Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Приветствуем тебя на форуме DGM: History Repeats Itself, друг!

Ты хочешь знать, живы ли мы? Относительно. Здесь остались еще старожилы, которые неспешно играют между собой, выдумывают что-то новое и резвятся. Но былой активности на просторах форума уже не сыскать.

Нажми на кнопку РПГ-топа, чтобы подыскать себе полноценно живой форум, который будет готов принять тебя. Уверяю тебя, такие имеются.

Если же окажется, что ты не смог найти себе места на других форумах, приходи ко мне, поговорим, быть может, придумаем, что делать.

Фрой Тидолл, пока еще живой глава. ICQ: 668465737

Мы живем благодаря им:


History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Замороженные эпизоды » [Канон] Под Ла-Маншем одиннадцать долгих лье.


[Канон] Под Ла-Маншем одиннадцать долгих лье.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s7.uploads.ru/P12EN.jpg

Место: Ла-Манш во всей своей красе. Лодка.
Участники: Адам (Тысячелетний Граф), Миранда Лотто, Эмилия Сато, Тимоти Херст.
Детали: Корабль, переплывающий Ла-Манш в направлении Кента, терпит достаточно странное, совершенно непредсказуемое, крушение. Сильный ветер срывает паруса, и пассажиры, ухватившие спасательные лодки, пытаются плыть по направлению к своему месту назначения. Только вот в каком направлении это место назначения? И как так получилось, что именно их, одну единственную группу, отбило от всех остальных?

Лучший эпизод за май по версии игроков форума.
Рекомендован к прочтению и перепрочтению.

Отредактировано Millenium Earl (Пт, 28 Апр 2017 17:07)

+2

2

Вот ты в просторной каюте первого класса, на маленьком резном столике у тебя чай разлит в фарфоровую кружку, а в плетеной корзинке лежат круассаны и ничто не предвещает беды. А через какие-то четыре часа уже осознаешь себя сидящим в лодке, широкой спасательной шлюпке, среди спешно загружаемого туда груза из чьих-то чемоданов, ручной клади, вещей и чёрт ещё знает чего.
Адам оглядывается по сторонам и на лице его не отражается ни единой эмоции, которая могла бы выдать хоть тень, каплю или намек на беспокойство или раздражение охватившие большую часть пассажиров «Аделаиды».
Мужчина вздыхает, облокотившись спиной о деревянный борт, запрокинув голову смотрит на затянутое быстрыми белыми облаками небо, задерживает взгляд на обглоданных мачтах, сломанных реях, повисшем безжизненной паутиной такелаже. Налетевший ветер не просто разорвал, и даже не сломал, а буквально с корнем вырвал парус, не постеснявшись после этого скрыться в неизвестном направлении. Оставленный беспомощным, корабль покачивался на волнах, неторопливо дрейфовал, но продолжать путешествие не мог.
Первыми запаниковали женщины.
Одна из мадам почтенного возраста была глубоко возмущена тем, что это случилось именно с ней и именно в тот день, когда на этом «треклятом судне» оказалась именно она, и что капитану лучше бы сделать хоть что-то, чтобы поторопиться доставить её и двух котов, которых она перевозила вместе с собой в корзинке, в Кент.
Барышни поистеричнее, увидев в мадам своего духовного лидера, всецело её поддержали. Заплакал – пронзительно и громко – ребёнок. Девочка трехлетка, напуганная то ли произошедшим, то ли поднимавшимся скандалом, то ли всем этим сразу.
Лодок было мало. Гораздо меньше, чем нужно, чтобы вместить в себя всех пассажиров и хотя бы часть команды судна. Поэтому первыми решено было эвакуировать и отправлять к берегу женщин и детей. И таких персон, как Адам, которые изначально дорого заплатили за проезд, чтобы ни в чем не нуждаться и пережить маленькое путешествие с максимальным комфортом.
Комфорт, увы, сдуло. В буквальном смысле.
И можно было со всем этим весьма быстро и просто закончить, буквально щелчком пальцев, но было во всем этом что-то… нормальное. Естественное, в каком-то смысле. И не такое рутинное и скучное, как всё то, что окружало Тысячелетнего на протяжении бесконечно долгого времени.
Он и переплыть Ла-Манш решил ровно из-за того, что хотел побыть один, наедине с самим собой, без шумной Семьи, но зато в компании не менее крикливых пассажиров.
Чудно.
Скучающим взглядом изучая горизонт, Граф придерживает одной рукой цилиндр, чтобы его не унесло следом за украденными ветром парусами, и с ленивым пренебрежением наблюдает за окружающими и загружаемыми к нему в лодку вместе с чемоданами пассажирами: двумя молодыми женщинами и мальчишкой. Что примечательно – двое из них в чёрной форме. Знакомой форме.
Чудно.
С шумным плеском лодка опустилась на воду, по бортам, и чемоданам, и пассажирам разбежались росчерки бликов от воды, что мужчине пришлось прищуриться, чтобы только нормально всё видеть, хоть и тянуло заслониться ладонью или закрыть глаза. Но стоило им отдалиться от тени «Аделаиды», как всё уже было в порядке.
Ветром разбросало морские брызги, щедро окропив ими пассажиров шлюпки.
Оглянувшись, Адам увидел со всех сторон одну и ту же картину – бывшие пассажиры сами же садились на весла, пока экипаж корабля помогал оставшимся забраться в последние шлюпки, либо же удобнее устроиться в длительном ожидании рано или поздно, но готовой к ним явиться помощи с любого из двух берегов.
За весла взялся мужчина в шлюпке в метрах трех от них – низкорослый и толстый, выглядевший рассеянным, но не способный ударить в грязь лицом перед смотревшими на него разновозрастными представительницами слабого пола.
Ну да… в самом деле.
Адам посмотрел на своих спутников, понимая, что ничего другого ему просто не светит. И ведь ещё не поздно закончить со всем этим фарсом всё тем же легким движением руки, по щелчку пальцев…
Усмехнувшись, мужчина потянулся к веслам, вставляя сперва одно, а затем второе в оключины.
– Лет сто уже не занимался ничем подобным, – а то и больше. Или меньше? Память подводит, когда что-то касается мелочей и деталей, когда полотно своей жизни едва удаётся отличить от другой, чужой или своей – даже этого не разобрать.
Снимая цилиндр и положив его рядом с собой на деревянное, крашенное красной краской сиденье, Адам закатывает рукава кремового плаща, а затем рубашки, прежде чем берется за вёсла.
– Интересно день складывается, да? Весьма увлекательно.

Отредактировано Millenium Earl (Пт, 28 Апр 2017 21:09)

+6

3

Как ни крути, но работа в Научном Отделе, не выходя из собственного подразделения, была совсем не такой, какой её видели Искатели или же Экзорцисты. Словно бы смотря на эту войну из увеличительного стекла, учёные искали детали с высоты своих изысканных башен, так и не касаясь земли. И, говоря по правде, Эмилия никогда больше не хотела возвращаться на эту самую землю. Её под ней ведь даже и не похоронят, учитывая традицию кремирования. Она никогда не хотела быть на этом корабле, никогда не хотела отправляться на эту миссию, никогда не хотела идти хоть куда-то, куда не вели её врата Ковчега. Это было глупо. Это было несуразное разбрасывание не только временем ценных кадров, но и их жизнями. Это, конечно же, осознавало и её начальство, стыдливо прикрывающееся словом "необходимость". Отчёт говорил, что Чистая Сила, вселившаяся в целый замок, научилась создавать иллюзию комнат, которых не было, заставляя несчастных путников сбрасываться с крыши, когда они считали, что лишь выходили в соседнее помещение. В начальстве говорили, что им нужен архитектор, чтобы избежать этой ловушки. И они его нашли, пускай сама Сото не могла поверить в то, что обладающих пространственным мышлением не оказалось кроме неё никого.

Но, конечно же, Эмилия знала, что это была не единственная причина. Пускай никто бы и не рискнул сказать ей этого в лицо, стыдливо пряча взгляд, она знала ответ - это было её прошлое. Прошлое, которое она хотела оставить так же далеко, как и землю, от которой их всё дальше уносила Аделаида. Двенадцать лет войны не уходят вникуда. Она могла бы сколько угодно пытаться похоронить их, забыть, уговаривать саму себя, что навык её как воина притупился, сила уменьшилась, да и реакция уже совсем не та. Но ведь даже и она понимала, насколько этого было бы недостаточно. Эмилия была не просто человеком, у которого был навык узкой специализации, что делало её подходящим для задания человеком. Она была подходящим человеком, у которого было больше всего шансов пережить встречу с Акума. Из всего, с чем ей в последнее время приходилось встречаться в своей же лаборатории, это была самая простая математика. От перемены мест слагаемых меняется только количество смертей, но ничто не приводит к её исчезновению. В Чёрном Ордене все умрут молодые годами, но постаревшие душой. Зрелые лет в двадцать - старики лет в тридцать.

И сейчас, словно бы по какой-то издёвке судьбы, они тонули. На несколько оттенков бледнее не то от глубины разочарования, не то от морской болезни, Эмилия выглядела так, будто бы она сейчас упадёт в обморок. Однако, едва ли это главной причиной того, что её практически насильно затолкали в лодку. Сначала она предлагала посмотреть на неполадки с кораблём и предложить свою помощь, но даже саму вероятность того, что она действительно могла чем-то помочь, отмели даже не услышав. Потом она пыталась сказать, что если лодки отправлять такими полупустыми, какими они были сейчас, то на всех не хватит. У самих работников корабля, некоторые из которых с физикой знакомы не были, судя по всему, даже шапочно, это вызвало реакцию избавиться от девочки как можно скорее. Эмилия, конечно же, пыталась сказать, что ей-то лодка нужна была в последнюю очередь, но её быстро отнесли к категории "тех истеричных дамочек", и толкнули вместе с Мирандой и Тимоти к лодке с такой силой, что она была уверена, что найдёт на своей коже синяки. А кульминацией было, пожалуй, то, что сильная рука какого-то матроса ухватилась за её портфель, сказав, что взять его с собой уж никак не удастся, потому что лодку это перегрузит.

- Если здесь кму-то что-то и не удастся, то это Вам - понять хоть слова из того, что написано в этих отчётах! - Парировала она, ухватившись за свой портфель. Наверное, обычные девушки носили там свою одежду, или же косметику. Эмилия, которую отправили в далёкое и совершенно бесполезное путешествие, носила с собой отчёты, которые давно пора было бы уже прочесть, но времени раньше не хватало. И она скорее откусит себе пальцы левой руки, чем с ними расстанется. - В эту лодку влез бы молодой слон её не затопив, причём держа мой портфель! А мой начальник, узнав о его потере, заставит меня плыть обратно на это самое место, ориентируясь по звёздам, и нырять за ним на самое дно! - В этот самый момент Сото не была даже уверена, сильно ли она утрировала. Вместо этого она извернула шею, и, с реакцией кобры, приметившей добычу, вонзила в его руку свои зубы. Вместе с солёным вкусом грязи, Сото почувствовала волну удовлетворения, которую было ни с чем уже больше не перепутать. "Справедливость!" С этой мыслью, пока кричащий что-то о ведьмах мужчина не опомнился, она скакнула в лодку, напряжённо выдохнув.

- Ну конечно, Ваш багаж они без вопросов погрузили, - сообщила она с ноткой разочарования, мягко переводя взгляд с усталого вида мужчины на его вещи, аккуратно лежащие рядом. Эмилия, за неимением опыта, да и ослеплённая несуразностью всего происходящего вокруг, мало разбиралась в дорогих костюмах да чемоданах. Однако, она знала, что с женщинами и детьми эвакуируют только тех, кто при отправлении вывалил среднестатистическую зарплату пяти семей за каюту люкс класса. И реакция, натренированная едва ли не с самого рождения, заставила её отбросить в сторону любой намёк на сожаление. Она не торопилась даже представиться, несмотря даже на то, что путь предстоял им слишком длинный, чтобы сидеть и молчать. Промозглый ветер пробирался под одежду подобно вору, и Сото поправила лёгкую шаль, окутывающую плечи, зябко подёрнув плечами. Конечно, никто бы не вкладывал в их одежду для путешествий столько денег, сколько вкладывались в форму Экзорцистов, которая грела их зимой и остужала летом. В отличие от Тимоти и Миранды, сегодня она будет мёрзнуть. Ну и ладно, их здоровье было куда важнее. Эмилия с трудом улыбнулась, приводя свои мысли в порядок. Почему-то совершенно всё, что происходило вокруг, казалось ей вселенской несправедливостью. Хотя когда, интересно, вселенная была хоть к кому-то справедлива? Тем не менее, она должна была, как и всегда, оставаться спокойна.

- А начать, я полагаю, стоит со шкива, - её голос был тих и размерен, когда Эмилия осторожно открывала свой портфель, доставая из него карандаш и лист бумаги, в мгновение окропившийся солью воды неспокойных волн. Она делала единственное, что умела, чтобы справиться со стрессом - она изобретала. И изобретала то, что было им действительно нужно. Осмотрев цепким взглядом шлюпку, в которой они оказались, и вёсла, за которые храбро взялся незнакомый мужчина, она села рисовать схему того, как она повесит и закрепит парус. - Если мы так и продолжим грести вручную, то доберёмся до Кента дня через три, если нас ещё не унесёт с курса. Но исправить это, в принципе, дело нехитрое. Нам нужны два шкива, какое-нибудь пальто для флага, и из чего-нибудь сделать руль. - Она продолжала рисовать схему, хищно оглядываясь вокруг в поисках того, что она могла бы использовать, и скудность подручного материала совершенно её не радовала. - Конечно же, магнита, чтобы сделать компас, тоже ни у кого нет... - Она и не вспомнит последнего раза, когда с такой силой скучала по своей лаборатории.

[ava]http://i.imgur.com/ITW8Pil.png[/ava]

Отредактировано Emilia Soto (Сб, 29 Апр 2017 20:54)

+4

4

Одним из плюсов новой работы юного экзорциста являлись путешествия. Мальчику, который за свою недолгую жизнь видел лишь один небольшой город, и жил при этом в кошмарных условиях, новая жизнь казалась весьма увлекательной. Каждый город вызывал большой интерес. И везде встречались разные люди, каждый из них отличался от привычных парижан привычками, манерой речи и еще многими мелочами, которые порой вызывали недоумение. А всяческие пейзажи вызывали неописуемый восторг.
И сейчас, просто проплывая на огромной корабле на задание, синеволосый стоял у борта, с интересом смотря куда-то вдаль. Берег и пристань становились все меньше и меньше, открывая взору казавшуюся бесконечной водную гладь. Но постепенно небесная синева становилась все темнее, предвещая скорую беду. Ветер усиливался, сильнее качая корабль, а брызги волн все больше попадали на палубу.
- Грядет буря...
Тимоти поспешил к остальным своим ребятам из команды, но тут корабль сильно качнуло и его откинуло на другую сторону. Экипаж и пассажиры начали суетиться, буря разыгрывалась все сильней, что вызывало лишь большую панику среди людей. Мальчишка хотел поспешить к своим, но сильные руки одного из матросов его схватили и понесли в сторону спасательных лодок.
- Эй, отпусти меня! Я могу за себя сам отвечать! - экзорцист старался вырваться, но его не отпускали, лишь сильнее держали.
- Малыш, детей и женщин нужно спасти в первую очередь! Так что садись в лодку - мальчика насильно впихнули в шлюпку, не дав и возможности вырваться. А с ним здесь уже оказался какой-то мужчина подозрительный, и садились, к его счастью, Эмилия и Миранда. Только вот учителя Клауд не было.
- Учитель! - мальчишка полез обратно на палубу, но его грубо пихнули обратно в шлюпку и начали их судно опускать на воду.
- Глупый, лучше за себя побеспокойся, - крикнул кто-то из матросов.
Другого выхода не было, нужно было тогда сейчас побеспокоиться за девушек вместе с ним. И за этого незнакомца. Раз уж он тут единственный экзорцист, то стоит проявить свое мужество.
"Надеюсь, с учителем все в порядке. Все же может за себя постоять, так что позже найдемся. А сейчас надо за нас самих побеспокоиться".
Сев на скамью, он стал осматриваться. Брызги воды летели прямо в лицо, а сильные волны покачивали лодку так, что казалось, что она скоро перевернется. Небо было уже темным, почти черным, без каких-либо проблесков, в еще и дождь. В таком положении было крайне сложно оставаться спокойным. И мальчика, честно говоря, ужасно паниковал, не зная, что ему лучше всего сейчас делать. Как поступить? Изо всех сил Тимоти старался держать лицо и вести себя достойно, будто бы и волноваться совсем не очень.
И он даже завидовал Эмилии, которая в данной ситуации просто начала спокойно решать, как же им лучше поступить, чтобы спастись. Вот это стойкость. Действительно, лучше сейчас постараться отвлечься от паники и тревожных мыслей и сделать что-то полезное.
- Да уж, увлека-а-ательно, мистер... - без особого энтузиазма вздохнул мальчишка и оглянулся. Буря, вспышки в небе, он, две девушки и незнакомый мужчина в лодке. Что может быть лучше?
- Что такое шкив? - мальчик непонимающе смотрел на ученую. Во всем таком ученом он слабо разбирался, хоть и пытался как-то вникнуть во всю эту мудреную хренотень ради очередного розыгрыша. - А мой плащ подойдет как парус?
Порывшись в карманах, экзорцист вытащил всякую мелочь. Там был какой-то камушек, стеклянный шарик, деревянный значок с изображением дракона и серый металлический кусок, который он утащил со стола Комуи пару дней назад. - Я не уверен, но это может оказаться магнитом, - Тимоти протянул Эмилии металл. Гребсти он не мог, но помочь хоть как-то хотел. И видимо сейчас главное всеми силами посодействовать Эмилии.

+4

5

Невероятное везение – иначе это и не назовешь. И у Вселенной, однако, есть чувство юмора, иначе они все сегодня не собрались в одной лодке, посреди Ла-Манша. Только Адам, в отличии от сторонников Ордена, не был ни в коей мере вынужден терпеть такое соседство, если бы только не находил это хоть сколько-то забавным. И по-своему интересным.
Честное слово, он будет трижды дурак, если не узнает, чем всё это закончится с учетом того, что именно смертельная скука и однообразие и вынудили его взойти на борт «Аделаиды».
А люди, уверенные в том, что исполняют и несут на своих хрупких плечах не что иное, как неподъемную Святую Миссию, оказались не пронизанными на сквозь дружелюбием идиотами с одуванчиками вместо мозгов, но весьма с характером. Не без праздного любопытства, присущего любому обычному смертному, мужчина присмотрелся к вензелям и отличительным знакам на груди экзорцистов и великодушно промолчал, решив избавить их от вопросов, которые мог бы задать обычный человек, если бы его только терзало любопытство.
С какой-то рассеянной, печальной улыбкой, Адам осмотрел чемоданы, среди которых сидел.
Вот уж что-что, а своих вещей у него не было, а саквояж, с которым он прибыл на борт, существовал лишь для вида и был пустым, если не считать пару книг и маленького дорожного сборника стихотворений, что сиротливо лежал до того на его дне, а теперь покоился во внутреннем кармане плаща.
Мужчина ради такого дела даже выпустил весла и, потянув на себя ближайший из чемоданов, разместил его на полу лодки между собой и говорливой, явно не пребывающей в добром расположении духа, леди и открыл, задумчиво разглядывая содержимое.
– Боюсь, – подцепив пальцами легкий пеньюар, явно принадлежавший женщине и не без смущения оглядев разномастное нижнее белье, щедро украшенное рюшами и разномастного плетения кружевом, Адам отстранился и закрыл крышку, когда каждый сидевший в лодке смог бы заглянуть и хоть одним глазком подсмотреть содержимое, – это точно не мой багаж. Мы в равных условиях, леди, если только это, конечно. Не ваш размер.
Мужчина снова взялся за весла, присматриваясь к остальным лодкам, выбирающим курс и направление.
Если посмотреть правде в глаза, то Адам был просто проклят.
И сейчас его проклятие воплотилось в барышне ростом на голову ниже него, с волосами, отдающими рыжиной, бледным лицом и взбудораженным видом.
Возможно, что он это, конечно, выдумывает. Возможно, что женщины что его окружают – просто едва ли скажут хоть одно лишнее слово, а эта излила на него уже с полсотни, если не больше, слов. И что-то чертила, рассуждая вслух про шкив, магнит и компас. В этом всём был смысл, если только они не хотят, действительно, застрять посреди воды на несколько суток.
– Я не уверен, что мы вообще будем куда-либо плыть. Хочется верить, что сигнал о помощи был отправлен, так же успешно был принят на одном из двух берегов и к нам уже снаряжают корабль, чтобы забрать всех. – Это был расклад событий, который можно счесть идеальным, но всегда находилось простейшее «но», которое может погубить их всех, – А может быть и нет.
Вот только своими силами всем пассажирам, рассаженным по лодкам, до берега не добраться. Едва ли в каждой шлюпке сидит барышня, которая соображает в парусах и, более того, готова таковой соорудить. Как не хватит человеческих сил и для того, чтобы грести хотя бы более трех-четырех часов подряд.
– Щедрый жест, юноша, но вам плащ еще пригодится, а здесь достаточно вещей – что-то да подойдет на роль паруса. Посмотри лучше, есть ли что-то подходящее здесь, – Адам снова отпускает вёсла и притягивает к мальчишке один из чемоданов, а сам снимает свой плащ и протягивает его заумной девице, зябко кутающейся в шаль, с видом безразличным и одновременно не терпящим отказа, – Накиньте, погода – не жаркое лето.
И сам взялся за другой ближайший чемодан, открывая его и изучая содержимое из чужих рубашек и штанов.

+3

6

В тот момент, когда мужчина открыл чемодан, он, наверное, и не представлял, что в какой-то миг смог пробудить в Эмилии столько энтузиазма, что тот смог вытеснить и холод, и раздражение, и даже обиду на весь Орден за то, что здесь происходило. С широко распахнутыми глазами ребёнка, который открывал рождественские подарки (не то чтобы она хоть когда-то становилась свидетелем этой картины), девушка одним лишь уверенным движением пересекла всю лодку, оказавшись прямо над небрежно сложенными цветастыми вещами. Так близко с Графу Тысячелетнему не подходил, пожалуй, никто. Склонив свою голову так, что та практически соприкасалась с его макушкой, Сото с удивлением двумя пальцами вытащила на поверхность чьи-то панталоны нежно зеленоватого цвета, и повертела их перед своим носом, заворожённо смотря на крупные рюши. В Ордене таких не то что просто не носили, но даже удивились бы гораздо меньше, если бы кто-то носил их на голове, чем на ногах.

- Оооо... - Мягко выдохнула Эмилия, когда руки её оказались на корсете, и поднесли его себе на колени. Он был жёстким, и выглядел даже в развязанном виде таким узким, что она почувствовала ноющую боль рёбер, которым стало больно от одного лишь только вида того, что с собой делают другие девушки изо дня в день. - Поверить не могу, что люди это носят. - Странные слова для девушки её возраста. Но что пожелаешь? Эмилии было, говоря по правде, совершенно всё равно, что именно подумает о ней собеседник. Он, в принципе, мог бы и сам догадаться, что едет с людьми какими-то странными, одна из которых никогда в своей жизни не видела корсетов, а вторая без стыда или стеснения ходила в брюках. "И это Вы, конечно, не видели, в чём ходит Линали." Мягко ухмыльнувшись собственному воображению изумлённого лица мужчины, она продолжала изучать странную, чуть ли не инопланетную вещь, сначала попытавшись её погнуть, потом постучать ею о каркас лодки, и в последствии даже укусив. Китовый ус не поддался. "Значит, нам подойдёт."

- Прошу прощения, но в мои привычки не входит беспомощно сидеть и ждать спасения, - она отвечала, до сих пор копаясь в странной одежде, и лишь только под конец приподнимая на него свой взгляд. Выбор велик не был, так что особо выбирать не приходилось. И дело касалось не только подручных средств, но и подручных людей. Возможно, она была к товарищу по несчастью несправедлива - мужчина выглядел уставшим, измученным, и в глазах его отражалась глубокая, тяжёлая тоска. А она отнеслась к нему без какой-либо доли сожаления, будто бы он и сам не был частью этого несуразного несчастья. Совесть, просыпающаяся подобно хтоническому чудовищу, сейчас с трудом поднимала свою голову из воды, и Сото тяжело выдохнула, чувствуя себя далеко не лучшим образом. - Эмилия. Меня зовут Эмилия. - Она мягко улыбнулась мужчине, искренне понадеявшись, что, возможно, она сможет поднять ему настроение. Но тот в ответ лишь протянул ей свой плащ. И Сото смотрела на него, размеренно моргая, словно бы и плащ увидела впервые.

- Вы... Вы уверены? - Переспрашивала она неуверенно, протягивая руки вперёд, окутывая пальцами плотную ткань. Тёплое. Такое теплое, что холод морского ветра отдавался в её теле ещё сильнее, и Эмилия ещё ярче прочувствовала, как оледеневают её пальцы. "Как рисовать такими пальцами чертежи?" - Но ведь тогда Вы и сами замёрзнете. - Спорить о том, кому в результате будет холоднее, можно было бы достаточно долго. И спор, в принципе, можно было продолжить, приняв этот жест галантности. Вздрогнув, стоило очередной солёной волне орошить её брызгами, Эмилия накинула широкий плащ на плечи, застегнув верхнюю пуговицу на груди. Она утопала в нём как маленькая девочка утопала в мамином платье, но зато плотная ткань, пропитанная теплом чужого тела, действительно могла остановить ветер. - Спасибо... - Наверное, она была к нему вдвойне несправедлива. Однако, как бы то ни было, им нужно было выбираться отсюда, и выбираться как можно скорее. И не было времени на лирические отступления и томные взгляды, поскольку через несколько часов, сколько бы у них ни было с собой пальто, замёрзнут все. И станет резко не до галантности.

- Так, - приподнявшись, она подтащила чей-то раскрытый чемодан прямо в середину лодки, поближе ко всем присутствующим. Работа, говоря по правде, была совершенно не из лёгких. - Нам нужно сшить парус из этих вот вещей, сделать компас, смастерить шкив, сделать мачту, и сделать компас. Тимоти, ты просто чудо, откуда у тебя магнит? - По правде говоря, иногда в свою удачу трудно было даже поверить. Сото перебирала между пальцами серенький осколок, и не хотела даже знать, откуда он мог его достать. Учитывая, что в первую их встречу, мелкий хулиган чуть было её же силами не взорвал лабораторию, счастлива его склонности к проделкам Эмилия была действительно впервые. И, вновь вернувшись к своему скарбу, Эмилия достала оттуда аккуратный набор ниток и иголок, что укладывались заботливым Баком каждому сотруднику в поход. Пускай предположение было на то, что этими нитками будут зашиваться раны, а не нижнее бельё незнакомцев, но сейчас это нехитрое приспособление казалось самым ценным, что им только могли с собой дать. "Хотя от еды я бы, конечно, не отказалась..." Но нет. Она встряхнула головой, борясь с настойчивым желанием всё бросить, забиться в угол, и просто ждать группы спасения, что не известно ещё придёт к ним или нет. Тем более, что течение раскидывало лодки друг от друга как ветер разносит падающие осенние листья по лесу.

- Вот, Тимоти, возьми иголку, намагнить её, привяжи к ней ниточку, найди во что можно налить воды, опусти туда иголку на нитке, и иголка должна указать нам на север. - "Только бы он не додумался опускать иголку в бушующие волны." Но мальчику, как бы молод он ни был, хотелось доверять хотя бы потому, что он умудрился в своё время утереть нос практически всем сотрудникам Научного Отдела, с которыми сталкивался, сделав их частью своих проделок. - Миранда, - Сото повернулась к ней, протягивая тот же самый набор для шитья, - Мне нужно, чтобы ты сшила из подходящих вещей парус. - В принципе, с Мирандой Эмилия до этого тоже встречалась всего один раз. Раз, в который та умудрилась потеряться в коридорах, споткнуться о ровный пол, свернуть со стола чашку, и... что она только ни сделала. Где-то в глубине души Эмилия действительно побаивалась того, что неуклюжая женщина сможет случайно сигануть этой иглой кому-нибудь в лицо, даже не начав. Но, конечно же, как и раньше, выбирать ей не приходилось. "Систему навигации и управления лодкой мы строили с неуверенной в себе до ужаса женщиной и девятилетним ребёнком." Но, именно в них ей приходилось верить. И поэтому, улыбнувшись снова с уверенностью, Эмилия протянула ей лист, на котором успела нарисовать то, как должен был выглядеть флаг. - Вот по этому вот чертежу.

- А Вам, - Эмилия развернулась к мужчине и окинула его таким взглядом, будто бы увидела впервые, - предстоит вытащить кости из корсетов. - Оставалось надеяться, что у него нет никаких странностей, припрятанных в рукаве. Что на него всегда и во всём можно было положиться. Что на всех их можно в этих делах положиться. Ведь всё, что она им говорила делать, оно было так просто, правда? Самой же ей надо было придумать, как без ножа вырезать из одного из сидений как минимум два ровных круга, через которые потом можно продеть кости от тех самых корсетов для шкивов. Вот это вот казалось трудным, а какие-то нитки-паруса-корсеты... Эмилия осторожно достала маленькие ножнички из того же швейного набора, миниатюрные, короче женского ноготочка, и угрожающе ими свистнула несколько раз в воздухе, прежде чем протянуть их товарищу по несчастью. - К сожалению, это всё, что я Вам могу сейчас предложить в помощь к этому бравому делу.

[ava]http://i.imgur.com/ITW8Pil.png[/ava]

Отредактировано Emilia Soto (Чт, 8 Июн 2017 12:08)

+2


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Замороженные эпизоды » [Канон] Под Ла-Маншем одиннадцать долгих лье.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC