он поступил. Скорее всего, Мари бы просто исчез, а Бак бы узнал об этом намного позже, если бы ему все-таки соизволили рассказать. И пусть он не ведал об экспериментах Шестой лаборатории, отречься от косвенной вины ему никак не удавалось. Перед всеми и каждым. И этот груз вины и ответственности был настолько велик, что без возможности хоть как-то свои грехи искупить блондин довольно быстро загнулся бы. И да, он по большей части сам себя накручивал и раскручивал, поэтому даже мелкие и незначительные для остальных детали очень сильно помогали ему.
Было бы весьма иронично и забавно, если мать предвидела это.
– Ты слышишь этот мир куда лучше каждого из нас, – слабый аргумент и еще более слабая поддержка, но ничего другого он сказать не мог. Полноценное зрение этим никак не компенсировать, и Чан печалился  по этому поводу не меньше самого Нойза. Только у них не было времени на слишком долгое размусоливание темы, набившей оскомину. Это и к лучшему. Китаец метнул косой взгляд на выход из столовой и заприметил Вонга, активно машущего руками и приветствующего своего руководителя столь щедро, будто года два не видел, не иначе. Коротко вздохнул и перевел светлые глаза на лицо слепого, изучая добрую улыбку. Как будто заранее попрощаться задумал, вот еще. Чаны, конечно, долго не живут, но еще минимум пару-тройку раз Бак намеревался со всеми пересечься, чтобы его, не дай Бог, не забыли. – Потом скажешь, когда будешь уходить. А сейчас пользуйся в свое удовольствие. Там, кстати, мой помощник мчится к нам со всех ног, вероятно, жаждет показать тебе комнату. Если ты закончил – пойдем, глянем, чтобы его не обидеть.
Слышать подобное и не раскраснеться – задача не из легких. Щеки блондина горели и, кажется, медленно покрывались пятнами, еще чуть-чуть, и он мог бы разреветься от переизбытка чувств. Старик явился вовремя, можно было отвлечься и…
– В таком случае, у нас всегда найдется рис, потолок и койка для тебя, если вдруг понадобится быстро и надежно сбежать из Главного. Вдруг ты однажды разозлишь начальника? Кстати, мне кажется, или он в последнее время действительно раздражается быстрее обычного?

+1


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Завершённые истории » [Канон] А рис где?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC