Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Лучший пост: Allen Walker

(Дети декабря)

В цирке старого Гизмо идеальным было всё: афиши, купол, манеж, животные, артисты. Трюки и фокусы – что-то невозможное, настоящее волшебство. Представление – яркое, фееричное шоу, распаляющее в зрителе веселье и смех, увлекающее от начала и до самого конца. Их ждали с нетерпением, билеты расходились в считанные минуты, и даже самое короткое уличное выступление пользовалось сумасшедшим успехом.

читать дальше

Лучший эпизод: House of the Rising Sun

(Sheril Kamelot, Tyki Mikk )

Последняя неделя выдалась довольно-таки тяжелой: этот противный, наглый и напыщенный индюк Бенджамин Лоуренс совсем потерял совесть. Секрета тут не было, они оба друг друга недолюбливали и старались избавиться от соперника любым способом. Однако, в последнее время все ходы достопочтенного и не очень, Лоуренса перешли все границы. Будучи пораженным и оскорбленным до глубины души происходящим, Шерил Камелот объявил конкуренту, что он сотрет его в порошок прежде, чем тот придумает свой следующий шаг. Права, война эта выглядела не так серьезно, на фоне всех тех действий, что творил Камелот относительно других стран. Всё это выглядело, скорее, как попытка самоутвердиться за счет другого, более слабого участника, но слабым становиться никто не хотел. Простые действия уже не срабатывали, было необходимо создать что-то невероятное, то, что помогло бы избавиться от Бенджамина, за исключением его смерти.

прочитать весь эпизод

History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Объявление

Господа, не забывайте, что все наши объявления теперь отображаются в БЛОГАХ СЛЕВА! Не пропустите важные новости и оставайтесь в курсе последних событий!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Замороженные эпизоды » [Канон] Трудности перевода: что русскому мат, то китайцу имя.


[Канон] Трудности перевода: что русскому мат, то китайцу имя.

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Место: Азиатское подразделение ЧО, мастерская Бажены, а так же коридоры.  Три года назад.
Участники: Эмилия Сото, Бажена Змеева
Детали: Очень странно, когда твоя любимая фраза постепенно начинает становится прозвищем, в силу разных менталитетов и восприятий определенных буквосочетаний. Бажена только что вернулась с очередной вылазки и окрылённая идеями засела за проектирование очередного оружия с экзотическим дизайном. Эмилию же отправили к человеку которого все дружно зовут А Хули, для того что бы составить отчёт и уладить несколько вопросов. Что же будет когда бывший экзорцист встретит на своём жизненном пути сурового русского механика вместо хрупкой и нежной китаянки?
http://s018.radikal.ru/i510/1706/e4/9294916618bc.jpg

Отредактировано Bazhena Zmeeva (Чт, 1 Июн 2017 19:18)

+1

2

Свои дни бытия стажёром Эмилия считала во всех смыслах настоящим беспределом. Тут принеси кофе, там сходи в город за инструментами в сопровождении какой-то маниакальной Экзорцистки, здесь иди ищи потерянного нового сотрудника, потерявшегося в коридорах. С тех самых пор, как жизнь Сото совершила крутой поворот, на котором девушку занесло как карету на голом льду, жизнь так и не стала похожа на сказку. Столбики скучной информации, задания, с которыми, пожалуй, могла справиться даже обезьяна, и куча расфасовки старой документации. Так уж исторически сложилось, на хрупкие плечи стажёров складывали все задания, с которыми было совершенно лень справляться всем остальным, и из Эмилии, в общем-то, несмотря на трагическую историю становления частью Научного Отдела, никто не торопился делать исключения. После месяцев криков, раздражения и безудержной тоски, настал тот долгожданный день повышения. День, когда она становилась полноправным сотрудником. Учёным в своём праве. Но в этот день повышения никто не торопился сообщить ей о том, что непотребства только начинаются.

В этот день Эмилия светилась как начищенные пуговицы на форме Экзорциста - её хлопали по плечу, её поздравляли с повышением, и, в общем-то, всем печалям пора было бы уже подойти к концу. Ей подарили новый белый халат истинной части Научного Отдела и выдали папочку, в которой крайне кратко излагалась суть её новой позиции. Говорилось в папочке, что под крыло её принял некто по имени Ричард Шерман, руководитель четвёртой лаборатории, и приглашает он её к себе в коллектив как специалиста по начертательной геометрии и даже, как ни странно, метрологии. В новую жизнь? К новым свершениям? Вероятно, Эмилия мало догадывалась о том, что именно ждёт её в четвёртой лаборатории. Не представляла даже, какой у неё будет коллектив. Могла бы, конечно, догадаться, по косым взглядам, которыми её время от времени осеняли другие сотрудники, но сама Сото, говоря по правде, была слишком счастлива своему выдуманному в головушке будущему, чтобы не то что на что-то обращать внимание. Да и в принципе не могла она предполагать, что в изумительной четвёртой лаборатории что-то могло пойти не так. И поэтому сейчас, поправив на плечах свой новенький белый халат, уверенно вытянувшись в струнку, да сжимая в руках заветную папочку, она искала своё новое место работы. Четвёртую. Лабораторию.

- Налево, направо, третий коридор прямо, потом ещё раз налево, в конец коридора, и... - Эмилия застыла прямо напротив двери, которая, в общем-то, и должна была быть обителью её счастья и уверенности в завтрашнем дне. Если, конечно, верить тому, что ей дали правильные инструкции, а не отправили совершенно специально в самую глубь подразделения только для того, чтобы она страдала. Чёрт их знает, эти традиции. Если она хоть что-то и смогла выучить за всё это долгое время страданий, походов по лесам да попыток донести кофе до кабинета, не уронив весь поднос кому-нибудь на голову, так это то, что как-то в Чёрном Ордене всё было по одному месту. И не всегда случайно, хоть достаточно и редко по злому умыслу. "Но нет! Не сегодня! Не сегодня!" Громко постучавшись в дверь, уверенно сунув в неё голову, Эмилия решила, что лучшая защита от неуверенности - это нападение, - Здравствуйте, меня зовут Эмилия Сото, и меня отправили к девушке по имени А Хули.

[ava]http://i.imgur.com/YiaYDUb.jpg?1[/ava]

+2

3

Так сложились обстоятельства, что стоило только Бажене переступить порог лаборатории, как ее коллег словно ветром сдувало. У каждого находились какие-то очень важные и срочные дела, которые стоило решить в самое ближайшее время, иначе произойдет что-то настолько ужасное, что Рагнарёк по сравнению с этими последствиями покажется детской забавой.
Змеева только-только вернулась из своего очередного планового путешествия весьма довольная собой и материалами, которые ей удалось собрать. Вдохновение буквально струилось по ее венам, мешая сосредоточится. Она бегала по лаборатории, бралась за несколько проектов сразу, чтобы спустя пару мгновений забросить их, пойдя на поводу очередной гениальной идеи. Этакая синеволосая фея-трудяга.
Наученные горьким, как водка, жизненным опытом сотрудники четвертой лаборатории резко начали исчезать в неизвестном направлении, подобно животным спасающимся от стихийного бедствия. Каждый, кто хоть немного знал Бажену, имел представление о том, что стоило этому хрупкому юному созданию войти в раж, как стены азиатского подразделения вновь начнут ходить ходуном.
Впрочем, русская была слишком погружена в себя, чтобы заметить как быстро концентрация белых халатов на метр квадратный сходит на нет. Когда вдохновение начинало ее покидать, девушка движением фокусника извлекала фляжку с сорокоградусной амброзией из весьма неочевидных тайников и, вкусив пищи богов, продолжала ваять своё произведение искусства.
Похмелье после вчерашней попойки, где она набралась как никогда раньше, за эту неделю разумеется, давным давно уступило дорогу подпитому веселью. Им было что праздновать, в конце концов не каждый раз искателям удавалось вернуться назад в полном составе и, конечно же, не каждый раз с ними был синеволосый глас Вакха, призывающий отметить это достижение распитием спиртных напитков.
Курсируя вокруг своего рабочего места, верча в руках часть собранной ловушки для акум, Бажена замерла. Ее лицо приобрело задумчивый вид, брови сошлись на переносице, породив складку. В хаотичном потоке своих идей Змеевой удалось уловить мимолетную затею, которую она сейчас и обдумывала. С девушкой редко случались озарения подобные вспышкам молний, Бажена всегда мыслила образами, прислушиваясь к своей интуиции, которая подсказывала на чем именно стоит сосредоточиться. "Так-так-так. А это неплохо,это может сработать, а какая боевая мощь будет. Хороший потенциал. И дизайн должен получится занятным. Надо ещё поизучать робототехнику и собрать прототип. Небольшой. Метра два в высоту." Будучи человеком широкой души, Змеева не любила сосредотачивать своё внимание на мелких и изящных конструкциях, да она могла заниматься подобной работой, но это сильно утомляло девушку. Однако, стоило зайти речи о чем-то огромном, разрушительном и фривольном, как Змеева оживлялась и была готова пахать сутками, чтобы как можно скорее увидеть результат своих трудов.       
В дверь постучали, вздрогнув от неожиданности, Змеева выпустила из рук механизм и едва успела его поймать практически у самого пола. Механик уже ненавидела человека, потревожившего спокойный ход ее мыслей, всеми фибрами своей души. Сердце синеволосой бешено колотилось, подобно мелкой птахе, которой не повезло быть пойманной когтями хищника. Жар от испуга постепенно сходил на нет, но вспотевшие руки и загривок всё ещё служили отличным напоминанием о том, что могло бы произойти, если бы девушка не проявила чудеса ловкости. Впрочем, это говорило только о том, что пришло время накатить, чтобы вернуться к творческой кондиции.  Змеева выползла из под стола и покосилась на дверь. В дверном проёме нарисовалась какая-то незнакомая головенка, которая бодрым голосом рапортовала о причине своего прихода. Пожалуй через чур бодрым. "Ну и хули тебе тут надо то? Нет у нас таких сотрудников."
Бажена крякнула, поднялась и осторожно поставила чудом уцелевшую конструкцию на рабочий стол. Не удостаивая голову ответом, синеволосая, открыв  один из ящиков, принялась вслепую  шарить в нем рукой, стараясь понять в какой именно угол она положила бутылку. Она наблюдала за входом и хмурилась. Бутылка отчаянно не находилась, а в дверях стоял человек посмевший нарушить покой четвертой лаборатории в целом и госпожи Змеевой в частности. Эти два события оказывали дурное влияние на настроение русской, отчего складка между бровями становилась видна все более отчётливо. "Зараза! Они что сговорились чтоли? Где эта сраная бутылка? Какая на хуй А Хули? Что это вообще за имя такое? Куда все свалили?" Последняя мысль отвлекла Бажену от праведного гнева, озадачив девицу. Свободной рукой она почесала затылок и окинула беглым взглядом лабораторию. Та была пуста. "Бля. Опять съебались. А мне теперь разбирайся вот с этой вот Хуилией."
Наконец-то пальцы девушки скользнули по стеклянной стенке сосуда, который она с таким энтузиазмом искала. Тишину нарушил звук снимаемой крышки, а затем глотков, от которых разило нескрываемым наслаждением. Стоило содержимому бутыли убавится в половину, как Бажена вернула ее на место.
По телу разливалось приятное тепло, резко улучшившее настроение Змеевой, но не настолько, чтобы она не представилась полным именем. Синеволосая открыла было рот, чтобы толкнуть речь, но вместо этого смачно рыгнула.
- Бажена Аркадьевна Змеева. Нет у нас таких, а хули тебе надо то? - представилась русская со второй попытки, причудливо смешивая в своей речи два языка.

+2

4

Сказать, что всё происходящее не совсем вписывалось в представления Эмилии о том, как именно должна происходить её первая встреча с рабочим коллективом, значит не сказать ничего. Ни вам яркой надписи “добро пожаловать”, ни даже радостных объятий. Да и сама лаборатория, говоря по правде, как таковой “наукой” не отдавала совершенно. Тут было совершенно… пусто. Будто бы ребят либо забыли предупредить о том, что к ним прибывает подкрепление, либо, как раз, предупредили, и никто не хотел оказаться первым, кому придётся новичку всё показывать и рассказывать, попутно отвечая на весьма и весьма странные вопросы.

Да и вместо девушки А Хули, которая уже была нарисована ярким воображением Эмилии как аккуратненькая китаяночка миниатюрного роста, перед её глазами предстало нечто полуголое, с волосами, отливающими всеми оттенками синевы, скрюченное над весьма и весьма странным прибором. Если бы некто Толкиен родился в это время, и написал свою знаменитую сагу раньше, наверное, первым делом в голову пришёл бы Горлум, ссутулившийся над кольцом. Но Горлума, к сожалению, на тот момент не изобрели, и посему догадаться, с чем именно сравнить незнакомку, Сото так и не пришлось. И она сделала единственное, что ещё казалось на этот момент уместным - впала в полнейшее недоумение.

- Эээрм, - только и начала Эмилия, собрав, далеко не сразу, собственные мысли в одну единую кучу. Как-то всё вот это вот было больно… ”Странненько”. Ни приветствия, ни наводящих вопросов, ни даже попыток послать странную посетительницу куда подальше. Полнейшее молчание. Неизвестное существо, отдалённо напоминающее человека, смотрело на неё взглядом, готовым прибить к стенке одной лишь силой воли, и упорно шарилась по ящикам собственного стола. Ну ладно уж, пусть копошится, пусть что-нибудь ищет, лишь бы этим “что-то” не оказался револьвер, пулю в лоб от которого получает каждый, кто нарушает её покой. Потому что выражение лица незнакомки, в общем-то, ни на что другое не намекало. Зато, удачно-то как, намекали действия. Действиями, на которые Эмилия наблюдала с расширяющимися с каждым глотком глазами, что на середине бутылки стали настолько широки, что, казалось бы, брови уже давно преодолели лоб и вросли в скальп. Резкий запах, знакомый, но не сравнимый ни с чем, что самой Сото хоть когда-то приходилось пить, бил по ноздрям сильнее самого крепко сжатого кулака.

- Я рада, что пить за моё прибытие вы уже начали, - нет, она, конечно, догадывалась, что пили, скорее всего, отнюдь не за её прибытие, и даже не её здоровье. Но данная ситуация оставила несчастную девушку одновременно и без слов, и с острой необходимостью хоть чем-то наполнить тишину, потому что неловкость ситуации наваливалась тушей огромного кита и отказывалась перекатываться на другой бок, чтобы уступить дорогу хоть чему-то ещё. Акцент пьющей нечто не из мира сего девушки был чем-то схож со скрипением заржавевших шестерёнок, приправленный нотками бешеного пса. Совершенно ничего удивительного в том, думала про себя Сото, что и грамматика её, вестимо, оставляла желать лучшего, потому что этот вопрос “А Хули тебе надо?” был построен совершенно несуразно. Да и что это в принципе за странная привычка переспрашивать? Она же достаточно чётко выразилась, когда вошла в кабинет, разве нет?

- Да, А Хули мне надо, - сообщила она, копируя странную грамматику девушки, понадеявшись, что хоть так-то она поймёт. Хотя что-то Эмилия медленно начинала догадываться, что разговор между ними не просто не будет простым, но и по самому дизайну быть простым не может. И посему, на всякий случай, она решила уточнить. С совершенно серьёзным лицом, с каким и говорила предыдущие слова, да в подтверждение своих речей ещё и кивнув, она продолжила невозмутимо и уверенно. - С сегодняшнего дня меня переводят работать в четвёртую лабораторию. Это ведь четвёртая лаборатория, правда? Там, как мне сказали, работает А Хули, которая должна была меня здесь ждать. Так что да, А Хули мне надо.

[ava]http://i.imgur.com/YiaYDUb.jpg?1[/ava]

+2

5

Бажена упорно игнорировала большую часть реплик новоприбывшей. В конце-концов девушка не проявляла должного уважения к механику, по мнению синеволосой. Змеева, сощурив глаза наблюдала за действиями новичка, не считая нужным пускаться в какие-либо объяснения. Она с удовольствием бы проигнорировала шатенку и продолжила бы заниматься своими делами, но ожидание и недосказанность, повисшие в воздухе, давили  мертвым грузом на психику синеволосой, заставляя ее раздражаться. "Надо было забить на лабораторию и остаться дома, там бы точно ко мне никто не притащила я и не начал задавать тупые вопросы".
Тяжёлый пронзительный взгляд карих глаз ещё раз пробежался по пришелице, задержавшись на ее лице. Бажена в принципе не признавала дежурных улыбочек, поэтому даже не пыталась придать своей физиономии хоть каплю миловидности. Она всегда считала, что не пристало взрослому человеку корчить рожи дабы чьи то чувства были в порядке. Змеева была за честность и поэтому ее лицо являлось ярчайшим отражением истинного настроения девицы. И на данный момент подданная Российской империи была слишком раздасадована тем фактом, что ей приходится тратить своё время на возьню с существом застрявшим в районе дверей.
Понимая, что выяснение отношений может затянуться, Бажена плюхнулась на стул, всем свои видом показывая насколько великую честь этим она оказывает Эмилии. Змеева оперлаясь локтями на стол и, услышав следующую реплику Сото, поняла, что решение присесть было верным. В таком положении, Бажене было не с руки швыряться тяжёлыми предметами, благодаря достаточно захламленную пространству стола, из-за которого выглядывала недовольная физиономия русской, стреляя убийственными взглядами. " Она реально тупая или ей просто жизнь недорога?" О взрывном характере Змеевой можно было слагать легенды, при этом мнения разделились, кто-то считал что реальную угрозу жизни и здоровью Бажена представляет только когда пьяная, другие придерживались мнения, что нет зверя страшнее, чем трезвая дочка Аркадия. Не правы были и те, и другие, ибо нанести увечья синеволосая могла в любом из своих состояний.  Выслушивая тираду девчонки, кареглазая хмурилась, поджимала губы и принимала решение о том, что надо ещё выпить.
Для нее как билингва построение фраз Хуилией, как про себя окрестила новенькую Змеева, звучали набором звуков. "Что за околесицу она несет? Что она вообще хочет? Я Хуилилия бла-бла-бла, а хули? Четвертая лаборатория? Бля, чеж ты такая заебная-то? " От бессвязности и бессмысленности фраз Бажена не удержалась и склонив голову, прикрыла глаза рукой. Хоть в реалиях нынешнего мира, для этой позы не было никакого конкретного названия, человек же из века двадцать первого моментально бы понял что это фейспалм.      
- Вот и мне интересно хули тебе надо? - процедила Змеева, интонационно разделяя каждое из слов, словно чеканя их, вновь неосознанно смешивая два языка, -Да это четвертая лаборатория. "Но пока ты не начнёшь нормально изъясняться, это знание абсолютно ни к чему."
Не дожидаясь очередного бредового ответа, потому что по быстро складывающемуся впечатлению Змеевой, шатенка не была способна на что-то большее, механик вновь открыла ящик и пригубила ещё немного спиртосодержащей продукции. Вернув бутыль на место, девушка с волосами русалки подперла щеку, наслаждаясь моментом того, как живительное тепло сорокоградусной жидкости разливается по ее телу. Настроение менялось с раздражительного на созерцание, под действием дополнительных градусов, которые добавляла в свой организм Бажена Аркадьевна. Девушка вновь посмотрела на незванную гостью. В какой-то момент ее зрачки расширились, то была идея которая наконец-то снизошла. " Так а разве у нас есть ещё кто-то кто знает русский? " Полный сомнения взгляд брошенный в сторону Сото, явно свидетельствовал о том, что Бажена в принципе сомневается в ее интеллектуальных способностях. Глядя на шатенку, Змеева с каждым мгновением убеждалась в истинности своего предположения, что госпожа Хуилия была бы не в состоянии овладеть великим и могучим. И все же проверить стоило.
- И вот вижу я берёзки да сосенки, по бору иду. А на душе так радостно, так чисто, так ликующее, будто бы водки на халяву выпил, да щами закусил. И не простыми, а с настоящим мясом. И кажется мне, что и нет ничего лучше этого. Чу, но что это? Медведь на меня бежит и тут я понимаю что все, пиздец. Вот хули он выскочил то? - речитативом на чистейшем русском произнесла Змеева, наблюдая за реакцией Сото. Механик время от времени практиковала родную речь, чтобы не потерять гибкость ума, а по сему сохраняла за собой привилегию на свободное владение русским языком. Конечно часть фраз то и дело выпадала из ее памяти, но стоило выпить несколько грамм как дверь в бессознательное приоткрывалась, и речь девушки приобретала восхительное благородство институтки. Откуда ей были известный порой действительно изысканные формулировки Бажена предпочитала не задумываться, считая это природным талантом. В конце-концов против природы идти все равно не получалось и даже самая красивая фраза вылетевшая из уст Змеевой всегда соседствовала с матерными выражениями.

Отредактировано Bazhena Zmeeva (Вс, 11 Июн 2017 13:40)

+4

6

"Ясненько..." Хотелось бы даже высказаться каким-нибудь отборным словцом, но отчего-то сама Эмилия была в таком недоумении, что позабыла разом их все. Сейчас в голову не приходило больше ничего, кроме дифференциальных уравнений, но даже они не вгоняли девушку в такое состояние, в которое её умудрялась приводить это пьющее существо с волосами, который и сравнить-то даже не с чем. Стоило Сото лишь в третий раз услышать "а хули тебе нужно", она готова была бы впиться себе в волосы и закричать, вот только жизнь отучила её от драматизма в слишком раннем возрасте, чтобы обучаться ему сейчас. И потому она так и осталась стоять, молча смотря на пьющую девушку, вдыхая резкий, как бензин, запах её поила, и слушать кажущийся непрекращающимся поток слов на странном, словно бы рвущимся языке с гласными твёрдыми, как вбивающийся в крышку гроба гвоздь, и гласными короткими, как скуление умирающего щенка. Примерно вот с этим же самым скулением и умирали надежды Эмилии на счастливое будущее на новой работе.

Повисла долгая, напряжённая тишина, и Сото не пошевелила и мускулом. Лишь через несколько минут она мягко, протяжно вздохнула, и медленно, насколько только могла, выдохнула. Полураздетая девушка с ужасным акцентом и полным отсутствием знаний грамматики смотрела на неё как посетители зоопарка смотрят на обезьяну. Но в принципе, сейчас Эмилия готова была признать, что не ушла больно уж далеко, ибо понимает совершенно ничего. Её отправили искать девушку А Хули. Она пришла за девушкой А Хули. Оказывается, пришла даже в правильное место. Вежливо спросила у единственного присутствующего, где её искать, а получила в ответ... поток слов на языке, который она не то что не понимала, но не могла даже идентифицировать. Девушку, что пила чуть ли не спирт для промывки деталей для измерительных машин. С накатывающим отчаянием смыкались веки Эмилии, да опускались плечи. Много можно было жаловаться на сложность вычислений и прикладной математики, и всё же по трудности попытки понять происходящее в человеческой черепной коробке было не переплюнуть. И поэтому, втянув в себя воздух, Эмилия сделала единственное, что могла, ответив той на языке чилийских трущоб, того самого, что мог бы заставить любого ценителя "правильного" произношение искривиться в лице:

- Érase una vez que había una mamá cerda que tenía tres cerditos. Ella los amaba mucho, pero no había suficiente comida para alimentarlos, así que los cerditos tuvieron que ir a buscar su suerte. El primer cerdito decidió ir al sur. Encontró a un granjero en el camino que estaba llevando un atado de paja. El cerdito preguntó respetuosamente: "¿Podría por favor darme esa paja, para que yo pueda construir una casa?" - Она не знала, что делает. Эмилия рассказывала историю о трёх поросятах, у мамы которых было недостаточно денег, чтобы их прокормить, и они пошли по миру. Это была единственная сказка, которую Сото слышала в детстве, и единственная, что сейчас пронзила сознание подобно тому, как запах не самой качественной водки сейчас пронзал весь кабинет. Она замерла, всё так же совершенно не шевелясь, позволяя последнему звуку отзванивать свои последние мгновения. Во всяком случае, она ответила тем же, чем её приветствовали. Если это был странный код, то она задание провалила, и в клуб её уже не пустят. Хотя заинтересовался ведь ей некий Ричард Шерман! Ну и где, интересно, сейчас пропадал этот святой человек?

Её лицо было серьёзно, и совершенно не менялось в выражении. Медленно, Сото развернулась на каблуках, и целенаправленно направилась в сторону полочки, на которой мерно покоились чистые чашечки. Уверенная, словно бы провела в этой самой лаборатории не один год. Хаос происходящего в этом помещении пускай и не был чем-то совершенно непривычным для стен Ордена, но заставлял прибегать к совершенно особым мерам. И просил спокойствия. Невероятного, совершенно ни с чем не сравнимого спокойствия. Подойдя к полке, Сото уверенно выцепила чашку, что оказалась не только чистой, но и даже без пыли. Хотя бы лишние чашки у них были, ужели не офис вашей мечты? Всё так же, с совершенно невозмутимым видом человека, что уже настолько ничего не понимает, что ему, в общем-то, всё равно, что произойдёт далее, Эмилия вернулась к столу незнакомки, стала напротив неё, и протянула вперёд только что добытую кружку.

- Коллега, - о да. Если эта девушка работала в четвёртой лаборатории, и именно в неё и отправили саму Эмилию, то обе они,  оказывается, теперь будут работать вместе. Днями и ночами, днями и ночами... - Я полагаю, что пока не догонюсь твоим разбавленным спиртом, так и не смогу понять ни единого слова из того, что ты говоришь. - Сото любила выпить. Если честно, то первый раз напилась она в возрасте ещё шести лет - это был достаточно распространённый способ притуплять боль в их округах. А затем, в общем-то, ничего так и не изменилось. Вот только внезапно обрушившееся на голову богатство работы в Ордене заставило сменить вкусы с самогонной продукции из колосьев да персиков на качественное вино. И пускай до этого поводов изменять вину у Сото так и не возникало, что-то подсказывало, что сегодня - был тот самый день, когда сделать это придётся впервые. А завтра будет день, когда она об этом пожалеет. Но это, конечно же, если эта незнакомка согласится с ней делиться. А они ведь обе так и не могли узнать, обложили ли их матом на иностранном языке. То ещё знакомство.

[ava]http://i.imgur.com/YiaYDUb.jpg?1[/ava]

+3

7

Пауза. Тишина пожалуй настолько громкая, выразительная и похабная, как оперная певица неопределенного возраста, играющая роль юной особы мечущейся от неразделённой любви, либо от вполне себе взаимной, но запретной как шоколад для диабетика. Казалось само время растягивается, видоизменяется словно тягучая карамель, опаленая жаром, под руками профессионального кондитера. Вот оно замирает, вот проходят доли секунды, за которые Бажена успевает разве что в очередной раз закатить глаза и подумать: "Господь, прокляни себя и все творения свои, когда же это закончится." Ещё пара мгновений и эта красивая мысль обращается в: "Вот послали же дебилу. Ну хули ты доебалась то?". А немногим позже, страстное желание уебать пришелицу, исключительно из гуманных соображений "чтоб не мучалась", трансформируется в идеальный план, суть которого проста - надо ещё выпить.
Находясь на грани сознания, между трезвостью и тем состоянием когда ты безобразно пьян, балансируя между бодростью и беспамятством,как опытный канатоходец, что взмывает над куполом цирка на потеху толпе, что следит за каждым его движением и ждёт с замиранием сердца, когда он оступится, Бажена ждала, что будет дальше. Она вновь успела сменить гнев на милость, позволяя волнам своих эмоций увлекать ее вслед за собой. Сейчас в ее душе торжествовало чувство любопытства. Того самого уебанского интереса и любознательности, которое толкает маленьких человеческих отпрысков на то, что бы жечь муравьев солнечным лучом, преломленным под лупой или же топить котёнка, пытаясь понять через какое время жизнь покинет его маленькое тщедушное тельце.
Тишину разорвали гортанные звуки, чем то напоминающие воркование голубя, впрочем то было только первое впечатление. Стоило только первому слову сорваться с губ Сото, как речь резко начала ускорятся и бурлить, подобно горной реке, что стремиться вниз, уподобляясь влюблённому сердцу, что желает воссоединения с объектом своей страсти. Чем дольше она говорила, тем сильнее расцветал язык, который девушка использовала. Добавлялись новые интонации, вскрики-всполохи речевых языков пламени,  жгучесть сменялась нежностью, которая в свою очередь уступала место настойчивости и уверенности. Язык подобный карусели, очаровывал, вызывал странные ассоциации, погружал в себя, как это делает топь с нерадивым грибником, нарушившим покой зелёного ковра болота ради янтарно-алых плодов морошки.
Бажена не была готова к такому удару, королевская кобра и то менее внимательна к звукам дудочки своего хозяина, по сравнению с очарованной Змеевой, страстно желающей чтобы Эмилия больше не замолкала и продолжала говорить на этом волшебном наречии. Прежде каменное выражение лица Бажены, постепенно менялось. Губы девушки растянулись в хищной полуулыбке, рассекшей лик подобно молнии, так же быстро исчезнув, оставив после себя только приподнятые уголки уст сахарных и проспиртованных. Глубоко в карих глазах, там где обычно и зарождаются отражения ее эмоций, заплясали огоньки-звездочки, предвестники того, что ещё немного и русская применит все своё мастерство соблазнения, а по итогу огреет Эмилию чем то тяжёлым и утащит в свою нору. Обывателям азиатского подразделения, ещё не привыкшим к тому что одна маленькая Бажена равняется куче огромных проблем, этот взгляд на интуитивном уровне внушал желание сбежать и спрятаться, пока до него не добрались загребущие ручонки механика.
Тем временем парад языковых знаний продолжался. Чего греха таить, звуки что воспроизводила шатенка возбуждали низменные желания, что кроются даже в самом добропорядочному джентельмене. Где-то к середине рассказа, Бажена была покорена и утвердилась во мнении, что: "Какая в общем-то разница, о чем там вещает эта девчонка, пусть хоть матом кроет. Да и вообще, какая разница, что Сото представительница моего пола? Пора открывать новые горизонты в личной жизни. Эксперементировать там. Хотя эту мысль пожалуй стоит ещё обдумать.
Стоило речи стихнуть, как идея затащить новенькую в койку начала терять свою прелесть, уступая место сладко-горькому послевкусию того, что момент уже был проебан и магия звуков сходила на нет, уступая место мыслям более рациональным и практичным. " Судя по ее реакции с русским Хуилия в принципе не знакома, это раз. Она знает какой-то охуенный язык, одно звучание которого наталкивает на ебись какие мысли, это два. Надо повнимательнее ее изучить,
а то хуй его знает во что вся ебала выльется, это три. Хмм, ну что же ни дня без пиздеца, как обычно в общем-то."

Погруженная в свои мысли и попытки проанализировать весь спектр эмоций, которые наслаивались друг на друга и смешивались в самых причудливых формах, затрагивая в душе механика что-то новое или же порождая уже проверенные годами реакции, Бажена с некой отчуждённостью наблюдала за тем, как шатенка ринулась в бой и принялась хозяйничать в помещении лаборатории.  Взгляд девицы, с лёгкой ленцой шарил по телу Эмилии, изучая его изгибы, выпуклости и прочие отличительные черты. Обычно поймав такой взгляд от представителя пола противоположного девицы начинают смущаться, а те что побойчее, награждают смутьяна звонкой затрещиной, за нарушения правил приличия, впрочем наблюдала Змеева не долго. Стоило ей отвлечься и сомкнуть веки на мгновения, как открыв их она обнаружила перед своим носом белую кружку и лопочущую Сото. Пока мозг Бажены складывал два плюс два, пытаясь понять что именно от нее хотят на этот раз, кружка продолжала поблескивать своими начищенными боками, прося наполнить себя до отказа. Ребус сложился, на лице Бажены нарисовалась мерзотненькая улыбочка и девушка гортанно хохотнула, звук был похож на карканье ворона, птицы безусловно мудрой, но от этого не применявшейся свой символизм, как существа беды приносящего. Сухой, слегка надрестнутый и хрипловатый смешок, отразился от стен и взмыв к потолку затерялся в осколках эха.
- Какой интересный повод, для того чтобы прибухнуть. Ну хули, отмазка так себе, без творческой нотки, а выпить то и можно, даже нужно, - проговорила Змеева,  залезая в закрома родины и бережно доставая бутылку - Экая, блять, оказия. А водка то и кончилась.
Отметив это неприятное недоразумение и снова смешав два языка, синеволосая без зазрения совести выкинула бутылку через плечо, попав аккурат в рабочее место одного из своих явных недоброжелателей. В этом была вся Змеева, как только она теряла к чему-либо интерес, предмет, занимавший мысли русской, безжалостно уничтожался.
Бутылка, удара не пережила и брызнула тысячей острых слез, недолетевших до обитателей лаборатории, но усталавших достаточно большое пространство:"Ну и хуй то с ней." Философски заметил механик и выдвинул следующий ящик, заваленный кипой бумаг. Попранные останки дерева были вытащены и водружены на стол, где перед этим Бажена расчистила небольшой уголок. Через пару минут кипа не удержалась и шлёпнулась на пол, рассыпавшись на составляющие. На одном из листов можно было заметить физиономию Эмилии и размашистый подчерк Шермана.
Бросив беглый взгляд на только что порожденные ею же бардак, Змеева продолжила поиски очередного святого Грааля, содержавшего в себе хлебную настойку. Для того чтобы добраться до фляги, синеволосой пришлось вытащить потайное дно ящика.
Вскоре на свет был извлечён предмет поисков и часть его содержимого отправилась в белую кружку. "А сколько ей лить то? Ай да похуй! Половинку и норм."
После всех этих манипуляций, Змеева подняла флягу повыше, предлагая чокнуться импровизированными бокалами:"Ну хули, выпьем за знакомство бля!"

Отредактировано Bazhena Zmeeva (Чт, 29 Июн 2017 00:04)

+2

8

Наверное, в этом во всём действительно был какой-то смысл. Возможно, хоть кто-то, что посмотрел бы на эту ситуацию со стороны, понял бы, что именно в их коммуникации пошло не так. Хотелось бы верить, что через какие-то пару месяцев, а может быть и пару недель, обе они будут вспоминать это всё как какую-то забавную неурядицу, и смеяться над нею в полный голос. Но сейчас сама Эмилия уже перешла в скоростном порядке через все стадии принятия неизбежного, от отрицания до, непосредственно, самого принятия. И посему она ситуации уже даже не противилась. Даже не задавала лишних вопросов. Почему, зачем, как так получилось - бесполезные слова. Как будто хоть какие-то крупицы аналитического мышления могли ей сейчас помочь. Здесь любое действие могло вызвать что угодно в ответ. Ответила на испанском, и незнакомка замерла. И с одной-то стороны, конечно, можно было бы порадоваться, что она выглядела довольной, как кот, объевшийся сметаны. Но вот с другой что-то маньячное с этом изгибе губ заставило Эмилию почувствовать себя мышью. А А Хули в картине так и не появилась.

Вместо прелестной китаяночки (да если честно уже кого-нибудь, в этой лаборатории вообще работают, или она для вида здесь стоит?) в картине что только не появлялось. Например странный, проникающий под одежду взгляд. Такой, что заставил в принципе опытом наученную Эмилию серьёзно так напрячься и немного даже по-детски закутаться в халат, кротким и немного даже обиженным взглядом воззрившись на Бажену. По правде говоря, Сото, проводящая уж больно много времени уткнувшись носом во что угодно, кроме окружающей её жизни, не могла даже дать качественную интерпретацию тому, что сейчас имела счастье лицезреть. Но, если честно, особо узнавать и не хотелось. Хотелось, если это общение было совершенно неизбежным, хотя бы напиться. Или понять, почему "А Хули" постоянно звучит в каждом втором предложении, хотя коллега явно говорила раньше, что не знает её.

- Послушай, ты вечно называешь её фамилию! - Что-то здесь явно шло не так, и Эмилия, оскорблённая до глубины души, не могла отделаться от чувства, что незнакомка пытается над ней хорошенько так подшутить. Несмотря на всю кажущуюся хаотичность происходящего, всё это как-то было больно неспроста. - Хули. Серьёзно, в каждом втором предложении. - Конечно же, при этом та умудрялась сказать ещё слов пять, которые понять было совершенно невозможно, как и выцепить из лающего языка коротких гласных и громыхающих согласных хоть что-то, напоминающее английский. Говорят, способности к языкам открываются только тогда, когда ты пьян. Видимо, на данный момент одного лишь стресса было достаточно. Или же пары в этом кабинете были сконцентрированы настолько, что можно было опьянеть лишь войдя в помещение?

"Да пропади оно всё пропадом!" Гулять так гулять. Не можешь предотвратить - возглавь. Бутылка водки разбилась с головокружительным треском. Возможно, осколки сейчас валялись по всей лаборатории, и обязательно приведут не только ко громкому скандалу, но и к раскромсанной в кровь чьей-то ноге. Но в данной конкретной ситуации Сото была достаточно погружена в реалии офисной жизни, чтобы понять, что всё, что не разбилось ей о голову, всё было к счастью! Потому что вот прямо сейчас прямо Эмилии под ноги выпало то, что было похоже на её собственное досье. Во всяком случае, это была достаточно приличная по толщине папочка с её мягко улыбающейся фотографией, прицепленной на неровненькую старенькую скрепочку. И, пока Бажена копалась по всем ящикам в поисках водки, Эмилия нагнулась за своей папочкой, и с выражением искреннего конфуза смотрела в собственные же усталые глаза. "Какая-то я не фотогеничная."

- Коллега, - имя она своё потрудиться назвать, конечно, не торопилась, но сейчас не знание имени своей собутыльницы казалось наименьшей из проблем. Тем более, что забавное "коллега", что так забавно не смотрелось подходящим к этой девочке всех оттенков синевы, теперь уже начинало приедаться своей несуразностью. Вот что-что, а слово "несуразность" во весь сегодняшний день вписывалось просто отлично. - Что это? - Она повернула папочку лицевой стороной к Бажене, чтобы та могла сравнить фотографию с обескураженным лицом пришедшей. Да вот только ей удалось хоть понемногу начинать собирать по крупицам хоть что-то происходящее, как она поняла, что, возможно, совершила страшную ошибку. Потому что как самоубийца осознаёт своё плачевное положение только когда летит с моста, Эмилия поняла, что разобраться можно было и без выпивки, только когда горючая жидкость уже наполнила пол чашки. И отступать было уже не просто неприлично, но, возможно, опасно для здоровья.

- За продуктивность! - Эмилия ухватилась за кружку так сильно, что побелела кожа пальцев, и смачно чокнулась со Змеевой. В конце-концов, не могло это это быть прямо так страшно? По сравнению со всем тем, что пили у них в Чили, что угодно должно было показаться просто водой, но... не тут-то было. Храбрая Эмилия, решив, что алкоголь нужно пить как лекарство - быстро и незамедлительно, опрокинула в себя всю половину кружки. Бажена ведь так делала, значит, так и нужно это пить, да? И, ещё до того, как она успела это сделать, она почувствовала себя самым настоящим огромным огнедышащим драконом в броне стальной чешуи. - ¡Me cago en todo lo que se menea! - Эмилия, в общем-то, ругалась редко. И даже не достаточно метко. Однако, сейчас, вестимо, прошлое решило сыграть с ней интересную шутку. Внезапно вылупившиеся на свет глаза с проступившими слезами застыли как-то безвольно на лице, что вначале побелело, а потом покраснело, пока Эмилия издавала звук, что по ощущениям горящей преисподней внутри звучало так, будто она рассмеялась огнём. С громким выдохом, она оперлась рукой на стол, завалив туда же несчастную папку. - Что это, чёрт возьми, такое?

[ava]http://i.imgur.com/7GFPhYh.png[/ava]

Отредактировано Emilia Soto (Вт, 4 Июл 2017 01:08)

+2

9

Бажена с усмешкой наблюдала за реакцией девчонки, осмелившегося нарушить ее покой и оторвать от работы. "Забавная". Девица с удовольствием наблюдала за шатенкой, отмечая все новые и новые линии ее поведения. Буквально несколько минут назад нарушительница влетела в лабораторию сияя, словно начищенный к празднику самовар, потом она показала свою дерзость, а теперь же напоминала находившегося воробушка, пробуждая потаённые инстинкты, выливающиеся в желание защитить это маленькое и, в какой-то мере, нелепое существо.
С ответами на вопросы, которые сыпались на нее как из рога изобилия синеволосая не торопилась, когда дело доходило до поиска и распития алкоголя Змеева в принципе не признавала спешку, предпочитая сосредоточенность и размеренность. Это был своего рода ритуал, прошедший сквозь годы, отшлифованный за это время и требующий к себе уважения. Каждое действие имело чуть ли не сокральное значение, хоть это и не всегда осознавалось. 
Стоило Бажене удостоверится, что все прошло как надо и в их импровизированных бокалах есть доля для каждой как она заговорила, решив прояснить тонкости русского языка.
- Есть в моем родном языке слово huj, и для нашей нации это одно из тех слов которое никогда не выйдет из употребления. Будь ты крестьянином, помещиком, потомственным дворянином или даже царем huj, рано или поздно всплывёт в твоей речи, - Бажена приложилась к фляге о которую несколько мгновений назад с повышенным энтузиазмом Эмилия билась чашкой.  Беглый взгляд по телу хранилища для настойки особых повреждений не выявил и Змеева улыбнулась своим мыслям, продолжая читать лекцию о хуях и прочих прелестях национального быта.
-Слово huj многогранно и имеет множество значений, форм и соответственно способов употребления. Весь спектр эмоций можно выразить одним этим словом: удивление - ну  nihuya себе; восторг - ahuet'; злость и разочарование - да и huj с тобой; непонимание - a huli tebe nado, - Бажена вещала с явным удовольствием, интонационно выделяя каждую из форм столь горячо любимого слова, она удивлялась, восхищалась. Вдруг ее голос стал злее и грубее, чем был прежде, третий пример сорвался с ее губ сухим лаем. И вот Бажена дошла до сокровенного " а хули", расставляя все точки над и.
- Это конечно же не все способы применения,
в какой-то степени можно сказать что для нас это слово как мантра для буддистов. Если тебе больно, скажи hujи тебе станет легче,
- девушка ещё раз приложилась к фляге и продолжила, - есть ещё слово pizda. В принципе у нас много нецензурной лексики, настоящие мастера способны общаться исключительно при помощи мата, игнорируя любые другие слова, которые допускают нормы приличия. Но для такого нужен опыт.
Змеева вздохнула, она явно восхищалась умением людей общаться исключительно при помощи ненормативной лексики. Хотелось бы и мне так уметь". Пронеслось в синеволосой голове.
На дело, которое Эмилия буквально писала в нос Бажене, девица внимания не обращала, сказав скороговоркой: hujnya какая-то. Пожалуй это прозвучало слишком резко и неопределенно, потому что в следующий момент дело снова оказалось перед глазами Бажены, а с фотографии на нее взирала все та же шатенка, только в куда как более хорошем расположение духа. На мгновение кареглазая уставилась на фотографию. "Себе чтоль забрать фотку, раз уж мне отдали эту папку? Надо бы свою выклянчить, посмотреть что там вообще происходит." Затем Бажена подняла глаза на Эмилию, это имя ей удалось вычитать на корешке и титульном листе дела, невольно веселясь видя ее реакцию. Снова вниз на фото, а затем наверх на живую девушку, и так раз пять-шесть, не меньше.
- Как интересно получилось то. А вот то что мы пьем хлебная настойка, практически kvas, его тоже из хлеба делают. И лечит и калечит, так сказать. Ты не переживай у всех такая реакция в первый раз, а потом ничего втягиваются. - синеволосая задумчиво листала дело, изучая все взлеты и падения госпожи Эмилии. Часть биографических данных привлекла особое внимание рассказывая о новой знакомой возможно гораздо больше, чем та хотела бы, чтобы о ней знали. "Экзорцистка? Хмм, подарить что ли начальника чтобы прочитать все дело?" Нумерация страниц явно указывала, на то что к части информации Бажену решили не подпускать. Отголоски предыдущей жизни госпожи Сото мелькали на страницах, видимо упущенные Шерманом или же наоборот оставленные специально, словно начальник просил русскую быть помягче с новенькой.
Отчего-то Бажена не решилась спрашивать про бытие Эмилии во времена, когда она обладала чистой силой. Вместо этого Змеева решила подвести промежуточный итог происходящего, окончательно прояснив ситуацию.
"Первое, кто именно тебе сказал, что тебе надо искать А Хули?,- Бажена сделала пару глотков из фляги. "Ох и получит у меня этот придурок на орехи, прикалист херов".
Второе, система проста, то что тебя повысили,
обернется для тебя только головной болью,
- девушка цокнула языком, ее голос не нес угрозы, это просто была констатация факта, - ну и конечно же третье, испытательный срок никто не отменял, за тобой будут наблюдать. Весь отдел, по очереди.
Змеева прочесала голову и громко чихнула: "О, правду говорю. На сегодня видимо я твоё непосредственное начальство. Так что приступим. Будешь мешать - выкину. Коротко констатировала Бажена, ощущая жгучее желание, вызванное хлебной настойкой, окунуться в разработку робота.
- Какая у тебя специализация? Мне лень читать.

Отредактировано Bazhena Zmeeva (Сб, 22 Июл 2017 10:48)

+1

10

Говоря по правде, Эмилия уже практически не слышала ничего. Включая, конечно же увлекательную лекцию про ругательства на русском языке. Не то чтобы Эмилия узнала его, конечно же. Не то чтобы в таком состоянии могла узнать хоть какой-нибудь язык. Выкатывая глаза, придерживая ладонь с растопыренными пальцами у себя в районе бронх, Сото пыталась просто выжить. Обжигающая водка, казалось, прожигала прямо изнутри неистовым пламенем, и Эмилия тяжело втягивала в себя воздух, опасаясь с каждым движением, то сейчас трахея её иссохнет до пыли, и таки закончится бесславно её короткая жизнь. Но нет, жизнь продолжалась, и лекция, оказывается, тоже продолжалась. Оставалось лишь надеяться на то, что в ней не было чего-то больно важного. Или того, что с неё потом обязательно спросят. Однако, судя по всему, хотя бы Бажена смогла достигнуть некоего просветления. "Ну хоть у кого-то вот это вот вся картина приобретает смысл."

Всё так же держась за стол как за последний круг спасения, Эмилия с некоторой долей укора смотрела на то, как голубоволосое чудо перебирало со смесью скуки и пренебрежения то, во что суммировали её жизнь. И, то ли это водка начинала добираться до фронтальной доли мозга, то ли усталость добралась до неё раньше, Эмилия громко и разочарованно цокнула языком. Конечно, она знала, что эта папка ходит по рукам. Смотрела на неё на каждом осмотре, при каждом переводе. И с обложки на неё в ответ неизменно смотрела своя же фотография, прицепленная гнутой временем скрепкой. Все чувства, вся боль, весь страх - описаны сухими словами в несколько предложений. Каждый взлёт, каждое падение. Истощение, усталость, разочарование - агония и ужас поражения, оторванная кожа, разорванные мышцы были описаны простым и хлёстким "доказательства присутствия Чистой Силы отсутствуют". И пока у всех окружающих в руках было то, о чём сама Эмилия хотела бы забыть, они считали, что начинали её понимать. Как будто её хоть кто-то мог понять.

- Не знаю, мне все сказали искать А Хули, - собственный голос доносился словно бы издалека, и Сото даже удивлённо приподняла точёные брови, удивившись собственному же высказыванию. Будто бы в собственном теле она была всего-лишь пассажиром, да и то пассажиром, который забыл заплатить за проезд. Пускай боль и горечь того глотка, о котором, конечно же. Эмилия пожалела уже не один десяток раз, давно отступили. Но взамен им, видимо, приходило опьянение -слишком рано, слишком уж сильно, но Сото уже ничему не удивлялась. "Главное - держаться." Опьянение не было так уж отлично от усталости, но усталость никогда не мешала ей работать. Оно не отличалось так уж сильно от потери крови и сотрясения, а они никогда не мешали ей продолжать битву. Вот и сейчас она не собиралась давать водке себя покорить. Хотя водку, конечно, её мнение мало волновало. - И ни у кого почему-то проблем не возникало при этом. Все понимали, о ком идёт речь. Думаю, что если тебе надо кого-то проучить, то проучать придётся всё Подразделение.

Вальяжно отодвинув стул, Эмилия плюхнулась на него с очередным расслабленным выдохом. И как-то всё стало так мелко, так незначительно. Все волнения, переживания, уходили куда-то в небытие как складки под утюгом. А что, казалось бы, было страшного в этой незнакомке? Да ничего. В этой лаборатории? Тоже ничего. "Я пережила вот этот вот последний глоток, значит переживу ещё что угодно." Уронив вмиг разгорячившийся лоб на пальцы руки, Эмилия ещё раз внимательно посмотрела в глаза Бажене, которая так и не представилась, и просто кивнула. Божественным мановением водки ни угрозы, ни возможные испытания, совершенно не казались ей чем-то странным. А возможность неудачи даже не маячила где-то поблизости. Эмилия не то что не думала, что не может проиграть. Она просто потеряла малейшую возможность думать о каком-то там будущем. Наверное, зайди к ней хоть сейчас начальство и выкини её из Ордена, она бы просто улыбнулась и попросила налить ей ещё немного для доброго пути.

- В первую очередь я чертёжник, - отвечала она, - статистик, метролог. Да что надо тем и буду, в общем-то. - "Лень читать". Возможно, оно и было к лучшему. А может быть и нет. Может быть всё, что Эмилия не готова была выложить на стол их знакомства, уже давно было прочитано. Но даже это сейчас не вызывало неприятных размышлений. Сейчас уже вообще ничто не имело значение. Пусть хоть загорится это место, пропади оно пропадом, так ему и надо. - Вот например если ты мне сейчас подкинешь рулон миллиметровочки, то я смогу начертить даже огромного самопередвигающегся робота. Один умник уже держит в страхе всё Главное Управление такими. Мне кажется, что нашему Подразделению уступать как-то просто неприлично. - И сейчас, в эту самую минуту, это даже не казалось какой-то там плохой затеей.

[ava]http://i.imgur.com/7GFPhYh.png[/ava]

Отредактировано Emilia Soto (Пт, 28 Июл 2017 20:40)

+1

11

Краем глаза Бажена наблюдала за Эмилией на лице ко орой отражался весь спектр эмоций, которые девушка испытывала после того как приняла на грудь. Страх, тревога, опьянение сменяли друг-друга постепенно становясь единым целым. "Ну действительно нет ничего удивительного в ее реакции, настойка хороша тем, что служит своеобразным тестом на прочность."
Сото хоть и с горем напополам, но с достоинством проходила это странное испытание на прочность.
- Я поняла откуда растут ноги у этого прозвища, - Змеева хмыкнула и приложилась к фляге, икнув после того как оторвала сосуд от губ,- Uebok. Она вздохнула и потрясла головой, пытаясь прогнать из своей памяти хитро ухмыляющийся образ молодого белоруса. " Задолбал со своими шуточками, пиздану его при следующей встрече, чтобы вел себя нормально, шутник хуев."
Услышав протяжный стон дерева которым елозили о каменный пол, синеволосая вновь обратила свой пьяненький взор на новенькую, которая под действием лишних градусов открывалась для Бажены, демонстрируя все грани своего характера. Придя сюда шатенка была полна энтузиазма, сейчас же, энтузиазм превратился в вальяжносность и размеренность. Все страхи и тревоги которые раньше имели место быть были стёрты одним глотком, русской это определенно нравилось. Алкоголь всегда помогал людям обретать себя, демонстрируя все достоинства и недостатки личности без прикрас. Он был своеобразной сывороткой правды, вынуждая человека являть свою истинную сущность, а не ту маску, которую он привык носить.
Новая Эмилия  определенно больше нравилась Змеевой, а ее прошлое не шибко интересовало механика, в конце-концов она могла быть хоть маньяком-террористом, лишь бы справлялась со своими задачами и соответствовала выдвигаемым  требованиям.
- Миллиметровку можно найти у кого-нибудь из этих лентяев в столе, - Змеева неопределенно махнула рукой вокруг себя, давая понять, что направление в котором надо идти, чтобы разжиться необходимым материалом не принципиально и можно двигаться в любую сторону.
- Если тебе нравится синяя- иди налево, жёлтая -
на право, зелёная лежит вон в тех двух столах, -
Бажена меланхолично обводила взглядом лабораторию, взглядом указывая где и что можно найти- карандаши лучше одолжить у того столика, а линейки, самые хорошие, и прочие чертёжные принадлежности вот тут.
Из разговора девушки становилось понятно, что своих вещей у нее либо нет и вовсе, либо она предпочитает пользоваться чужими расходниками, экономя свои по каким-то причинам.
-Роботы это всегда интересно, есть у меня одна идея, которую я подумываю реализовать. Я зову его Zmei Khuinych, - с этими словами Змеева открыла один из ящиков стола и, порывшись там, извлекла на свет сложенную в несколько раз бумажку. При ближайшем рассмотрении это оказалась страница из детской книжки, потрёпанная временем и самой Баженой. Синеволосая аккуратно развернула пожелтевший от времени лист и явила этому миру дизайн робота к которому питала столь крепкий интерес.
Со страницы взирал драконоподобный монстр, обладающий мощным телом, длинным хвостом и округлым брюшком, из-за его спины выглядывали два нелепых крылышка, которые намекали на его гипотетическую способность к полетам. Пожалуй самым ярким во внешности этого монстра были три головы, то что раньше было драконьими мордами Бажена аккуратно закрасила, превратив в мужские половые органы.
- Сможешь начертить?- с любопытством уточнила она, вновь прикладываясь к фляге, - в главном подразделении да и во всем мире не найдется ничего что сможет его переплюнуть.
Она хохотнула и ухмыльнулась, в глазах девицы горел нехороший огонек заинтересованности, сулящий огромное количество проблем миру в котором она жила.

+2

12

Трудно было догадаться, о ком именно говорила Бажена, и какую роль этот некто сыграл в том, что пол подразделения сейчас звало её неуместным китайским именем, но главное было то, что гнев её направлен был сейчас не на пополнение в их лабораторном коллективе. Эмилия, смотра на то, как раздражение новой знакомой медленно находит себе новую цель, чувствовала себя практически даже в безопасности. Или же это было греющее душу последствие опьянения? Разобраться можно разве только на следующее утро. Да и то, в общем-то, не факт, учитывая что сейчас эта девушка, не назвавшая ни имени, ни должности, ни вообще хоть его-нибудь о собственной персоне, казалась самим определением слова "непредсказуемость".

И понять, как именно нужно было впечатлить девочку-непредсказуемость, чтобы Эмилию не выперли из кабинета в первый же день, было достаточно трудно. То,в каком состоянии ей был протянут листочек, с которого она должна была что-то сделать чертёж, не сулил совершенно ничего доброго. Однако, что-то внутри загорелось согревающим пламенем энтузиазма. "Что же там может быть? Новое оружие против Акума? Талисман? Прототип Фоу, что сможет защитить здание?" Но нет. Разворачивая мятые уголки потрёпанной бумажки, Эмилия продолжительно всматривалась в нечто, что напоминало огромную толстую ящерицу, да если приглядеться, то ещё и с крылышками. Обычно, при взгляде на собранную версию, у людей будет возникать лишь два вопроса - "как?" и "зачем?". Но какая разница, что подумают другие. Подумаешь. Её первое задание было действительно не из тех, что можно найти в учебниках. Сото сосредоточенно двигалась взглядом по рисунку, как вдруг...

- Ой, - Эмилия дёрнула головой, выпрямляя шею и отворачиваясь в сторону, осторожно поглаживая пальцами переносицу. Прямо сейчас, в эту самую секунду ей привиделось на теле толстой ящерицы что-то странное. Что-то, чего на ней ну просто не могло было быть. И причём оно троилось у неё прямо перед глазами. "Какого же градуса эта жидкость в этой несусветной бутылке?" Она не помнила, чтобы алкоголь хоть когда-нибудь действовал на неё ТАК. - Мне показалось на минуточку, что у него вместо головы... - Она снова всмотрелась в рисунок, и с тех пор, в общем-то, ничего не изменилось. Три мужских половых органа нашли своё место между покатыми плечами будущего механического чудовища, и при этом выглядели относительно даже органично. "Не показалось." - Ясненько... - Она выдержала многозначительную паузу, поднимаясь на ноги, которые уже казались какими-то неустойчивыми. - Места мне надо будет побольше.

Возможно, после всего, что она сделает сегодня, её выгонит отнюдь не Бажена, а сам Ватикан. Чем бы ни было это страшное существо, которое Бажена просила её начертить, оно было богохульством в самом что ни на есть прямом смысле. Почему-то именно по этой причине захотелось сделать это существо летающим и запустить прямо в покои Папы Римского. Губы изогнулись в едва привычной хищном оскале, пока Эмилия хваталась за края неудачно стоящих столов, и расталкивала их от себя, создавая достаточно большой круг. Ногами она закатывала в углы старые грязные кружки да устилающие пол отчёты. Даже если там и было что-то крайне важное, сегодня этому крайне важному придётся уступить место чудовищу, подобному которому ещё не пересекало коридоры Чёрного Ордена. А работа... работа колоссальная. Перед её глазами на одном маленьком рисунке были штук двадцать чертежей, тонны строительных материалов, откалиброванная вырезка, проводка... Работы на группу из двадцати человек. Но отчего-то ей казалось, что в этой лаборатории дела делаются иначе.

- Три метра в высоту, сойдёт? Иначе, боюсь, он будет с трудом себя носить под весом собственного тела, - Эмилия собирала разноцветные рулоны с указанных позиций, и раскатывала их в освободившемся пространстве в одному лишь только ей понятном порядке. И туда же она любовно укладывала на разные углы линейки, карандаши, и даже точилки, потирая погорячевшие не то от алкоголя, не то от предвкушения, ладони. Ей никогда в жизни ещё не давали такого большого проекта. И никогда в жизни он не казался настолько с=несуразным и бесполезным, как делали они сейчас. Как жаль, что об этом и не расскажешь особо друзьям и коллегам. Не всегда на своё резюме хочется добавлять строчку "создатель чертежа на огромного робота, который одними лишь своими головами заявляет о том, что наша организация не придерживается целибата". Но кого волнуют они, эти резюме? Главное, пожалуй, это душа. А души здесь было хоть отбавляй.

[ava]http://i.imgur.com/7GFPhYh.png[/ava]

0


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Замороженные эпизоды » [Канон] Трудности перевода: что русскому мат, то китайцу имя.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC