Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Лучший пост: Allen Walker

(Дети декабря)

В цирке старого Гизмо идеальным было всё: афиши, купол, манеж, животные, артисты. Трюки и фокусы – что-то невозможное, настоящее волшебство. Представление – яркое, фееричное шоу, распаляющее в зрителе веселье и смех, увлекающее от начала и до самого конца. Их ждали с нетерпением, билеты расходились в считанные минуты, и даже самое короткое уличное выступление пользовалось сумасшедшим успехом.

читать дальше

Лучший эпизод: House of the Rising Sun

(Sheril Kamelot, Tyki Mikk )

Последняя неделя выдалась довольно-таки тяжелой: этот противный, наглый и напыщенный индюк Бенджамин Лоуренс совсем потерял совесть. Секрета тут не было, они оба друг друга недолюбливали и старались избавиться от соперника любым способом. Однако, в последнее время все ходы достопочтенного и не очень, Лоуренса перешли все границы. Будучи пораженным и оскорбленным до глубины души происходящим, Шерил Камелот объявил конкуренту, что он сотрет его в порошок прежде, чем тот придумает свой следующий шаг. Права, война эта выглядела не так серьезно, на фоне всех тех действий, что творил Камелот относительно других стран. Всё это выглядело, скорее, как попытка самоутвердиться за счет другого, более слабого участника, но слабым становиться никто не хотел. Простые действия уже не срабатывали, было необходимо создать что-то невероятное, то, что помогло бы избавиться от Бенджамина, за исключением его смерти.

прочитать весь эпизод

History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Объявление

Господа, не забывайте, что все наши объявления теперь отображаются в БЛОГАХ СЛЕВА! Не пропустите важные новости и оставайтесь в курсе последних событий!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Канон » Grow me a garden of roses.


Grow me a garden of roses.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://sf.uploads.ru/HOmed.png

Место: Особняк Розарии, внешне мрачный и весьма неприветливый.
Участники: Адам (Тысячелетний Граф), Шерил Камелот (Желание Ноя), Розария Госсенс.
Детали: Не все наниматели одинаковы просты и, что более невероятно, относительно бессмертны и обладают силой куда большей, чем обычная власть.
И не все убийцы бывают столь же ценны, чтобы лично делать предложение, от которого будет совершенно невозможно отказаться.

Отредактировано Millenium Earl (Сб, 29 Апр 2017 00:02)

+1

2

– Мрачно, – одним единственным словом Адам весьма веско и точно описал ту картину, что открылась перед ними.
Особняк одним своим внешним видом наводил на мысли о готичной литературе весьма специфичного содержания и первой и не столь давней публикации романа о некоем графе, но не Тысячелетнем, а Дракуле.
Заброшенный вид здания вызывал сомнения в том, что здесь кто-то живет или, что вероятнее, вообще мог бы жить. А недобрая слава, быстро разнесшаяся по городу, быстро и эффективно создала достаточную репутацию, чтобы даже воры не смели соваться на территорию дома, вестимо, не просто так. Вот только Граф знал, что никакие призраки здесь точно не обитают.
– Наверное, стоило сперва прислать посыльного с запиской о том, что мы явимся к ланчу, чтобы не стать незваными гостями, – мужчина поправил цилиндр, украшенный тёмно-синей лентой и цветком незабудки, и сделал знак возничему-акума, чтобы тот ждал их, хоть действительной нужны и необходимости в дополнительных указаниях не было, – но гостей здесь всё равно не чествуют. Не будем же тратить время, мой дорогой министр.
Адам не имел привычки вникать во все дела Шерила по ряду причин, из которых важнейшими находил лишь две. Первая заключалась в банальной скуке, которую ему неизменно навевала политика и светское общество, бывшие неотъемлемой частью жизни Желания Ноя, а вторая заключалась в доверии.
Доверие было тем нерушимом звеном в цепи Семейных уз, которое не подвергалось сомнению.
Сейчас же Адам был здесь из не менее банального любопытства.
Недавно скончавшийся при весьма странных, если не сказать подозрительных обстоятельствах Эдмонд Делакруа, один из сторонников оппозиции против политических решений мистера Камелота, умер, увы и одновременно к счастью, не по своей воле.
Для мира это была не великая потеря, но разговоров родилось достаточно. Особо умные и прозорливые усмотрели между кончиной Делакруа и тем, что вечером перед смертью он находился на приёме в доме у Шерила и весьма умело сложили два плюс два.
Домыслы, конечно же, было невозможно доказать, а любую тень, которая ложиться на репутацию и славу, всегда можно разыграть минимум в два направления, но ситуация получилась… немного неприятная.
Люди умирают всегда – ежедневно, ежечасно и ежеминутно. Адама, как покровителя любой, даже самой захудалой войны, такое положение вещей устраивает более чем. Людей же, способных сеять смерть словно зерна, Тысячелетний Граф собирает со старательностью коллекционера. Когда у тебя за плечами есть армия из машин – это дело скорее для души, чем с практическим применением, но мастера своего дела привлекали его взгляд и по-своему завораживали своим искусством.
Черные кованые ворота с узорами из роз были заперты изнутри. Остановившись перед ними, мужчина осмотрелся по сторонам, словно в поисках чего-то или кого-то, прежде чем, тихо хмыкнув, коснулся их и просто толкнул. Легко и непринуждённо, словно зная, что они откроются. Раздался тихий скрип и скрежет, после которого тяжелые створки послушно поддались и отворились, пропуская внутрь.
Внешнее запустение сменилось внутренним.
Но дорожку, ведущую к дому, не занесло сором и сухими листьями - видно, что ее подметали и не так давно, в буйную зелень газона давно и прочно вплелись сорняки, каменная лесенка крыльца высотой в три широких ступени красовалась сколами и неровностями - дому не хватало хозяйской мужской руки. Адам не был уверен, но тёмно-бурое пятно у самой парадной двери показалось ему издали не просто грязью. 
– Сколько лет она на тебя работает? – неторопливый шаг чеканился тихим стуком трости. Не достигнув и середины их и без того непродолжительного пути, мужчина остановился. Внимание Графа привлек сад, буйными зарослями раскинувшийся по периметру дома и, судя по всему, уходивший за него. Сойдя с дорожки, Адам едва улыбнулся, направившись к ближайшей клумбе с розами.
Вопреки всему, что они здесь уже видели, сад выглядел более чем ухоженным.
Раскидистые кусты роз, от белоснежных до тёмно-алых, были здешними владычицами. Но стоило присмотреться и взгляд выхватывал среди них воздушные нежно-розовые метелки астильбы, беслоснежно-нежные соцветия нарцисса, бордово-желтые овалы бадана и тёмные стрелки амаранта. Цветки крошечных мускарей, совершенно незаметных, если их всего несколько. Но стоит голубым, с белой каймой колокольчикам, собранные в кипарисовидное соцветие на верхушке стебля разрастись, заполнить пустые пространства меж кустов и деревьев, то создаётся столь волшебное зрелище, что замираешь, чтобы не просто налюбоваться, а впитать открывшуюся картину всю, через кожу, до последней капли.
Адам и остановился, протянув руку к розовому кусту, коснувшись пальцами нежных лепестков. От окружавшего их цветочного благоухания кругом шла голова. Только ли у него?
– Не Райский сад, но красиво.

Отредактировано Millenium Earl (Сб, 29 Апр 2017 11:30)

+3

3

Время не стоит на месте, как и мода. Вероятно, у каждого уважающего себя министра были работники из определенных сфер услуг. И, как правило, были они вне закона. Шерил Камелот не мог похвастаться абсолютной непричастностью не только к ряду смертей, которые были так на руку. Разумеется, с каждым из неугодных он мог расправиться быстро и не прилагая особых усилий — стоило лишь пожелать и вот уже у твоих ног остывает свежий труп. Но иногда выполнять всю грязную работу совершенно не хотелось, плюс дела Семьи и политическая жизнь. Нельзя было растрачивать и без того драгоценное время, которого так порой не хватало. Особенно, в последнее время, министр стал отмечать, что сильно скучает по Семье, так как обострившаяся ситуация как с экзорцистами, так и с более высшими чинами прекрасного общества. Однако, Шерил никак не мог предположить, что данное наблюдение так горячо и внимательно воспримет Граф. Разумеется, данный визит и компанию Адам обосновывал несколько иначе, но что-то, всё же, подсказывало Шерилу, что все непросто так.
- Не думаю, что наше появление здесь было бы воспринято как-то иначе даже с предупреждением, - хмыкнул премьер-министр, заправляя непослушные пряди за ухо. - Девушка, сразу скажу, довольно-таки специфическая, но работу выполняет чисто.
Розария уже несколько лет работала на Камелота, выполняя работу «штатного киллера», как говорил сам мужчина, каждый раз посмеиваясь над такой формулировкой. Ничего лишнего — просто выполняла необходимые поручения и грамотно скрывалась. Ну и, наконец, при ее обнаружении вряд ли бы хоть единственная ниточка смогла бы привести непосредственно к Шерилу. Девчонка не знала, на кого работала да и вряд ли бы догадалась, судя по характеристикам что были в руках премьера. Не все люди столь идеальны как они, апостолы, посему, стоит делать кое-какие послабления и не желать получить всё и сразу.
Что было, разумеется, трудно.
Также, мужчина был абсолютно согласен с оценкой Графа по поводу местности, на землю которой он ступили. Здесь было слишком мрачно, даже для таких тёмных фигур как и они сами. Интересно, почему девушка выбрала дом такого плана и почему она не может за ним нормально следить? Камелот только и делал, что морщился, оценивая обстановку. Даже цветы не спасали всеобщий кошмар. Будучи человеком очень нежной и хрупкой натуры, Шерилу было не совсем комфортно находится в таких условиях. Хуже было только в саду поместья Делакруа, пусть земля ему будет пухом. Хотя, кто знает, этот человек был тем еще дьяволом, и, быть может, когда-нибудь их пути вновь пересекутся, но уже в Аду.
— Довольно-таки длительный срок, - уклончиво ответил он, несколько по-кошачьи улыбаясь. - Не считал дни, но за всё это время она меня не разочаровала. Ну, разве что в паре моментах, но это никак не относится к её профессии. - Мужчина вздохнул и вновь поморщился, оглядываясь и пренебрежительно окидывая всё внимательным взглядом. Почему-то Адам нашёл в саду нечто прекрасное, но Камелот не мог понять, что именно здесь было такого красивого. Его же всё здесь раздражало и неистово хотелось нанять пару-тройку садовников и служанок, которые привели бы здесь всё в порядок. А ведь казалось бы, владелица женского пола. Сравнивая с женой, Шерил не мог понять, как можно было вот так запустить двор, плюс жалование он давал вполне неплохое, так почему бы не нанять людей, которые справятся с домом лучше, чем ты? Оставалось лишь недовольно качать головой, смотреть себе под ноги и вспоминать, что в приличном обществе цокать языком, высказывая свое недовольство не принято.
— Уж не знаю, что тут красивого ты увидел, но вероятно, в цветах ты толк знаешь больше моего, этим всем занимается Трисия и я даже не смею ни к чему подобному прикасаться, а то как же — сломаю, поверну бутончик не в ту сторону и всё — трагедия.
Вспомнив то, как печется о своих цветах супруга, Шерил улыбнулся, а затем опасливо подумал о том, что и Розария может с таким же трепетом относиться к цветам и не дай Бог повернуть цветок куда-то в противоположную сторону или же, случайно лишить его пары лепестков. Нрав у дамочки был совсем не спокойным [судя по всем тем же характеристикам, что добыли о работнице особые люди Камелота], поэтому случиться могло всё что угодно.

+2

4

Это был весьма обычный день. Конечно, в понимании самой Розарии, а не простых смертных. Вряд ли какая-то девушка назовет обычным днем постоянное и муторное занятие колки дров, на которое она потратила как минимум пару часов и тщательное изучение не менее мрачного трактата с весьма специфичесим заголовком "Яды и их применение". Постоянная конкуренция требовала и постоянных знаний, которые требовалось расширять. День выдался на удивление теплым, но шумная листва напоминала о скорой смене времени года, которая зачастую ассоциировалась у многих с хандрой.
Девушка стояла за домом и меланхолично удар за ударом уничтожала деревяшки, которые она потом собиралась отправить на растопку своего хозяйства. Дом был большим, но холодным. И даже она не могла долго выдержать холод каменных стен.
Обычно они сохраняли остатки тепла, но девушки пары-тройки дней не было дома. После убийства некого Делакруа нельзя было бросать на себя хоть какую-то тень внимания. Ей и так пришлось рискнуть, выполнив зараз непосредственно во время бала. Данный объект был параноиком до мозга костей и количество его охраны приравнивалось разве что к количеству его же прислуги. Поэтому пришлось использовать старый добрый способ с ядом. Было большим риском то, чтобы жертва погибла непосредственно на балу, поэтому яд был медленным. Делакруа скончался практически у себя дом, гуляя по парку в своем же саду и приняв на грудь приличное количество виски. По крайней мере именно так написали анкеты, решившие раздуть сенсацию.
Сама девушка мало уделяла внимания своим достижениям подобного рода. Перед ней просто ставили задачу, а она ее выполняла, после чего бралась за следующее. Для нее это было так же естественно, как бухгалтеру подписывать ту или иную бумагу, как бы это абсурдно не звучало.
Но сейчас она решила временно позаниматься своим домом. Каждое задание требовало длительной подготовки и руки до дома просто не доходили. Слуг она не держала из принципа. Они были слишком болтливы и могли проговориться сами того не понимая. Сама Розария часто использовала горничных, приплачивая им. А те и рады были языком трепать... Блондинка вздохнула и опустила топор с очередным ударом. Ее внешний вид был совершенно не приемлем для людей, обычных горожан или дворянского происхождения. черная блузка скорее вызвала ассоциацию с чернорабочим, перчатки на руках с мясником, черные штаны и вовсе не приветствовались обществом и образ завершал кусок ткани, который был привязан к поясу на подобии юбки, при этом открывая бедро в штанах, золотистые волосы были завязаны в тугой хвост на затылке. "Еще немного и можно передохнуть"-устало выдохнула Розария, вытирая пот со лба и взглянув мельком на страницу книги, которая лежала тут же.
Неожиданный скрип заставил девушку напрячься и повернуть голову в сторону калитки. Рука, сжимающая топор, напряглась. Калитка не скрипела, если ее не тянули, а значит у нее скоро будут гости, а гостей она не любила. Они обычно заканчивали у нее печально, в итоге оставаясь лишь удобрением для ее цветов. Вот цветы она любила, это была единственная ее отрада, позволявшая если не ощутить себя человеком, то испытать хоть какие-то эмоции. Девушка согнула колени и принялась осторожно красться среди кустов. Густота их позволяла скрывать ее изящную фигуру. "Мужчины, двое"-быстро определила девушка, услышав два голоса на разной тональности. Вряд ли они сюда пришли кушать плюшки. Розария уже стакливалась с тем, что после выполнения миссий заказчик пытался ее устранить. Неприятно.
Блондинка прокрутила в руках небольшой топорик. Перед ее взором предстала чудесная картинка: незнакомый ей мужчина в странном цилиндре, склонившийся над цветами. Девушка нахмурилась, делая замах рукой. Второй голос она, кажется, узнала, но не предала этому значения. Заказчики не желали ей добра, когда приходили сюда после получения трупа, а значит и данная ситуация мало чем отличалась от предыдущей.
Неожиданный замах и топор, опасно разрезая воздух, снес цилиндр с головы мужчины, а в следующий момент он оказался пригвозденным к дереву за спиной мужчины. Движения были такими отточенными, словно блондинка не человек убить попыталась, а всего лишь разбить деревяшку, чем занималась некоторое время назад "Сколько можно, люди такие надоедливые, везде суют свой нос на запреты"-нахмурилась девушка и неожиданным прыжком атаковала того же мужчину, который только что лишился цилиндра. Это всего лишь был отвлекающий маневр, а теперь же быстрая тень, словно кошка, накинулась на незнакомца с явным намерением ударить его по голове ударом ноги, которая, к слову, уже была замахнута для удара. Бирюзовые глаза быстро оценили обстановку, видимо, на данный момент это и было ее ошибкой. "Министр Шерил Камелот?"-ее лицо не выдало удивление, но глаза немного расширились, от чего траектория полета нападающей немного изменилась и вместо головы удар прошелся всего лишь вскольз по плечам и костюму, сама девушка упала на землю, но тут же вскочила с резким кувырком, с явным намерением избавиться от непрошеных гостей, которых, похоже, она явно восприняла как врагов. Это был логичный вывод, учитывая историю ее карьеры. Не сможет убить, если они и вправда пришли по ее душу, то просто сбежит. Взгляд уже метался от одного объекта ландшафта на другой, продумывая план действий. Волосы и руки девушки были покрыты мелкими щепками, на что она не обратила ни малейшего внимания. "Какого черта Шерил Камелот тут забыл? Неужели и он решил пойти на расправу? Мои заказчики ничем не отличаются друг от друга"-нахмурилась девушка, ее мышцы были напряжены словно у змеи перед прыжком, а действия были недалеки от нее по скорости.

+2

5

– У Трисии есть… – Адам прервался на полуслове, так и не завершив начатой мысли.
Свист, лёгкий наклон головы, и топорик сбивает цилиндр, пришпиливая его к стволу дерева. Яблони, насколько мог судить Адам по листве.
Немного иронично… но иронию это могу понять, пожалуй, из всех собравшихся в этом не-райском саду лишь он один.
Усмешка появляется на губах мужчины за секунду до того, как за одной атакой тут же следует другая. Он отклоняется – едва различимый поворот корпусом, и несмотря на реакцию самой наёмной убийцы, удар едва задевает плечо. Боли не было, вспыхнул лишь дискомфорт.
Удивительно, что она сама же смогла изменить траекторию удара. Феноменальная, практически на грани человеческих возможностей, реакция.
«Хорошо», – можно считать это своеобразной проверкой, которая была пройдена успешно, хоть в ней и не было смысла. Оставалось только уладить иной вопрос, который может стоить Розарии Госсенс жизни.
– Шерил, всё в порядке, – выпрямляясь и отряхивая ладони, глядя на испорченный цилиндр, мужчина обернулся и посмотрел сперва на министра, а затем на девушку.
Можно сказать, что это чудо, что она до сих пор цела – Камелот не разменивался на комплименты, когда дело касалось его Семьи. И не важно насколько реальной либо выдуманной была угроза. Хотя топор, попавший в голову, трижды опаснее любой другой травмы, нанесённой им же. В подобных вопросах, будь ты даже трижды Ной, не стоит полагаться на одну лишь удачу, потому что последствия в любом случае окажутся весьма неприятными, не говоря уже об эстетичной стороне вопроса.
– Не очень вежливый приём гостей. Неужели, мисс Госсенс, слухи о вашем исключительном знании и следовании этикета врут?
Мужчина наступает в клумбу, под его шагом ломается несколько стеблей, тех что тоньше и моложе, пышного розового куста.
– Поверьте, если бы мы хотели вас убить, то вы были уже мертвы, – он вытаскивает из дерева топор, рассматривает цилиндр и, обернувшись, поднимает выше не состоявшееся орудие убийства, – но даже несмотря на это, вы всё ещё живы.
Воистину, слухи о неприветливости этого дома не врут. Но к чему столько мрачности? Есть сотня других, более прекрасных способов отвадить ненужных гостей, при этом даже не прибегая к насилию. В прочем, всё это было личным делом самой девушки, но дом с откровенной черной репутацией едва ли мог быть хорошим укрытием для человека её профессии. Это уже заявленное открытое внимание и, если кому-то было бы реально необходимо, её бы здесь уже давно не было.
Именно поэтому, несмотря на все мрачные тайны и скелеты в шкафу, семья министра Камелота ведет публичную жизнь. Именно поэтому, несмотря на тот шепот, что следует за их репутацией, двери особняка всегда открыты для приёмов, светских раутов и гостей. Любой желающий может прийти и посмотреть на всё своими глазами и убедиться в том, что министр Камелот не пьёт на завтра кровь младенцев из черепов, его жена не ведьма, загубившая сотню служанок, а милейшая леди, что любит цветы и всегда рада гостям, а дети – настоящий подарок судьбы. Противопоставить что-либо картине идеальной семьи никто и никогда не сможет. К тому же, во всех этих мрачных образах было не грамма уюта, к которому стремится даже их семейный круг. 
Репутация же барышни, живущей одной, да ещё и так уединённо, ничем не подпитывалась. Удивительно, что её ещё весьма приемлемо принимал в себя, при необходимости, светский круг, с которым Розарии приходилось иметь дело. Потому что репутация — это тот единственный язык, который они понимают.
– Поговорим спокойно?

Отредактировано Millenium Earl (Вс, 7 Май 2017 12:54)

+4

6

Шерил немного рассеяно отпрянул назад, и обеспокоенно повернулся к Графу, будучи готовым оказать помощь, если это потребуется. Однако, тот был в полном порядке, посему министр спокойно выдохнул, но все же был разозлен. Первое, что его всегда приводило в бешенство, это любые опасные вещи, в которые приходилось ввязываться его дочери Роад. Второе — любой дискомфорт, удар или покушение на члена семьи он расценивал как личное. Да, ему сейчас досталось не так сильно, но за Адама он простить так просто не мог. Ведь это Граф мог сохранять трезвый ум даже в таких ситуациях, Шерил же заводился с пол-оборота и был готов нанести самый опасный удар. И неважно, что это была его работница. Таких как она можно найти, если постараться, еще около сотни, если исколесить весь мир, быть может, повезет даже найти кого-то более приветливого и обученного манерам и просто правилам элементарного приличия. Куда он смотрел раньше, когда нанимал на работу? Хотя, он не думал, что такого рода отношения могут затянутся более, чем на одно-два задания. Судьба распорядилась немного иначе.
Небрежно вскинув руку, Камелот взял под контроль тело девушки и, чуть приподняв ее, хорошенько тряхнул, будто бы приводя в чувства. Его пальцы медленно сжимались, сокращая поступление воздуха, как же министр любил свою способность — стоит лишь пожелать и оппонент задохнется, или сломает себе что-нибудь. Шерил гадал, что же ему сломать у девчонки первоочередно: руку или ногу? Или совсем не церемониться и свернуть шею? Цель визита будто бы отходила на второй план, настолько злость захватила разум Ноя и если бы не спокойный голос брата будто бы вернул его в реальность, и немного отрезвил. Нет, гнев никуда не пропал, также как и желание навредить, наказать невоспитанную девку, но пальцы перестали сжиматься, и Розария смогла вновь дышать полной грудью, ну, практически. Шерил не спешил освобождать киллера из своего захвата: кто знает, что ей придет в голову на этот раз. Разумеется, идеи подобного рода и попытки будут более, чем просто глупыми. Одной лишь мыслю он сможет завязать дамочку в бант и оставить так лежать до Рождества. Быть может, её пропажу заметил кто-то ещё. Но зрелище ждало бы искавшего не совсем эстетически прекрасное. Желание не мог ничего с собой поделать, но сворачивать из жертв подобного рода оригами ему безумно нравилось, это стало своего рода хобби. В голове уже стала зарождаться идея и с очередным шедевром, но Камелот не спешил воплощать её в жизнь. Сначала нужно сделать то, что они запланировали с Адамом. И лишь потом, если они оба поймут, что Розария не справится или не будет справляться, можно будет пустить в ход все свои навыки.
Премьер-министр поражался спокойствию Тысячелетнего Графа. Разумеется какой-то там топор не мог бы ему навредить, но сама дерзость, само действие просто заставляло чуть ли не взрываться от гнева. Неужели он действительно не был ошарашен и хотел после всего этого продолжать вести диалог?
- Я уже не уверен в словах о «не хотим убить», - хмыкнув, но всё же улыбнувшись, сообщил Шерил, поглядывая на Адама. - Но поговорить действительно не мешало бы и спокойно. Отпускать так просто я не намерен, гарантий что не будет очередного нападения нет. Да и по сути, так и сама Розария в безопасности.
И ведь в этом он был прав. Пока девушка не пытается убить двух знатных господ — ей ничего не угрожает. Если когда он прекратит контроль с её стороны будет хоть какое-то лишнее движение — предупреждающих захватов уже не будет. Не тот случай.
Но пока возвращать хозяйке тело Шерил не собирался.

+3

7

Это становилось опасно. Последний гость в ее доме был буквально полгода назад и закончил так же, как и другие. Но теперешние... Розария просто не знала как себя повести. Работодатели не захаживали к ней хотя бы потому, что просто не знали места ее обиталища. И было вполне логично, что Шерил с человеком_которого_она_не_знала были для нее не слишком приятным сюрпризом. "Ну конечно, это была моя ошибка, чтобы остаться здесь на длительное время"-едва не простонала Розария. Ведь по сути чуть ли не жирным шрифтом написала на воротах место своего обитания. И это было неприятно. Работодатели являлись к ней только в случае неудовлетворения ее работой, либо в тех случаях, когда ее саму считали угрозой, чтобы ликвидировать. В таких случаях киллер предпочитала просто отбиваться от нападающих и покидать насиженное место, чтобы в следующий раз появиться в месте в паре десятков тысяч километров от нынешнего.
Фиалковые глаза девушки метались от одного мужчины к другому, словно пытаясь понять от кого из них будет исходить угроза. Ее лицо было ужасно сосредоточенным, а рука немного сжималась в руках. Секундная эмоция удивления на лице исчезла. Второй мужчина спокойно забрал свой цилиндр, при этом девушка неожиданно ощутила опасность. Она так и не поняла откуда та исходила. Это можно было назвать только интуцицией. Моментальное желание схватить свои вещи и рвануть через забор, уходя от данного места чем дальше, тем лучше. А потом случилось нечто. Это было за гранью ее понимания, за гранью той кровавой стены равнодушия, которую она так только строила, выстраивая ее кирпичиками жизней убитых людей. Ее тело словно перестало ей принадлежать. Подобное чувство могло было быть во сне, когда ты видишь себя словно со стороны окна, которое сам себе же создал через своего сознание. Она не могла двинуть ни рукой, ни ногой, а потом и вовсе ощутила рывок, который заставил ее зависнуть над землей. Это было выше ее логики, выше рационального мышления и того, что она когда-либо видела. А повидала она многое. А еще через секунду она не смогла дышать, в прямом смысле. Словно на грудную клетку положили безумно тяжелый камень, который перекрыл весь кислород напрочь. В первый раз в жизни она ощутила страх, которые неприятным ледяным комом поднялся откуда-то из недр ее желудка и холодными пальцами вцепился в ее тело. Она всегда привыкла держать все под контролем, каждую секунду, каждую минуту. Она училась этому годами и часами, оттачивала мастерство, но все было напрасно. Весь контроль рушился как карточный домик, подхваченный воздушным потоком. Розария смогла выдать лишь тихий хрип и зажмурить глаза. Ее мозг отчаянно требовал кислород, а в голове билась отчаянная мысль, что все это происходит не с ней, что это сон, что это все просто нелогично.
Это было просто невозможно! Девушка ощущала неприятное чувство, заставляющее сердце биться в разы быстрее, а все тело содрогаться, она даже не могла схватить за горло, ее руки и ноги ее совершенно не слушались. "Что происходит...какого..."-это были единственные вопросы, которые были в ее голове. Надо сказать, что они были не совсем цензурными и подкреплены парочкой выражений, которые она переловила не у совсем высокопоставленных людей.
Все закончилось почти так же неожиданно, как и началось. Блондинка сделала долгожданный вдох, закашливаясь, перед глазами поплыли круги, но она смогла восстановить дыхание, голова была опущена, но тело так и продолжало подчиняться какой-то другой, непонятной воле. На лице киллера, вернее в ее глазах, проявилось глубокое непонимание. "Это называется спокойно?! Вы действительно так считаете?"-словно кричал ее взгляд.
А потом в голове у нее возник второй вопрос. А какого черта ее нанимали вообще? Логически сбитая цепочка разбилась о реальность, зато остатки пытались сложиться в картинку. Ее только что скрутили непонятным образом, не дав ей и глазом моргнуть, не дав сделать абсолютно ничего. Она сейчас висела над землей, словно кукла под управлением кукловода. И надо сказать, что сначала это ее пугало, а теперь начало злить.
Фиалковые глаза, в которых сначала отразилась паника, неожиданно потемнели, а лицо внезапно нахмурилось. Она умела брать себя в руки, умела просто потрясающе. И сейчас смогла подавить все свои нервы и взять себя в руки, направив свое сознание в рациональное русло.  - Полагаю, что другого варианта у меня и нет. - ее голос звучало странно спокойно и безжизненно для данной ситуации, словно в нем не было души? - Потрясающий трюк. Позвольте спросить в таком случае, зачем меня нанимали, если Вы прекрасно могли бы справиться и без моей помощи.  - этот вопрос уже был направлен в сторону Шерила. Словно сейчас ее волновало исключительно это. "Что же, умереть в собственном саду, это даже романтично"-промелькнула в голове мысль, абсурдная и глупая.  - О, могу Вас уверить, что повторного нападения не будет. Я не так глупа. Мое нападение было логичным, Вы нарушили границы частной территории, а работодатели обычно приходят в мое место жительства исключительно для устранения. Пришлось принимать меры. - отозвалась блондинка сухим, как шуршание бумаги, голосом.

+2

8

– Не переживай так, Шерил. Всё будет более чем хорошо, – Желание Ноя был быстр на возможную расправу и девушку уже скрутило одной только силой чужой мысли.
Рассматривая пострадавший предмет своего гардероба, Адам находит произошедшее досадным – каждый цилиндр был уникальным и индивидуальным, двух одинаковых он никогда не носил. В общем-то, едва ли даже надевал какой-то дважды. Но то, что старание его рук было загублено таким образом… Тысячелетний не чувствовал злости по отношению к девушке, скорее лёгкую досаду и, глядя на Розарию, подвисшую в воздухе, покачал головой. Возмущение и гнев Шерила былb куда ощутимее и, казалось бы, ещё немного и даже зрительно будет заметна его аура и желание сотворить с девушкой что-то настолько противоестественное для человеческой природы, что от неё мало что останется прежнего.
– Понимаю твои желания, мой дорогой министр, – мужчина примирительно улыбается, уверенный, что предосторожность Шерила излишня, – не думаю, что мисс Госсенс настолько глупа. В противном случае она не стала бы мастером в своей профессии.
Пусть и не всё в её методах и обыгрываемой легенде было идеально, но… какой поразительный самоконтроль! Наблюдая за девушкой и переменами в её лице, Граф не мог в мыслях не аплодировать такой выдержке, стойкости и характеру.
– И вы правильно полагаете, мисс. Точнее, иные варианты у вас есть, но я не думаю, что они пришлись бы вам по душе. Вам действительно лучше нас выслушать и, даю слово джентльмена, с вами ничего не случиться если вы только не дадите для этого повод.
Заданный же ею вопрос был закономерным. Семья могла легко устранить любого человека и едва ли даже запачкает при этом перчатки. Все может быть настолько быстро, что жертва даже не поймет ни того, кто её убил, ни того, что она вообще умерла. Вот только за подобного рода действия пропадал весь азарт игры, не было видно лакированной разметки шахматной доски.
Адам не находил ни убийство, ни смерть красивыми. Они никогда не бывают и просто не могут быть таковыми и смерть в его руках не более чем инструмент, неотъемлемая деталь плана, важная часть механизма, запускающая процесс создания самой сильной, сокрушительной и невероятной в своей природе армии демонов.
Не было для Семьи резона размениваться на простых людей и от того, что для них находились задачи и соперники куда как поинтереснее.
– Думаю, министр всё вам объяснит и ответит на ваш вопрос, как работодатель. Но я бы предпочел продолжить беседу за чашечкой чая.

[icon]http://s1.uploads.ru/ujKLW.png[/icon]

Отредактировано Millenium Earl (Вс, 4 Июн 2017 23:43)

+2

9

Шерил еле сдерживался, потому как после слов Розарии о том, что обычно так приходят устранять ненужных работников, ему хотелось громко заявить «Почему бы и нет!» и довести начатое до конца. Однако, он понимал, насколько это было рискованно и лишено здравого смысла. Всё же, сюда с братом они пришли совсем не для этого. Порой приходится забывать о своих собственных желаниях, ведь дело семьи всегда должно быть превыше всего. Он прекрасно понимал это, посему пришлось отступить. Но только сейчас, неизвестно, что будет дальше.
Визит был запланирован заранее, были обдуманны миллионы возможных развитий, однако, девушка выбрала самый необычный, чем не только разозлила, но и удивила своего работодателя. Быть может, с ней потом стоит провести профилактическую беседу? А если бы сюда случайно забрел кто-то высокопоставленный и пока нужный? Случится может всякое, начиная от нападения преступников, заканчивая поломкой транспортного средства, и такой «радушный» примем может закончится печально не только для незваного гостя, но и для хозяйки. Осторожность в профессии Розарии была превыше всего, как и сообразительность. Но, видимо, эти качества распространялись не на все жизненные ситуации. Поговорить было определенно необходимо.
«Чашка чая? Серьезно? Да тут нужен алкоголь». Шерил закатил глаза, всё же Граф всегда умел удивить. Сколько же в нём спокойствия и рассудительности? Следовало бы поучиться данным навыкам, ведь порой нервы министра не выдерживали даже на работе, где, казалось бы, эти качества должны были стоять на первом месте. Но чем дальше шла война - тем больше разрасталась злоба, потери несли все. В том числе, и Семья. В политике нужно было быть еще более осторожным, чем сейчас, в месте, сокрытом от глаз обычных обывателей. Все же, нелюдимость блондинки была на руку.
- Вопросы и правда необходимо решать не на голодный желудок, - согласно кивнул Камелот, когда наконец-то смог призвать себя успокоиться. Ну, почти. - Тем более, такие важные.
Неожиданно, министр вспомнил тот день, когда принял на работу Розарию, как тщательно к ней присматривался и размышлял: как долго он будет пользоваться подобными услугами. Обычно подобного дело ремесло не имеет постоянных клиентов, есть факт раскрытия личности заказчика. Что, собственно, и произошло: по лицу девушки было видно, что она прекрасно знала о том, на кого работает. Но почему же она не воспользовалась подобным знанием? Почему решила сохранить, так сказать, верность? Ведь Шерил прекрасно знал, что может являться не единственным работодателем. Вопросов становилось всё больше, а времени — всё меньше. Мужчина уже и не знал, чем может обернуться этот день и в какую сторону повернется диалог. Будет ли он на повышенных тонах и не придется ли вновь применять силу? На самом деле, ему безумно хотелось довести начатое до конца. Но логика и присутствие Адама призывали апостола быть более спокойным и рациональным в своих суждениях. Не стоит так рубить с плеча и не разобравшись в ситуации окончательно убивать девчонку. Если уж совсем будет невтерпеж, всегда можно поймать кого-то из вражеского лагеря Чёрного Ордена и расправиться с неудачливым человеком.

+1

10

Это был безумно странный диалог. Могла ли она подумать, что когда-нибудь будет подвешена неведомой силой в воздухе так, что ее ноги будут едва касаться земли, а ее собеседниками будут люди, на которых она работает, но которые одним взмахом руки могут сделать больше, чем она могла вообще представить. Конечно, она не верила в сверхестественные силы, не верила в Бога, не верила в Дьявола и в Ад, но допускала, что подобные...вещи на ровном месте не происходили. Значит, когда-то был похожий прецедент, который и стал основой для создания подобных баек. И одну из таких вещей она сейчас могла ощутить на себе. Даже ее широкие знания в физике и математике не давали возможности даже предположить каким образом можно заставить подвесить человека в воздухе. Она слышала что-то о магнитах, но такого количества железа на ней не было и подавно. "О чем я только думаю"-раздраженно подумала девушка, осторожно попытавшись двинуть рукой и ногой, как оказалось, это была плохая идея. Ее тело было натянуто словно струна, принадлежавшая чей-то чужой воле. Ну вернее, воле ее работодателя, который стоял как ни в чем не бывало перед ней. И его выражение лица не предвещало ничего хорошего, надо сказать.
- Я не собираюсь ничего делать такого, что привлекло бы агрессию с Вашей стороны-отозвалась блондинка,  задумчиво изучая гостей с высоты своего полета. Надо сказать, что сейчас на ее лице снова не было никаких эмоций помимо легкого удивления на саму ситуации, но ее лицо еще больше вытянулось, когда человек в шляпе, как она прозвала его про себя, предложил продолжить беседу за чашкой чая. Это, конечно, было обычным делом для людей их общества, но подобное словосочетание для самой Розарии давным давно стало более, чем странным.
Она уже не помнила, когда в последний раз вообще сидела с кем-то и пила чай, весело беседуя на ту или иную тему. Это для нее было полным нонсенсом. Примерно таким же,если бы сам Шерил Камелот взял швабру, надел платочек и решил устроить влажную уборку у себя в кабинете. Эта картина была на столько саркастичной, что киллер едва сдержала улыбку. - У меня не часто бывают гости, не думаю, что особам Вашего ранга будет комфортно в моем доме. К сожалению, чай у меня вряд ли найдется. - судя по тону киллера она совершенно не врала. Есть она предпочитала где-то в условиях за воротами ее дома. А тот чай и еда, что у нее были в доме, учитывая наличие всего пары тарелок и одной чашки было не совсем удобным условием для разговора, что они хотели вести. Она не представляла как среагируют на ее реплики гости, поэтому ей оставалось что говориться, продолжать считать ворон, которые были весьма бы удивлены такому соседству в воздушном пространстве.  - Да, прошу прощения за шляпу, -обратилась она к спутнику Шерила,вспомнив некоторые условия этикета, которые, правда, в данной ситуации вряд ли были бы применимы.  - Могу предложить только продолжить беседу тут, в саду-неуверенно произнесла девушка, с сомнением смотря на сад. Это было единственным местом на данный момент, которое более-менее подходило для того, чтобы провести беседу.  - К слову, как мне Вас называть?-обратилась она к спутнику министра, ведь до сих пор понятия не имела каким статусом величать второго гостя, которому едва не снесла голову вместе со шляпой.
Неожиданно на месте событий появилось еще одно действующее лицо в виде огромного рыжего кота, который вальяжно пролез через решетку и направился в сторону троицы, раскачивая рыжим хвостом из стороны в сторону и с интересом смотря желтыми глазами на мужчин и подвешенную девушку. Астрид удивленно уставилась на него. Она знала этого кота, пару раз он забредал к ней и она даже его кормила чем придется. Она даже не знала чем именно привлекает его это место, но стабильно раз в неделю он возвращался.  - Мяу- оповестило о своем прибытии рыжее существо, усевшись толстой задницей прямо под куст с довольно дорогими цветами. "А он что тут забыл?"-удивилась девушка. Создавалось парадоксальное ощущение того, что приходу кота она удивилась больше, чем тому что нынче конкурирует с птичками по уровню полета.

+2

11

– Это будет разумно, – заверение об отсутствии агрессии или действий, способных эту агрессию породить было… практически уместным. Особенно учитывая то, что Адам с первого раза почувствовал то, что у Розарии есть представление о ситуации и не желание усугублять собственное положение. Возможно, она хотела ответного отклика? Ну так и Граф не собирался пускать топор в дело.
Удивительное самообладание девушки – факт. Но у Адама возникал теперь иной вопрос – эта девица вообще, человек? Складывалось впечатление, что ей чуждо любое представление об удобстве, комфорте и том, как бы следовало себя вести, даже если первые два пункта для неё ничего не значат, чтобы скрыть свою принадлежность к определённо касте людей. В этом были свои плюсы.
Но единственный ощутимый минус пока что оказывался весьма весомым, чтобы задуматься о целесообразности предложения, с которым они сюда явились.
Розария Госсенс была тем, чем казалась. А механически тупых и эмоционально обделенных убийц у Тысячелетнего Графа была целая армия. Ему же нужно было нечто совершенно иное. Нечто куда как более по-своему совершенное. То, что может представлять из себя лишь человек…
– Очень жаль, – очень и очень жаль. Видимо, Адам ошибся в предварительных предположениях и выборах. По крайней мере, несмотря на то, что слова наёмной убийцы были спокойными и не вызывающими, за учтивостью Тысячелетний Граф видел прямой отказ. Пусть и вынужденный и обрисованный обстоятельствами.
Но сути это уже не меняло.
Как не меняло и самой Розарии, не изменявшей себя и себе, не кинувшейся на поиски чая или того, что могло бы его заменить.
Мужчина переводит взгляд на Шерила, догадываясь о чувствах министра и прекрасно понимая, каким титаническим самообладанием обладает Желание.
Следовать своим желаниям – сложно. Но ещё сложнее сдерживать их и не потакать малейшим порывам своей души. Это было то, что заслуживало уважения. Это было то, что являлось по-настоящему сложным – обладать властью куда как большей, чем у большинства людей, выходивший за само представление человеческих возможностей, – но в итоге сдерживать себя.
Пропуская извинения за головной убор, мужчина на пару секунд прикрывает глаза, в жесте полном усталости касаясь собственного виска. Как быстро встреча, в которую были заложены ожидания, может стать скучна и не интересна. Магия какая-то.
– Что ж... Мне не сложно, – мужчина улыбается, но холодно и сухо, осматривает сад в поисках подходящего места и протянув вперед руку, указательным пальцем вырисовывает в воздухе несколько символов, вспыхнувших ярким фиолетом, выгоревшими в осыпавшийся в траву пепел. В месте, которое он выбрал, заклубилась, зазмеилась, воронкой закрутилась чернильная тьма, вытягиваясь вверх, распадаясь из общей массы, приобретая очертания… стола, аккуратного и резного и трех стульев. Завершающий штрих – на деревянной поверхности свеже созданной мебели появляется чайный тонкостенный сервиз и корзинка с выпечкой.
–  Присаживайтесь, – приглашающим жестом указав на стулья, мужчина, мимолётным взглядом посмотрев на явившегося в гости кота, уселся на один из стульев.
Уверенным хозяйским жестом взял в руки заварочный чайник и, подманив к себе одним взглядом три чашки, разлил по ним крепкий ассамский сорт, дополненный ароматным и вкусным дарджилингом, дополняющим крепость вкусом цветочного меда и розовых цветов, наполняющих настой красивым и ярким, интенсивным цветом.
– Моё имя Адам, мисс Госсенс и по имени вы и можете меня называть. Дополнительные церемонии, поклоны и реверансы не нужны.
Расставляя, на этот раз уже вручную, без лишних фокусов, наполненные чашки по блюдцам, мужчина опускается обратно на своё место и улыбается, мягче, чем до этого, но пристальным и холодным остаётся его взгляд, – Позвольте поинтересоваться, у кого вы учились своему… хм, ремеслу?

[icon]http://s1.uploads.ru/ujKLW.png[/icon]

Отредактировано Millenium Earl (Вс, 4 Июн 2017 23:43)

+3

12

Шерил не желал даже притрагиваться к чашке и вообще делать лишние движения. Он и так еле-еле сдерживался, чтобы не сказать чего лишнего и был безумно рад тому, что светскую беседу решил вести Адам. Камелот еще никогда так не ошибался. Все его решения всегда были правильными, но чтобы так... Впрочем, все могут ошибаться, особенно, если думать о том, чего тебе хочется. Впрочем, киллер никогда не был нужен премьер-министру, он отлично справлялся с этим сам, плюс всегда рядом были Акума, которые делали работу чисто. В большинстве случаев. Здесь же особую роль играл человеческий фактор и тот момент, что Розария была живым человеком. Быть может она и правда была очень умна и обладала большими знаниями во многих областях, но как любой обычный человек она работала за деньги. Деньги решали всё. Почему-то именно сейчас об этом подумал министр, именно эти мысли заняли его.
Почему-то на тот момент желание иметь вот такого ручного киллера было таким необходимым для реализации, а теперь он не видел смысла в этом. Облизав пересохшие губы, Камелот всё же решил отпить из своей чашки немного ароматного чая. Иногда этот напиток помогал ему успокоиться и принять верное решение.
Осторожно взявшись за ручку, Шерил поднял с блюдца чашечку и сделал небольшой глоток. Вкус был изумительный, а сам напиток теплым. Именно это вызвало у мужчины улыбку, наверное, с таким чаем он сможет продержаться еще какое-то время. Вот только обидно, что он имеет свойство заканчиваться.
Позиция молчаливого слушателя была неплохой: Камелот быстро оценивал остановку и принимал решение, что делать с поступившей информацией. Пока выход он видел только один и удивлялся спокойствию и общительностью Графа, всё было ясно и видно, как на ладони. Девчонка не справится. И тут дело не в манерах, совсем не в них, да и ходить тут далеко не нужно, все видно как на ладони. Видеть, но не замечать. Именно так и совершил ошибку Шерил Камелот какое-то время назад.
Премьер-министр лишь с интересом поглядывал на Адама, задумываясь о том, что же придумал брат. Был ли разговор спланирован, либо он действовал по наитию? Может, Граф считает абсолютно также, как и он? Тогда к чему все эти реверансы и поклоны? Жаль, что телепатией обладал только Вайзли. Порой этого навыка ой как не хватало, особенно в работе министра.
А время шло так медленно. Шерилу казалось, что прошел час, а то и больше, однако, на его карманных позолоченных часах стрелка переместилась только на 10 минут. Неужели это всё затянется на такой долгий срок?

+2

13

Происходящее больше напоминало дурной сон. По крайней мере так хотелось верить самой девушке. Голова просто наотрез отказывалась воспринимать происходящее, но в то же время чувство самосохранения давало понять, что в такой ситуации первое-это лучше не врать, второе  - это быть максимально осторожной сейчас. Эти люди вряд ли принимали отказы, в чем она уже убедилась, надо было говорить то, что они хотели слышать и делать то, что они хотели видеть. Иначе она вполне могла бы сейчас лишиться головы.
Розария поняла, что, похоже, день удивления с ее стороны на сегодня не закончился. Отказ в чае явно воспринялся не слишком доброжелательно, но ничего поделать она с этим не могла. У нее действительно не наблюдалось в доме ничего похожего на этот замечательный напиток. Госсенс даже ощущала небольшую растерянность, все-таки в роли приветливой хозяйки она была чуть ли не в первые. Слова мужчины в цилиндре заставили ее немного насторожиться. Как оказалось не зря, последующие его действия вызвали на ее лице едва ли не первое глубокое изумление за все время разговора, даже большее, чем когда ее подвесили в воздух. Правда, сейчас тело, кажется, уже принадлежало ей самой, а она даже и не заметила. Ее глаза были направлены на предметы интерьера, которые появились буквально из воздуха. "Это не слишком ..нормально",-пронеслось в ее голове, словно что-то, входящие в рамки данной ситуации вообще могло бы показаться нормальным.
Только теперь девушка поняла, что в данной ситуации никаким контролем с ее стороны и не пахнет, а остается лишь делать то, что говорят двое этих странных господ. Предложенный стул был принят без вопросов, пускай и без доверия, но этого этим двоим и не нужно было. Девушка осторожно села, переводя взгляд фиалковых глаз с одного мужчины на другого. Правда, с большей осторожностью она смотрела все-таки на своего работодателя, что было объяснимо. Также без лишних вопросов была и принята сама кружка. На данный момент она решила принимать всю ситуацию целиком и стараться при этом не сильно задумываться о деталях, чтобы ее голова не разорвалась от количества алогичных вещей на квадратный метр пространства. "Адам, просто Адам без фамилии? "-слегка удивилась про себя девушка, но спорить не стала. Ей почему-то казалось, что он вряд ли врал по поводу истинного своего имени. А вот последующий вопрос заставил ее немного нахмуриться. Про Рейна она никому не рассказывала, как и про то, что он ее ненастоящий отец, в прочем, эти детали мало кого интересовали вообще.
- Моих нанимателей редко интересует данный вопрос. -осторожно произнесла девушка, ее пальцы сжимали чашку, но похоже ее внимание было занято гостями, а не появившимся невесть откуда напитком. После секундного промедления, словно взвешивая все за и против, девушка решила, что от некоторой доли правды хуже не будет. К тому же министр и сам мог все узнать, если бы захотел. В этом она не сомневалась. - Меня обучил отец. Сам он, как можно понять, занимался всю жизнь именно этим. Чтобы умение не пропадало зря он обучил ему и меня. Биологическим он мне не являлся, если Вас интересует и этот момент. Он подобрал меня в детстве и решил, что я подходящая кандидатура.  - девушка понимала, что подобные расспросы не зря. - Хм, позвольте тогда и мне спросить о причине вашего визита. Вряд ли Вы прибыли сюда, чтобы продемонстрировать Ваши умения и выпить чай. - осторожно задала вопрос наемница, стараясь, чтобы он звучал как можно более аккуратно. Блондинка осторожно отпила чай, словно вспомнив о правилах приличия и тут же поймала себя на мысли, что это звучит весьма абсурдно. Хотя кто тут гость, а кто хозяин теперь оставалось под вопросом.

+1

14

– И я могу их понять, – Адам понимал некоторую неуместность своих вопросов. Лишних вопросов, если бы дело было самым обыденным и обычным. Но простым киллером Розария уже была и успешно работала все эти годы на Шерила, Тысячелетний же Граф хотел её предложить нечто более… в какой-то степени интересное. Но хватит ли для этого её навыков?
Подняв чашку, мужчина покрутил её перед собой, прежде чем сделал глоток. Удивительный вкус прекрасно сочетался с ароматом цветов, окутывавшем сад. Этот день, и в какой-то степени и эту встречу, можно было считать безумно удачными и хорошими, даже несмотря на некоторые помарки и испорченный цилиндр. В самом деле, головной убор – сущий пустяк, особенно в сравнении с тем, что он делал бы, если бы девушка не промахнулась. К слову, специально или нет?
Кивнув на услышанное, что могло в равной степени быть и простым подтверждением того, что Адам услышал ответ Розарии, и тем, что он его принял, как верный или достаточно годный, чтобы сойти за правду, если бы он ею не являлся, мужчина сделал ещё глоток чая, откидываясь на спинку стула и не без удовольствия подставляя лицо солнечным лучам. Болезненная бледность, преследовавшая его последнюю пару недель, не так давно сошла и отпустила его, но на лице остался след усталости, залегший в едва заметных тенях под глазами, в жестком изгибе губ, в тонкой складке между бровей.
– Сколько вам было лет на начало обучения? – столь однозначные выводы о способностях удивляли. Дети – пластичный материал, но всё равно никогда не знаешь наверняка что в них можно взрастить и что получится в итоге. Но как бы то ни было, в этом конкретном случае всё… удалось. Очень даже успешно, хоть и остались некоторые провалы, скажем, в социализации. Возможно, это изъян из того же детства, усиленный отпечатком профессии. Вдаваться в подробности Адам не стал бы, даже если очень хотел – не стоило докучать мисс Госсенс лишними вопросами.
– Ну почему же? Я люблю пить чай в хорошей компании, – улыбнувшись, Адам с сочувствием посмотрел на министра, всем своим видом дававшего понять, что происходящее требует от него колоссальной выдержки и терпения. Трудно сдерживать свои желания и не потакать им, особенно когда у тебя в руках есть все шансы, возможности и карты, чтобы следовать каждой своей прихоти.
– Я хочу предложить вам работу, мисс Госсенс. Но она будет несколько отличаться от ваших обязанностей, пока вы работали на моего брата, – Адам делает паузу, заполненную глотком чая, давая девушке осознать услышанное. И продолжил неторопливо, словно аккуратно подбирая слова, – Скажите, вы верите в Бога? Подумайте, прежде чем ответить.
Адам был уверен, что знает ответ на свой вопрос. Люди той же профессии, что и Розария, не были склонны верить ни в высшие силы, ни в Бога или Богов, ни даже в судьбу.
Судьба – слишком хрупкое слово. Слишком переменчивое и непостоянное, чтобы быть чем-то, на что можно рассчитывать или полагаться в своих стремления.
Граф считал судьбу откровенным оправданием для тех, кто не мог или не желал двигаться дальше. Замечательным оправданием для людского рода, привыкшего надеяться на кого-то, кому, в действительности, до них совершенно нет дела.
– Мне нужен человек – идеальный исполнитель – для того чтобы отомстить Богу. И на первый взгляд мне показалось, что вы прекрасно подошли бы для этой работы. Ведь кому, как не Богу, желает отомстить каждый человек? Кому, как не тому Всевышнему, который якобы может повелевать нашими судьбами? Это прозаично, но верно. Редкий человек будет искать источник всех проблем в себе, в своем отношении к жизни, а не решит, что легче проклинать силу, которая господствует над ним. «Если Господь не созиждет дома, напрасно трудятся строящие его: если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» или  «И помилование зависит не от желающего и не от подвизающегося, но от Бога милующего» – человек, как бы ему ни было приятно думать, что он строит сам свою судьбу, всегда на кого-то надеется. Природа такова.
«И наша – в том числе».
Адам едва улыбается, но, скорее, лишь для того, чтобы на его лице было хоть что-то, кроме этого леденящего сверх спокойствия.
– Так каков ваш ответ, мисс Госсенс?

P.S. Шерила в этот круг пропускаем, с министром согласовано =)

Отредактировано Millenium Earl (Пн, 24 Июл 2017 22:31)

+1


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Канон » Grow me a garden of roses.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC