Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Приветствуем тебя на форуме DGM: History Repeats Itself, друг!

Ты хочешь знать, живы ли мы? Относительно. Здесь остались еще старожилы, которые неспешно играют между собой, выдумывают что-то новое и резвятся. Но былой активности на просторах форума уже не сыскать.

Нажми на кнопку РПГ-топа, чтобы подыскать себе полноценно живой форум, который будет готов принять тебя. Уверяю тебя, такие имеются.

Если же окажется, что ты не смог найти себе места на других форумах, приходи ко мне, поговорим, быть может, придумаем, что делать.

Фрой Тидолл, пока еще живой глава. ICQ: 668465737

Мы живем благодаря им:


History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Законченные эпизоды » [Канон] Тайная жизнь: встреча


[Канон] Тайная жизнь: встреча

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Место: где-то на приёме знатного кардинала в Италии. Задолго до войны и иже с ней.
Участники: Sheril Kamelot & Komui Lee
Детали: Многосерийный остросюжетный детективный триллер или небольшая история о том, как два совершенно разных человека нашли общие темы на скучном ужине.

узреть

http://sd.uploads.ru/egCE2.png

+3

2

Шерил редко занимался благотворительностью, точнее, он просто не любил это делать. Но порой некоторые шаги следует предпринимать, чтобы быть ближе к желаемому результату. Помогать Ватикану, разумеется, странный жест со стороны Ноя, однако, никто из присутствующих на данном приеме не знал этот маленький секрет. На самом деле, никакого обеда быть не должно было, так, обыкновенная встреча, куча протокольных лиц с претензией на свою важность и всё. Однако, кардинал настоял на том, чтобы каждый гость поужинал. Здесь были разнообразные блюда итальянской кухни и красное вино. И, судя по всему, многие гости сразу же принялись за второе.
Радостно было то, что на данном мероприятии не было никого лишнего и все общались исключительно по делу, хотя, тут было и в некотором смысле хвастовство. Молодые политики уже вступили в жаркую дискуссию, пытаясь разобраться, чей же вклад в ватиканский банк был более значительным. И лишь Шерил молчал. Он-то знал, что его пожертвование было одним из крупных. Единственное, чего он не понимал, так этого того, на что же шли все эти деньги? Разумеется часть смело можно было приписывать Черному Ордену, что был неразрывно связан со всеми этими священнослужителями, но... Так много? Может быть, научный отдел собирает что-то действительно грандиозное? Нечто похожее на ковчег или что-то серьезнее?
Именно эти мысли и заставляли Шерила Камелота оставаться здесь и внимательно слушать. Возможно кто-то проболтается, учитывая, как быстро расходилось вино, ждать оставалось недолго.
Самому Камелоту нравилось итальянские виноградники, более того, он даже знавал одного сомелье, который всегда рекомендовал пить творения именно итальянских виноделов. И вот сейчас, задумчиво болтая бордового цвета жидкость в бокале, Шерил думал как бы так поскорее уйти с этого неожиданного вечернего мероприятия, которое явно не вписывалось в его плотный график. Хотя, подобного рода встречи всегда сулили новые полезные знакомства, однако, Камелот сейчас не видел никого, кто бы, возможно, пригодился ему в будущем.
Сделав пару глотков, министр с интересом оглядел всех, кто находился в зале. Епископы и прочие священники, те, кто как и он сам внес неплохой вклад. Были и еще люди, те, кого Шерил не мог отнести к какой-то определенной группе. Все присутствующие увлеченно общались друг с другом, в то время как Камелот лишь наблюдал со стороны, смакуя Бароло в своем бокале. В голову со скуки стали приходить мысли о том, что именно сейчас там, далеко в поместье, наверняка скучает его дочь. Эти мысли заставили министра погрустнеть и залпом осушить свой бокал. Официант, стоявший неподалеку тут же подоспел к мужчине, поспешно обновляя бокал, наполняя его алкоголем. Шерил бы с удовольствием осушил бы и эту порцию, однако, что-то заставило его отвлечься от мыслей, а именно один человек, который так же как и он, стоял в стороне. Он явно что-то замышлял или просто был поглощен в свои мысли, таким крайне задумчивым был его вид. Мужчина азиатской наружности стоял прислонившись спиной к стене, вертя в руках бокал. Судя по более светлому оттенку красного, его выбор пал на какое-то другое вино.
- Я бы посоветовал попробовать Бароло, - подойдя ближе, обратился к незнакомцу Шерил. - Вкус намного ярче, поможет выбраться из дум и немного поднять настроение.

+2

3

Карло Берналлучи. 
Итальянский кардинал Курии, посредник между Папой и Орденом, а так же превосходный собеседник по части теологии. Острейший ум, большой опыт в управлении и дискуссиях, умение располагать к себе собеседника парой фраз. Хороший друг и верный враг - редкое явление. Он все утро посвятил одному-единственному гостю, хотя стоило заниматься подготовкой к званому ужину, раздачей ценных указаний и всей той необязательной, но очень желательной мелочью, без которой можно рассчитывать на то, что рыба вовремя не будет готова, вина перепутают, а стол обязательно накроют не там, где нужно. И когда все дела были улажены, отказываться от приглашения было весьма неудобно. Настолько неудобно, что отказ могли принять на личный счет и, по сути, никакого выхода не было.
Комуи дышал полной грудью с удовольствием обходя залы кардинальской резиденции, пока хозяин следил за последними приготовлениями, любуюсь умело подобранными картинами и статуями. А потом начался прием и залы за какой-то смешной промежуток времени заполнились людьми. Тишина и прохлада сменились душным гомоном. 
Впрочем, побывать среди людей, которые в основном заняты мирскими потребностями и не отягощены великой мыслью в добровольно-принудительном порядке положить свою жизнь на благо всего мира было интересно. Как выйти в другой мир, где все привычно и знакомо, но все же все совсем не так - не та последовательность, другая гамма, звуки громче, чем должны. 
За какой-то час он успел, сам того не желая, узнать подоплеку последних политических инсинуаций, послужной список нескольких не слишком важных персон и отметить тех, кто обладал некоторой властью, но предпочитал держаться в стороне, беседуя негромко. А всего лишь прошелся по залу. 
И в сотый раз отдал мысленную благодарность кардиналу за короткий ликбез о предстоящем мероприятии и настоящим положении дел в мирском мире. 
- Вино королей, - задумчиво произносит Комуи и только тогда переводит взгляд на подошедшего незнакомца, - боюсь, я не смогу оценить короля вин, как он того заслуживает. Так что приходится довольствоваться Recioto*  с кардинальских виноградников. Не самый худший вариант, если подумать, - он едва пожимает плечами и улыбается мужчине, но не делает и глотка. 
Сказал бы честно, что в его компетенцию не входит курс винного этикета, он и, казалось бы, более близкое шаосинское* терпеть не мог всегда, и вообще, предпочитает кофе как наиболее мирный вариант принятия нового менталитета, где не то, чтобы хватает времени на заваривание хорошего чая. Но... Везде есть чертово "но". О таких мелочах лучше молчать, учитывая, в какой опале находятся кофейные зерна последние десятилетия. Посчитают еще отставшим еще идиотом - с этих пираний станется, почему-то Ли ни на секунду в этом не сомневается. 
Он оглядывает разбившихся на группы по интересам людей, замечает беседующего кардинала и вдруг понимает, что ужин в понятии итальянца это не сорок-шестьдесят минут для принятия пищи и приятного разговора, это полноценный вечер сплошных разговоров, сделок и налаживания полезных связей. Блистательная клоака. И где-то в промежутках - смена блюд и короткие перерывы. 
А как все хорошо начиналось.   
- Кардинал сегодня спросил меня: когда все, что возможно сделать, будет сделано и когда будет сказано все, что можно сказать - слов или дел останется больше в результате? Этот вопрос занимал меня, когда Вы подошли. И, глядя на этих людей, - он поднимает руку, проводя ладонью по воздуху, - у меня складывается впечатление, что не останется ни того, ни другого. Опровергнете? - он говорит спокойно, призывая к обмену мнениями, но не к жаркому спору. 
Комуи с внимательным интересом смотрит на визави. Человеку перед ним этот свет гораздо понятнее и ближе, нежели ему самому, а значит, его мнение будет более объективным.                                     

немного занудных буковок про винишко

*Recioto – Recioto della Valpolicella, если полностью. 
Красное сладкое (!) вино из региона Венето (столица Венеция). Популярность не теряет со времене Римской Империи. Данное вино - одна из наиболее ярких жемчужин итальянского и мирового виноделия. Речото является  сладкой версией Амароне делла Вальполичелла (которое я, в свою очередь, ставлю в один ряд с пьемонтским Бароло). Открывать подобные вина рекомендуется как минимум за час до подачи, чтобы вино успело полностью раскрыться, в противном случае, велик риск не почувствовать ровным счетом ничего, а значит, выкинуть на ветер довольно приличную сумму, независимо от текущих валютных курсов.
В отличие от Бароло, Вальполичелла и её производные (Амароне, Речото, etc) это смесь нескольких сортов в строго установленных пропорциях, что в совокупности с  последующей выдержкой в дубовых бочках дает: 
Цвет: глубокий рубиново-красный с фиолетовым оттенком. 
Аромат: Интенсивный, сложный. Первое впечатление: с тонами засахаренной черешни, чернослива, нотками лакрицы и шоколада. Второе: преобладающая джемово-черничная сладость, табачный лист, кожа, горький шоколад. 
Вкус: Насыщенный, округлой (его прямо покатать-пожевать хочется, настолько оно плотное). Хорошим баланс сладости и кислотности, приятная "шелковая" терпкость с оттенками сухофруктов во вкусе. 
Послевкусие: Продолжительное с ощущением восточных пряностей.   

**Шаосинское вино - китайское рисовое вино, похожее на саке. Славится необыкновенным вкусом, золотистым цветом, пьется подогретым.

Отредактировано Komui Lee (Вт, 28 Мар 2017 13:40)

+3

4

Приятные знакомства завязываются, как правило, неожиданно. И сразу видно, получится построить диалог дальше, или придется стоять рядом и глупо улыбаться, стараясь найти хотя бы одну точку соприкосновения. Здесь ситуация не могла не радовать, выбор собеседника был весьма удачным. Он не был надоедливым, не навязывал свою точку зрения и не говорил о своей личной жизни, что не могло ни радовать. Подобные разговоры вечно утомляли господина министра.
Шерилу оставалось лишь рассмеяться и пожать плечами, он не ожидал, что его собеседник окажется настолько занятной личностью. Выбор вина тоже несколько удивил и вызвал уважение, хоть к полусладким винам сам он был равнодушен. Мужчина знал о чем говорил, более того, был не прочь немного поговорить, заведя новую тему. Камелот осмотрелся, будто бы анализируя всех, кто находился в комнате.
- А вы философ, спешу заметить. Боюсь, что все сделать, как и сказать не удастся, потому что у окружающих могут быть разные цели и желания. И, согласитесь, всё сказать порой воспитание не позволяет, - министр позволил себе некоторую фривольность и улыбнулся. Странное дело, неужели на этом банкете есть хоть кто-то интересный, не похожий на остальных?
- Так что, боюсь, в этом обществе сделать и то, и другое несколько сложно. Однако, никогда не стоит забывать о том, что подобные приемы подразумевают некоторое расслабление души и тела, поэтому, не стоит так далеко и глубоко уходить в раздумья. Вы не притрагиваетесь к вину, быть может, вы любите употреблять что-то другое? - поинтересовался Камелот, пряча монокль в нагрудный карман. Было бы неплохо его протереть, но вот беда, одной рукой это было сделать несколько проблематично.
На таких ужинах столы всегда ломились от яств и напитков, поэтому, найти здесь можно было всё, что угодно. Однако, хозяева стремились угостить дорогих гостей тем вином, что было более маститым, а блюдо должно было быть вершиной кулинарных способностей самого лучшего повара страны. Но, если знать куда идти и у кого спросить, можно было достать даже самую обыкновенную пинту пива. Правда, за качество подобного рода напитка никто ручаться не мог.
Шерил посмотрел на дно своего бокала, словно ища там некую истину, вновь покачал бокал, наблюдая как медленно и плавно стекает напиток по стеклянным стенкам. Это был очередной признак качественного вина. Подумав об этом, мужчина сделал еще несколько глотков, допивая вино и поставил пустой бокал на поднос так удачно проходящего мимо официанта. Что ж, теперь можно было разобраться и с пенсне. Министр аккуратно извлек из кармана сначала платок, а затем и монокль, тщательно протер стекло и вернул аксессуар на место, хоть и был он практически бесполезен. У мужчины не было проблем со зрением, но на подобные мероприятия он всегда приходил с пенсне, считая, что это добавляет его образу некую серьезность, которая всегда была нужна в политике. Хотя супруга ни раз говорила, что скорее вид становится более высокомерным, но для господина Камелота это были синонимы, в делах страны иначе вести себя просто не получалось. 
Шерилу нравился собеседник и он хотел продолжить разговор в более непринужденной обстановке, однако, что-то сковывало незнакомца, кстати, не мешало бы и познакомиться. Плюс ко всему, Камелоту было интересно, кто же сейчас стоит перед ним.
- Забыл представиться, Шерил Камелот, - он протянул руку азиату для рукопожатия, решив умолчать о своем служебном положении, разговор был где-то на грани, между деловым и дружеским, не стоило всё так быстро портить. Люди бывали разные, да и вели себя порой весьма странно, как только понимали, кто стоит перед ними. Посему, мужчина надеялся, что его воспримут как обычного посетителя данного мероприятия, не более.

+1

5

Ли качает головой и улыбается. Воистину, некоторые вещи не говорятся исключительно из моральных устоев, пределов терпимости, фактора окружающей обстановке и многих других аспектов, составляющих одну целостную личность. А иногда заставляет молчать и более глубокое чувство, на грани интуитивно-сознательного, говорящее, что не стоит лишний раз раскрывать рот и лучше молчать. Но, редко кто слушает это неизвестное. В противном случае, люди ничему не научились бы.
- Наслышан о Вас, министр, - улыбается китаец, передавая свой бокал проходящему следующему официанту.  Удобное место: позади зеркало и вся зала как на ладони, что позволяет наблюдать за происходящим даже если ты уже давно не смотришь прямо. Хорошее, крепкое рукопожатие выходит, когда кардинал проходит недалеко, оглядывая всех гостей. По нему и не скажешь, что старику девятый десяток, столько в нем еще энергии. Смотритель провожает его с короткой усмешкой, и переводит темный взгляд обратно. 
- Комуи Ли, изобретатель. И, предвосхищая вопрос, что я здесь забыл - сам не знаю. Пока вполне удачно убеждаю себя, что остался из уважения к кардиналу Берналлучи.
Он улыбается, но глаза выдают - ни грамма веселья, легкий интерес и черт знает, что там еще. Как будто он сам принимает крупных политических персон каждый день на легкий завтрак, когда и решаются, как правило, судьбы мира и государств. И не то, чтобы это утверждение стояло далеко от истины. 
И, иной раз, он с удовольствием развернул бы дискуссию относительно геополитической ситуации на юге страны, но не за тем Камелот не назвался премьером и это это было услышано. А значит, он будет и дальше наблюдать без всякой надежды на то, что будет еще возможность задать все интересующие вопросы.
- Что касается вина - действительно, я предпочитаю алкоголю все то, что его не содержит.
Его английский не безупречен, чувствуется восточный тон, офранцуженная "р", но в этом есть своя особенность. Точно не перепутать ни с кем из присутствующих, например.
Шерил Камелот, премьер-министр страны. Комуи хотел бы спросить, часто ли тот подходит к незнакомцам с добрыми советами, но, кажется, он знает ответ. Равно как и не спрашивает, часто ли второе государственное лицо выбирается на условно домашние приемы у Папских кардиналов. Здесь ответ ему известен наверняка: от оговоренной суммы до её конечного распределения. И это к лучшему, думает Ли и прикрывает глаза на секунду, чтобы поправить очки. Когда нет стандартов - все становится гораздо проще.
- И, если этот ансамбль выдающихся гадюк и молодых щенков должен способствовать "некоторому расслаблению души", то вероятно, здесь уже давно нет энергичных душ, - замечает он с легким раздражением, и ловит себя на мысли, что конкретно сейчас ни его слова, ни его действия не влекут за собой ровным счетом ничего и от этого не становится легче. С другой стороны, одним предложением выразить и свое личное отношение (пускай и утрированное, отличное от истинного) к большой политике и конкретному обществу, и вроде как продолжать разговор - что это, как не отработка коммуникативных навыков в полевых условиях с возможностью, бонусом, узнать одного важного государственного деятеля?
Умеренное любопытство сведет его в могилу, знает наверняка, но один вечер и один разговор не испортят всей жизни.
Никогда ошибки еще не совершались с такой уверенностью.

+2

6

Сколько людей, столько и мнений, сколько не выпитых бокалов - столько и не сказанной правды. С одной стороны, Шерил немного расстроился, что его так быстро вычислили, но с другой, это означало лишь одно: теперь не стоит скрываться, подбирая слова лишь бы не стало ясно, что же он на самом деле здесь делает. Не так он, разумеется, представлял обычный, светский разговор, но что поделать, именно это и увлекало еще больше. Интерес проявился не шуточный, Камелоту было любопытно, что же будет дальше.
- Очень приятно познакомиться с Вами, - пожав руку, Шерил коротко кивнул головой. Изобретатель - это весьма необычно для такого рода ужина, редко когда подобного рода люди захаживали и даже делали вид, что им тут нравится. Министр слабо мог себе представить, как работает мозг ученого, но мог предположить, что вся эта ситуация, является ничем иным, как простым экспериментом. И именно это и делало разговор еще более любопытным, чем до этого. Мужчине стало еще больше интересно узнать о Комуи Ли. Вероятно, он не был простым изобретателем, если сам кардинал пригласил его на ужин.
- Тогда почему бы вам не попробовать, скажем, какой-нибудь сорт кофе или чая? Более того, я думаю, что не стоит забывать и о новейшем изобретении сомелье - безалкогольном вине. Честно, сам не пробовал, но поговаривают, что вкус отменный, что же скажете Вы?
Хотя, на самом деле, Шерил не признавал вино без содержания хоть намека на градус, в этом-то и заключался весь смысл. Не зря дьявол дал человеку простейшую химическую формулу, хотя до сих пор даже священнослужители спорили относительно того, кто все же дал наводку на данное изобретение. С одной стороны, все спиртосодержащие продукты считались греховными, но с другой, даже сейчас, на приеме таких людей имели место быть. Чего уже там говорить о таком напитке как кагор, что частенько присутствовал даже на службах. Очередное странное явление, не поддающееся объяснению.
- Кто знает, к чему приведут данные знакомства завтра, - приподнял бровь Шерил, согласно кивнув утверждению Комуи. - Возможно ни у кого и нет этих самых душ. Ведь любое греховное деяние ее съедает, как Вы думаете, хоть у одного из присутствующих есть чистая душа?
Этот вопрос не требовал ответа, скорее, был просто риторическим. Камелот подумал, что их беседа переходит больше в некую философию, посему, решил сменить тему:
- Может, тогда подойдем с вами вон в тот безалкогольный уголок? - одним лишь мизинцем указал премьер-министр на место, что пустовало. Зато там была гора чашек, пирожные и полное отсутствие алкоголя. - Признаться, я и сам не хочу уже налегать на вино, супруга не любит, когда я прихожу не совсем трезв. А что касается Вас, господин Ли? Есть ли у Вас жена, дети?
Нужно было подвести разговор к более бытовым темам, все же, следовало узнать собеседника лучше, да и самого изобретателя вряд ли интересовали "светские" темы или иные сплетни. Сам Шерил сплетни не любил, однако, неплохо ими оперировал в нужные моменты. Сейчас же таковое нужно не было, да и сам разговор, что вели мужчины, был более похож не на деловой. Что и особенно нравилось министру.
Не всякий был готов так просто рассуждать о своей личной жизни, но сегодня Шерил Камелот был готов приоткрыть завесу тайный и посвятить китайца в свои переживания и радости. Все же, не смотря на счастливое семейство, кое-что его дико волновало, о чем он так и не мог ни с кем поделиться. Быть может, встреча эта была не случайна, незнакомцу куда проще рассказать о своих бедах, поделиться самым сокровенным и бояться, что это вылезет наружу нет смысла: вряд ли они когда-либо увидятся вновь.

+2

7

В помещении звучит легкая музыка - прием набирает обороты и голоса становятся ярче, звонче, сливаясь друг с другом в монотонный гул. Лишь иногда чья-то шутка за собой повлечет взрыв хохота, но люди не были бы людьми, если бы не любили хороший юмор и вот уже не слышно ни птиц, ни отрывков фраз - все смешалось.
Комуи благодарно кивает, когда поступает предложение перейти в другое место. Оставаться на одном месте никогда не любил, да и не умел, если говорить по сути, но в этой зале, заполненной людьми, передвигающимися по каким-то своим траекториям, понятным лишь им одним, он абсолютно терялся, боясь сделать что-то не так. В Ордене не было ничего подобного или отдаленно похожего на эти званые вечера. Их вечеринки, которые только начали появляться, к которым еще многие не привыкли (как так? Можно просто... Отдохнуть? Пообщаться и говорить не_о_работе открыто?) носили более домашний характер и не отличались явным желанием показать себя, не говоря уже о том, что все люди Ордена были подчинены одной идее и разговоры носили более доверительный характер, а в этом же зоопарке чего только нельзя было услышать.
Он идет следом за премьером и не торопится отвечать на заданный вопрос. Только улыбается, замечая:
- Крепкое вино требует и хорошей еды. Вам будет значительно легче, если вы перекусите чем-то более плотным, нежели фрукты или десерты. И супруга, возможно, не будет гневаться, если Вы скажете, что были заняты скорее едой, нежели разговорами.
Воистину, они оба знали, как много значат даже случайные знакомства в отдельном обществе, где каждый жест или случайная фраза могли означать как помилование, так и холодную войну. И оба знали это на практике и значительное первенство явно было за Камелотом и потому так не хотелось сводить разговор на простые и понятные темы. Премьер не занимал бы свое место, если бы не мог за пару фраз понять, что за человек стоит перед ним и Ли отлично понимал, как работает этот навык - ты спрашиваешь о том, что тебе ближе всего, человек отвечает, распыляется, заговаривается и уже через несколько минут тебе остается лишь аккуратно выяснить детали, которые могут понадобиться и все. Такие нехитрые манипуляции стары как мир и столь же эффективны.
- Я женат на Науке, господин Шерил. Эта женщина слишком требовательна и не терпит посторонних увлечений, кофе еще простила, но что-то большее - вряд ли. Так что, боюсь, это навсегда, - он легко смеется и оставляет бокал на столе. Такой ответ явно не удовлетворит визави, поэтому немного правды не повредит - иначе почувствуется подвох и любопытство проявится в более тонких вопросах, если не действиях. Когда речь идет о чем-то неизвестном - люди способны на многое, а в данном случае это может оказаться более чем фатальным и запустить слишком больше колесо вариаций. Тогда китаец словно бы открывается, говорит о самом потаенном и ведь действительно так:
- Младшая сестра - все, что у меня есть, - чуть тише, немного ближе, чтобы никто не услышал. - Сами знаете, какая ситуация сейчас в восточных странах. К сожалению, мы редко видимся - моя работа, её служение Господу и вечно как-то не совпадает, но она абсолютное очарование и ни один художник, ни одна фотография не отразит её красоту в полной мере. Не представляю, что будет, когда она станет совсем взрослой, - он отводит взгляд к окну. Эта маленькая девочка держит сердце брата и ни один из них не представляет, сколько им выпадет еще впереди, как будет много всего и все, что было до - покажется хорошим временем.
- Знаете, в какой-то степени я могу вам позавидовать, как это делают многие. Хороший брак, репутация и уверенность в завтрашнем дне. В этом беспокойном мире далеко не многие могут похвастаться этим. Но, почему-то мне кажется, что и вы не часто спокойно спите, - он переводит взгляд обратно, стрелка на часах делает полный круг.

Отредактировано Komui Lee (Ср, 5 Апр 2017 21:53)

+3

8

Аппетит, как известно, приходит вовремя еды. Впрочем, как и особого рода голод, который хочется утолить в виде общения, возникает приблизительно аналогичным образом. Комуи Ли был не только интересным собеседником, но и по иронии судьбы, мог бы и являться одним из неугодных людей для семьи и Шерила в частности. Возможно, следовало ненавидеть мужчину, как и добрую половину зала, которые были служителями Господа, которого так нежно ненавидели все Нои. Но не время и не место разводить войны или плести интриги, да и разговор шел в хорошем направлении, Камелоту хотелось поделиться с ученым и своими секретами семейной жизни. Учитывая, что беседа к тому и располагала. Шерил оценил юмор мужчины и добродушие, что не могло не радовать. Если есть какие-то невидимые ниточки, что могут связать двух совершенно разных людей — не в этом ли вся прелесть? Быть может это знакомство и не принесет тех самых аппетитных плодов, однако, кое-какие полезные вещи из него Камелот извлечь успел. Прежде всего это было спокойствие и некоторое умиротворение, ведь общение вызывало именно такого рода эмоции и не заставляло вдумываться в каждое слово, как это случалось на переговорах с каким-то политическими деятелями. Да и разузнать обстановку во вражеском лагере, пускай и не целиком, лишним никогда не было.
- Что ж, я бы мог назвать политику своей второй женой, которая слишком сильно душит меня в своих объятиях, да так, что порой не хватает времени на первую. Поэтому, я понимаю вашу связь с наукой, - он рассмеялся, и пригласил Комуи присесть в другой конец зала, где почему-то было меньше гостей и свободны два удобных кресла. Такая смена обстановки, на более уютную и комфортную могла посодействовать еще более близкому диалогу.
- О, младшая сестра? Как это мило, чувствуется любовь в ваших словах, у меня, к сожалению, или к радости, только младший брат и вряд ли я им столь доволен, как вы сестрёнкой. Однако, есть у меня отдушина. Приёмная дочь и знаете, мне кажется, что я совсем с ума сойду, когда она вырастет. Для меня она всегда будет моей маленькой дочкой с бантиками в волосах. Хотя, знаете, она уже косится на юбки не очень хорошей длины и сердце моё в пятки уходит.
И ведь действительно, Роад отдавала предпочтение именно коротким юбкам, да длинным гольфам, что совершенно не радовало папеньку. Дочь, хоть и приёмная, но любима отцом и он не собирался ее кому-то там отдавать, учитывая, что некоторые члены парламента, у кого уже подрастали сыновья, пытались договориться с премьер-министром о выгодном браке. Разговоры, что заходили в такие дебри, вызывали у мужчины только злость и он еле сдерживался, чтобы не пустить в ход свои способности и не заставить этих умников сожрать свои галстуки. Ну или просто вдарить по физиономии несколько раз чем-нибудь тяжелым, и пускай это было совсем не по-джентльменски.
- Дети так быстро растут, - с сожалением в голосе подытожил Шерил, немного погрустнев. Пускай Роад и не подрастет ни на сантиметр, но характер у нее менялся весьма и весьма. Порой он не мог узнать свою дочурку.
Да и покой нам только снится, это вы точно заметили. Но думаю, хорошим сном мало кто может похвастаться, - машинально Камелот сунул руку в карман и почувствовал, что там лежит некий плотный кусок бумаги. Пальцы в перчатках мало что могли разобрать, но на ум пришло только одно объяснение: это фотография. А чья фотография может лежать в кармане фрака? Сдвинул пальцы в другом направлении, мужчина обнаружил еще какое-то количество снимков. Видимо, это были фотографии Роад. Может, стоит показать их Комуи? Так сказать, чтобы он понял, чему так умиляется премьер-министр, когда говорит о своей любимой падчерице? Вряд ли он останется равнодушным. Но все же, Шерил не спешил делиться таким сокровищем с собеседником. Надо немного переждать, а потом уже демонстрировать снимки. Кажется, на нескольких фотографиях была и Трисия... Только вот зачем он взял их с собой?
Еще какое-то время поразмыслив, перебирая пальцами в кармане, Шерил Камелот вспомнил, что на последнем ужине, один из коллег по политическому цеху попросил показать фотографии семьи министра, о которой так все тепло отзывались, особенно, сам премьер. Хотя, возможно, это была еще одна попытка поглазеть на дочь и свести ее с каким-то сопляком-сынишкой? Как же хорошо, что эта просьба забылась, в таком случае.
- А хотите... Я вам её покажу?.. - неожиданно для самого себя спросил министр.

Отредактировано Sheril Kamelot (Пн, 10 Апр 2017 19:40)

+2

9

Так просто забыть о Боге в этом месте. Окунувшись в суету и сплетни, ослепляясь тысячей ламп и красивых женщин, теряя чувство времени, такта и себя. Так просто. Комуи слушает министра, рассматривая собравшихся людей и вновь, в каждом из них и в общем, и в частном находя что-то новое.
Эволюционный цикл можно уместить в одной зале. Это как вирус - столкновение разных молекул, короткий конфликт и выработка механизма защиты. Эти взгляды, что шаровыми молниями пересекают пространство, они заставляют Ли усмехнуться. Выживает не сильнейший и никогда не выживал. И даже не умнейший.
Министр молчит, задумавшись о своем. Сейчас он выглядит растерянным, почти потерянным. Какое-то воспоминание стоит перед его глазами и на какие-то доли секунды, а может и минуты, лицо теряет сосредоточенность. Сколько ему лет? Явно выглядит моложе, думает Комуи и склоняет голову к плечу.
Ему нечего сказать в ответ, лишь кивнуть, соглашаясь.
Понимают оба, что чувствует другой и это не требует огласки. Приемная дочь... Комуи не ставит их с Линали на одну ступень, но не позволяет себе думать о том, что то, что могла пережить девочка просто и легко. Так не бывает, не для детей и не в этом мире. А Камелоту лишь добавляет веса и не хочется думать о том - было ли это удочерение изначально добрым жестом или рассчитанным ходом.
Он не позволяет себе расслабиться в той же мере. Дети растут и эта фраза как напоминание - он здесь не на приеме, и даже не званый гость и нечего забываться. Потом будет Орден-Ривер-отчеты и время течет всегда равноускоренно. Он отвлекается, чтобы найти в толпе кардинала. а когда находит они встречаются взглядами: спокойный темный и насмешливый серый. Определенно, у старика специфическое чувство юмора.

- Вы - новый Смотритель? Как давно Вы в католической вере? 
- Я давно верю в людей.   
- Зря.

Ли улыбается. Все может быть. Может быть, и зря. Но, он видит каждый день, как люди встают и делают то, что другим кажется невозможным. Как они, черт возьми, спасают мир. И, можно было бы сказать, что это экзорцисты - Избранные, дети Бога, но нет же - и его ученые, искатели и даже эти люди, в своих фраках и шелках. И они, не просто так. Каждый - важен, каждый из них - гражданский экзорцист, способный один своим действием как разрушать, так и создавать, для настоящего и будущего.   
Художники и политики, послы и конформисты - здесь собрались все, кто может оказать существенное влияние на развитие Церкви и мира. Люди с одной верой, все как один - умны, богаты и амбициозны, со своими мыслями, независимые от чьего-либо голоса. Они могут многое, многие уже совершили немало.
Но, так просто забыть о Боге здесь.
- Да, конечно, - живо отзывается Комуи и улыбается, - я буду рад увидеть ту, что делает Вас счастливее.
Это не лесть - нет смысла, нет фавора. Есть интуитивное чувство, будто ему оказывают услугу, какую далеко не каждый может заслужить. Есть осознанное понимание, что они друг для друга случайные собеседники и ни один не планирует повторной встречи. Вот только Ли не может сказать ничего - он лишь изобретатель и потому, больше должен слушать. И меньше говорить - неудобно получится, если окажется, что у какого-то китайца серьезные претензии к действиям министра.

+3

10

Каждый раз, когда кто-то говорил о Роад, Шерил всегда вспоминал тот день, когда впервые её увидел. Яркое платье с рюшами и кружевом, бант в волосах. Девочка напоминала скорее куклу, чем живого человека. Также он помнил, что испытал в тот момент, и как решил жениться на её приемной матери, дабы только породниться с необыкновенным ребёнком. Ведь Мечта действительно была такой.
Не спеша и очень бережно Шерил извлек из кармана фотокарточки и протянул их Комуи. Пусть посмотрит все, включая те, где присутствует только Трисия или вся чета Камелотов. Этот жест был как неким актом доверия, вряд ли бы министр смог поделиться с кем-то ещё, кто находился в данный момент времени в этом зале такими снимками. Особенно теми, на которых была Роад.
- Думаю, Вы не останетесь равнодушным. И, знаете, на таких приёмах мне её очень не хватает, - он грустно рассмеялся, думая о том, что наверняка сейчас его дочурка занята каким-то более интересным делом и совсем не скучает по отцу. Девочка всегда могла отвлечься и не думать ни о чем, полностью погрузившись в свои мечты.
Иногда Шерил её даже завидовал, потому как не мог полностью посветить себя исключительно своим желаниям. Порой политика и хитрые ходы стояли на несколько ступеней выше, чем то, чего так желал заполучить третий апостол. Но здесь, на этом неожиданно тихом вечере он, кажется, получил всё, чего хотел получить на подобных мероприятиях: комфорт, спокойствие и приятного собеседника, который не только интересно рассказывал, но и умел слушать. И что было самое главное, он не стремился показать себя в лучшем свете, чем был, совсем нет. Ли был словно вне всего этого сборища и чувствовал себя явно не в своей тарелке. Шерил узнал в нем себя, правда несколько лет назад, когда он впервые пришел на званый ужин знатного человека, знакомство с которым сулило большие успехи для продвижения в политике.
Он был не уверен в том, что следует говорить, а что нет, правильно ли он обращается к собеседнику и всё, чего ему хотелось, так это поскорее, а главное незаметно уйти из поместья.
Вряд ли этот вечер был у Комуи первым, но он точно не посещал их каждую пятницу и субботу. Люди науки этим и нравились Камелоту, в отличии от богатеев, они наслаждались своей работой и плодами, которые она приносила. Люди с толстыми кошельками наслаждались лишь своим влиянием и деньгами и зачастую, всё это доставалось им в наследство, в то время как обычные научники добивались этого пресловутого влияния самостоятельно. И связи тут мало чем помогали, если у тебя нет мозгов, то никаких успехов ты точно не добьешься. Вот Ли, молодой мужчина, но уже находится в таком месте. Вряд ли он совсем не знает кардинала. Возможно, жизнь даже сталкивала его с ним и ни раз. Все же, удивительный достался собеседник на этот вечер Шерилу.
Интересно, а Комуи поделиться с ним фотографиями сестры или это только премьер-министр носит с собой пачку, пускай это сегодня и была случайностью. Разумеется, Камелоту было очень интересно увидеть о ком так восторженно вещает новый знакомый, но настаивать не смел. И это не то, что было бы дурным тоном, нет. Просто иногда сокровище лучше никому не показывать. И Шерил знал об этом лучше кого бы то ни было.

+1

11

Комуи с улыбкой принимает фото и склоняется вперед, чтобы рассмотреть то чудо, что одним своим присутствием придает жизни министра смысл.
Каждому из них важно найти что-то, что будет заставлять сердце биться чаще. Только так возможно на их должностях остаться собой, не распылиться в трудовом запале, не очерстветь, потеряв понятие ценности человеческой жизни.
Он исполняет обязанности Смотрителя всего ничего, но уже понимает, что никак не может позволить себе потерять Линали. Иначе ничего не будет.
На фото Комуи видит девчонку. Такая озорная, в своей короткой юбке,с огромным леденцом в руках. Серьезность, было появившаяся на лице сменяется широкой улыбкой и коротким смешком – право, она действительно хороша. Такая миниатюрная, но при этом китайца не покидает ощущение, что что-то здесь не так. Слишком… Слишком серьезный взгляд? Совсем не детский. Даже у сиротских детей, у тех детей, которым он лично ломал жизнь, вживляя в них Чистую силу, в них до самого конца была удивительная вера в лучшее и мудрость, понимание происходящего. Они были детьми, но здесь… Слишком уверенная поза? Что-то не так и это определенно интригует.
Он откидывает собственные мысли, оправдывая их тем, что черт знает, что пережила эта девочка до встречи с Камелотом. Может статься, что он увидел то самое, что сейчас почувствовал Ли и не смог остаться равнодушным. Это логично, но не стоит расспросов. 
Первые семена подозрений упали в почву. Для них придет время. Не сегодня и даже не через год. Потом, когда эта встреча отойдет так далеко, что вспоминать о ней придется несколько минут и многие детали будут утеряны.
- Да, - говорит тихо «изобретатель», протягивая фото обратно. Он чувствует, как тоска разливается внутри. Неизвестно, когда сестра вернется. Одна из первых миссий и не по себе от мысли, что вот она – та, что была рядом и сейчас где-то далеко. С ней же может случиться все, что угодно!
- Я Вас понимаю... Возможно, у нас разные степени ответственности, - какая простая ложь, - но чувствуем мы одно, - «мне так её не хватает», - и, пока это возможно – есть надежда, что когда все будет сказано и все будет сделано – о нас останется память.
Лишь те могут считать себя живыми, кто чувствует жизнь и, если существует Бог, то он определенно в этом, считает Комуи. В этом доме ему приходится примириться с мыслью, что все вокруг – веруют и выделяться не надо. Более того, крайне нежелательно.
Слова помогают отвлечься от хмурых мыслей.
- Довольно эгоистичное утверждение, если подумать, - добавляет он со смешком и бросает взгляд на настенные часы. – Впрочем, с биологической точки зрения оно вполне себя оправдывает. Вы так не считаете? – он переводит заинтересованный взгляд на министра.
Главное, говорить. Не позволять разговору провисать и ткать его осторожно, настолько, насколько осторожен дебютант-канатоходец. И, если уж это их первая и последняя встреча, то почему бы не получить от нее возможный максимум. Уж премьер-министр должен быть достаточно подкован в вопросах теологии и философии, чтобы иметь возможность вступить в спор, который оба будут вспоминать как нечто особое и достойное коротких пометок на будущеее.
Достойный разговор иной раз как глоток чистого воздуха.
И неожиданно, он понимает все, что происходит в этом обществе, замирает, потрясенный собственной догадкой. Так просто, как он раньше не понял!
Возможность говорить объединяет этих людей. Высказаться, поспорить, быть услышанными и слышать других. Все всегда просто – сам же говорил своим ученым, еще и уверенно так. А сейчас постигает простую истину, которую знал давным-давно. Умом – знал, но лишь сейчас понял сердцем.
Это так человечно, все это.

+2

12

Если бы Шерил Камелот не ненавидел бы Бога и всё, что с ним связано, он бы поблагодарил его за чудесный день, что он подарил. Удивительно, впервые на таком серьезном приёме он почувствовал себя отдохнувшим, воспрянувшим духом и понимал, что наконец-то смог обрести нужное, а главное, приятное знакомство. Судья ли это, или чей-то план, замешаны ли в этом высшие силы — не имеет никакого значения, ведь главное — это результат. Данное общение приносило свои плоды и именно с Комуи Ли господин Камелот ощущал себя комфортно и спокойно. Учёный общался с ним не извлекая выгоду [хотя, он мог и притворяться, спонсоры для воплощения изобретений были весьма и весьма востребованы], просто для собственного удовольствия. Министр тоже не скрывал того факта, что данные задушевные разговоры нравились ему больше, чем натянутое общение с коллегами по цеху и восхваление кардинала за такой большой и замечательный приём. Хотя, возможно и стоило поблагодарить его за то, что Берналлучи пригласил на свой ужин такого интересного человека, как Ли.
Премьер-министр, к сожалению, мало что смог узнать о нём, однако, это ему и нравилось. Во-первых, неплохой шанс узнать нового знакомого еще больше, но уже на другом приёме. Что-то подсказывало Ною, что они обязательно встретятся ещё. Во-вторых, некая недосказанность, небольшая тайна тоже разжигала особый интерес. Ведь когда ты видишь перед собой человека и за несколько часов ты его знаешь, как облупленного — вся прелесть общения куда-то улетучивалась.
Шерил широко улыбнулся, пряча фотокарточки обратно в карман. Он внимательно наблюдал за тем, как менялось лицо китайца, понимая, что семья для него не пустой звук. И все сказанные слова о сестре — правдивы. Семья являлась для министра самым важным в этой жизни и такое отношение, такая преданность, как у Ли заслуживали уважения. Мужчина не знал, как выглядит его младшая сестра, но воображение живо нарисовало девочку, которая была жутко похожа на Комуи, разве что волосы были в несколько раз длиннее. Но затем, он решил не гадать. Ведь возможно, в следующий раз, судьба приготовит новый сюрприз и следующая встреча будет уже не только с ученым, но и с его сестренкой.
- К сожалению, память может оставаться не о всех. Этот мир построен так, что о ушедшем человеке будут помнить только в том случае, если у него были большие поступки. И не важно, хорошие или плохие, диктаторов и тех, кто проводил кровавые казни мы тоже помним, - пожал плечами Шерил, думая о том, а оставил ли он после себя хоть что-то. Нет, умирать он совсем не собирался, но сложившийся диалог почему-то наталкивал на данные мысли. - Хотя знаете, в мыслях своих близких мы всегда можем надеяться на местечко. Пока жива память — жив и человек.
Премьер-министр редко заводил подобного рода разговоры и думал о каждом своем ответе глубоко, словно боясь ошибиться. Впрочем, это общение не было экзаменом, волноваться не стоило, но Камелот все равно старался отвечать честно и вдумчиво. Хотя, он вдруг стал понимать, что в теле появляется усталость. Что это, неужели вино даёт такой запоздалый эффект? Никогда такого с ним прежде не случалось. Однако, когда он проследил за беглым взглядом Комуи и сам нашел часы, он улыбнулся. Десятый час, пожалуй, не стоит сегодня играть в Золушку и оставлять бал ровно в двенадцать.
- Знаете, обычно я нахожусь на таких мероприятиях довольно долгое время, но сегодня мне кажется, что было бы неплохо уехать раньше. Всё же, кто знает, если приехать чуть раньше запланированного времени, кого можно встретить дома, верно?
Шерил медленно поднялся со своего места и протянул руку для рукопожатия. Он мягко сжал пальцы Ли и тепло улыбнулся ему, сказав чуть позже следующую фразу:
- Я очень надеюсь, что мне повезет встретиться с Вами вновь.
И, быть может, судьба его услышит, а жизнь преподнесет подобный сюрприз. Когда карета отдалялась от поместья, Шерил еще долго смотрел в ту сторону, думая о том, что где-то там всё ещё находится один из самых лучших и умных собеседников, с которым ему повезло познакомиться.

0

13

Комуи заинтересованно приподнимает бровь, слыша ответ министра. Удивительно… Лояльное заявление? Ни тебе проповеди о том, что надо упорно трудиться, стараться на благо общества и тогда если не признание, то долгая добрая память о тебе и твоих деяниях обязательно появится на страницах книг, газет и останется в благодарых умах. А если, удастся предоставить какое-нибудь изобретение, то и многие поколения вперед будут использовать его и, тем самым, та же самая память будет сохраняться.
Нет-нет, понимает Ли, он видит не министра, а Шерила, того самого, которого, скорей всего, видит семья и, если таковые имеются, самые близкие друзья.  Человека, не костюм он видит и это заставляет улыбнуться и почти задуматься – неужели один лишь тот факт, что он, не будучи приспешником ни одной из присутствующих партий, заставил душу министра практически раскрыться? Или же, дело еще и в том, что на каком-то подсознательном уровне, этот человек чувствует, что перед ним тот, кто может его понять? Все эти моральные дилеммы, ответственность и силу, что необходима для принятия решений, которые стоят многим жизни.
Это как увидеть зеркало  напротив – чувствуешь ту же хватку, те же приемы. Вот только сейчас у Ли хватает ума, чтобы хранить молчание, а у Камелота не задавать вопросов.
Некоторые вещи должны оставаться в тени. Если Центр решит, что премьер-министр необходим Ордену и решит выйти на открытый разговор, то Главный Смотритель вряд ли сможет что-то здесь сделать, хотя и будет против. У каждого своя мера ответственности и власти и страшно, когда чаши весов переполняются.
Он пожимает руку, чуть крепче, чем следовало бы, возможно, по действующему этикету и улыбается в ответ:
- Случайности неслучайны, Шерил. Доброй ночи Вам, и вашей семье, - он легко склоняет голову по привычке, - уверен, вы встретите удивленную супругу, которая будет вам рада и еще не спящую дочь. 
Это обращение по имени, как ответная любезность за все сказанное, за доверие. Простой характерный жест доверия в ответ – ты доверился мне, я могу подпустить тебя чуть ближе, возможно, в следующий раз, смогу довериться ответно.
Он постарается забыть об этой встрече, как можно скорее. Когда живешь в клетке и о внешнем мире узнаешь лишь от Искателей и экзорцистов, то память о нескольких часах свободы за пределами Управления, способна сыграть злую шутку. Она будет разъедать мысли, нарушать стройный порядок происходящего, предлагать альтернативы, которые были упущены ради одного единственного решения.
И, что-то ему подсказывает, что в этот раз так быстро отмахнуться не получится. Слишком много возможностей, слишком много общего.
И, конечно же, эта первая встреча будет не единственной, есть такое смутное ощущение. Где-то на уровне полубессознательной уверенности - это будет и все, не надо верить, подгадывать. Все уже определено задолго до этого момента и все сложится так, как должно. И ты ничего не сможет сделать.

Отредактировано Komui Lee (Сб, 6 Май 2017 21:31)

+1


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Законченные эпизоды » [Канон] Тайная жизнь: встреча


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC