Mercy

ангел-наблюдатель и #тыжпрограммист

Tyki Mikk

пиар-менеджер, массовик-затейник.

Marian Cross

лучшй из лучших, падайте ниц — анкетолог

Froi Tiedoll

глава песочницы с лопаткой в форме упоротости

headImage

Лучший пост: Allen Walker

(Дети декабря)

В цирке старого Гизмо идеальным было всё: афиши, купол, манеж, животные, артисты. Трюки и фокусы – что-то невозможное, настоящее волшебство. Представление – яркое, фееричное шоу, распаляющее в зрителе веселье и смех, увлекающее от начала и до самого конца. Их ждали с нетерпением, билеты расходились в считанные минуты, и даже самое короткое уличное выступление пользовалось сумасшедшим успехом.

читать дальше

Лучший эпизод: House of the Rising Sun

(Sheril Kamelot, Tyki Mikk )

Последняя неделя выдалась довольно-таки тяжелой: этот противный, наглый и напыщенный индюк Бенджамин Лоуренс совсем потерял совесть. Секрета тут не было, они оба друг друга недолюбливали и старались избавиться от соперника любым способом. Однако, в последнее время все ходы достопочтенного и не очень, Лоуренса перешли все границы. Будучи пораженным и оскорбленным до глубины души происходящим, Шерил Камелот объявил конкуренту, что он сотрет его в порошок прежде, чем тот придумает свой следующий шаг. Права, война эта выглядела не так серьезно, на фоне всех тех действий, что творил Камелот относительно других стран. Всё это выглядело, скорее, как попытка самоутвердиться за счет другого, более слабого участника, но слабым становиться никто не хотел. Простые действия уже не срабатывали, было необходимо создать что-то невероятное, то, что помогло бы избавиться от Бенджамина, за исключением его смерти.

прочитать весь эпизод

History Repeats Itself

Klaud Nine

мамка-постохранительница

Shinshill

анкетолог-квестодел; мастер интрижек

Emilia Soto

хороший тамада и конкурсы интересные

Nea D. Campbell

главный по дизайну

D.Gray-Man: History Repeats Itself

Объявление

Господа, не забывайте, что все наши объявления теперь отображаются в БЛОГАХ СЛЕВА! Не пропустите важные новости и оставайтесь в курсе последних событий!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Канон » Строки жёлтых газет


Строки жёлтых газет

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s2.uploads.ru/aClIj.jpg
Tyki Mikk, Sheril Kamelot
Подпортить репутацию министра Камелота очень просто, ещё проще довести его этим до белого каления. Сколько часов будет у газетного писаки, чтоб сбежать из страны и выжить?

+2

2

Порой Шерила Камелота стоит опасаться и обходить стороной. И делать это надо в нескольких случаях. Случай первый: когда вы делаете то, что ему не нравится с завидной частотой. И, наконец второй случай, когда вы делаете что-то, что каким-то образом хоть как-то но порочит  его доброе и славное имя.
Тикки Микк часто делал то, что считал старший брат совершенно не приемлемым. Однако, вразумить не получалось толком: взрослые люди не поддавались воспитанию, этим следовало бы заниматься намного раньше. Со временем Шерил даже привык к этому отвратительному запаху сигарет, но желание вырвать изо рта очередную бумажную трубочку набитую до отказа табаком хотелось.
Ещё Камелот не мог понять почему Тикки так нравится переодеваться в откровенное тряпье и работать на шахтах, общаясь с самыми настоящими отбросами общества. Денег в семье было достаточно, а такое увлечение было несколько непонятным для аристократа.
Но всё бы это было простительно, ведь семья всегда прощает. Но на этот раз всё пошло совсем не в ту сторону.
Сжимая в руках свежий выпуск газеты, премьер-министр был готов сжечь взглядом всех людей на земле. Он ворвался в комнату, в которой еще ничего не подозревающий Тикки только-только собирался закурить очередную сигарету. Именно это действие вызвало еще больше эмоций, чем Камелот заготовил для брата.
- Я требую объяснений! - гаркнул он, метаясь по комнате, словно коршун. Он схватил стул за спинку, мечтая швырнуть его о стену, но вовремя спохватился. Порча мебели вряд ли могла бы решить проблемную ситуацию.  - Я понимаю твои желания и принимаю их, но чтобы вот так! - он потряс газетой над головой и швырнул ею в сторону Микка. - Всё о чем я прошу это не пятнать мою репутацию! Это так сложно сделать? Вот в рванье ходить - это нормально, курить в доме и пеплом все засыпать - это нормально. А как исполнить одну просьбу - так сложности!
Была у Шерила привычка по утрам газеты читать, узнавать что нового происходит в разных уголках страны, а то и мира. Он всегда ухмылялся, когда речь в статьях шла о его знакомцах, но сегодня, когда он прочитал новость о том, как гуляет по ночам его младший брат... Журналист не скупился на слова, называя Тикки алкоголиком, однако Шерилу досталось куда больше. «О времена, о нравы!» - значилось под одной из не очень удачных фотографий. - «Говорят, каков отец, таков и сын, однако, данное утверждение можно применить и на других ближайших родственников, не правда ли? Если младший брат не может за собой следить, что же можно сказать о старшем?»
Далее шло нелицеприятное обсуждение некоторых проколов господина премьер-министра и предложения о том, что ему было бы полезно отправиться кутить вместе с Тикки, показывая свою истинную сущность.
- Как можно было вообще это допустить? - мужчина схватился за голову, продолжая трястись от злости. Ему хотелось убить не только писаку, но и родного брата, только сделать это несколько раз, до тех пор, пока он не понял бы, что так себя вести нельзя и не извинился бы. Пару десятков раз.

+3

3

Кто-то считал, что дымящаяся папироска, зажатая в дамских губах, была пикантна. И Тикки был полностью согласен с этими людьми. Было что-то в этом зрелище притягивающее, хотелось разглядеть лицо поближе, без этого сизого табачного дыма. Губы, накрашенные яркой помадой, складывались в трубочку, щеки втягивались, а глаза влажно и призывно блестели. Почти так же ярко, как кольцо на безымянном пальце левой руки, но это ничего не значило для Микка.
Она была молода, хороша собой и совершенно несчастна в браке. Просто грех было не поделиться огнем с такой дамой в курительной комнате на светском приеме. В помещении были и другие мужчины, но обратилась она к нему.
«- Лиззи», - на выдохе произнесла она, и ее тихий шепот окутал дым, делая происходящее на градус интимнее. Тонкие пальцы рук скользнули по открытому декольте платья, давая понять, что даме слишком душно и жарко в этом помещении.
Теодор хватился своей жены слишком поздно, когда все гости отбыли из поместья, которое любезно принимало их в этот вечер. Удивительно, как юная хозяйка приема ловко и незаметно ускользнула от десятков глаз. Ее тянуло к приключениям в ночном Лондоне, к широкой груди гостя и всему тому, что находится вдали от ее избранника. Никто не мог ее за это укорить, разве что газеты, которые раздули из события скандал. Один из журналистов местной газеты, увидел как Тикки и Лиззи покидали поутру отель вместе. И если женщине удалось замять этот эксцесс дома, добавив в их семейный очаг новое полено лжи, то Микку даже не надо было упоминать, где он был той ночью. До выхода на следующие сутки свежей газеты.
Появление парнишки с аккуратной стопкой утренних газет не предвещало беду, и Микк спокойно собирался спуститься на завтрак. И где-то между завязыванием волос в хвост и надеванием начищенных туфель, ровно за курением сигареты, его застал Шерил.
И он, пожалуй, в этот момент был воплощением Гнева Ноя, а не Желания. Спокойный, держащий все под своим чутким контролем, властный и жестокий брат куда-то пропал, оставив на своем месте прыгающего в разные стороны пса, сорвавшегося с цепи. Тикки даже не сразу успел что-то сообразить, и, когда в него чуть не полетел стул, он в одно движение подскочил на кресло с ногами, планируя пропустить удар тяжелого предмета сквозь себя. Все обошлось, стул был опущен, и не ожидавший полета газеты Микк, получил бумагой по голове. Не больно, но неприятно, определенно.
Развернув газету, Микк сразу ухватился за те слова глазами, что минутами ранее так сильно потрясли Шерила. Похоже, слуги принесли газеты слишком рано и не оставили Тикки возможности уйти из поместья после плотного завтрака.
- Что из этого тебя беспокоит больше? Случившиеся события, описанные в газете, или то, что тебя приплели во все это действо? – флегматично спросил Микк. Его лишь немного возмутила второсортность газеты, работники которой следили за его передвижениями, в остальном же он был спокоен.

+2

4

Камелот продолжал трястись от нахлынувшего волной гнева. Это было возмутительно! Как он может так спокойно ему отвечать без даже толики сожаления? Где долгожданные извинения после которых бы старший брат похлопал бы Тикки по плечу и сказал что-то наподобие «Со всеми случаются неприятности, я разберусь». Всего несколько фраз и конфликт можно было бы считать исчерпанным.  Но нет, кажется этот бесстыдник совершенно не понимал чем это грозит всем членам семьи.
Мужчина всего лишь одной этой статейкой может потерять доверие миллионов, вряд ли кто-то будет уважать правителя с такой отвратительной историей в запасе и плевать, что она касалась его лишь косвенно. Яблоко от яблони, как говорится, недалеко падает. Да и самому Камелоту тоже было о чем переживать, он ведь тоже не всегда был чист и верен своей благоверной. Но почему-то ему удавалось как-то сглаживать углы, подкупать журналистов и фотографов, которые делали те роковые снимки до того, как те попадали в срочную печать.
- Да как ты вообще... Ты мой брат, а не жигало местного разлива, - продолжал истерично взвизгивать Шерил, тряся сжатыми в кулаки руками. - О репутации? Ты поставил всю семью под удар! Это касается не только меня, но даже Трис, Роад и Вайзли. Ты похоже последний ум потерял.
Свирепый Шерил пытался взять себя в руки, но у него ничего не получалось, тело тряслось от гнева, глаза наливались кровью. Он был готов разорвать младшего брата на куски без суда и следствия. Хотя, что здесь было обсуждать? Он поступил себя не благоразумно и еще позволяется себе после такого проступка разговаривать с премьер-министром в подобном тоне. Где его манеры? Да если даже отбросить высокопоставленный чин, в конце-концов, старшим братом являлся он, а не Микк.
Глубокий вдох и выдох. Кажется, он поймал нужную волну успокоения.
- Порой у меня создается впечатление, - прикрыв глаза ладонью, вновь заговорил мужчина, - что я отец троих детей, и ты — самый сложный подросток. Тебе хоть о предохранении лекцию не надо читать?
Он с силой потер переносицу, постепенно успокаиваясь, возвращая своему голосу спокойствие и холод. Неужели нельзя было сделать все как можно аккуратно и не привлекая внимания? Камелоту было наплевать с кем и как проводил свой досуг в номерах отеля Тикки, но о таких простых вещах забывать не следовало. Именно этот факт больше всего и разозлил мужчину. В который раз ему казалось, что для счастья и спокойствия семьи беспокоился только один он.
Хотелось биться головой о стену или убить кого-то, кто бы попался под руку, но это вновь вызвало бы ненужный шум, хватит происшествий. На ближайшую неделю так точно.
«Это просто невозможно, я так точно поседею и буду вынужден выходить досрочно на пенсию. И кто же будет вместо меня заниматься таким важным делом?»
Мысли о том, что всё может развалиться на раз-два не давали Камелоту покоя. Но что предпринять, если выпуск газеты был завершен и только ленивая собака не прочитала эту статью?

+2

5

В его руках осталась все та же газета, которую он не намеревался отдавать Шерилу. Брат, конечно, выглядел спокойнее, он перестал источать злобную ауру, но кто знает, возможно, это затишье перед бурей. В следующую секунду Желание мог выпихнуть Микка в окно и требовать извинения, удерживая за ноги.
Оба конечно знали, что этот трюк бессмысленный и не действенный, но таким образом можно было физически выместить скопившуюся злость. И разочарование. Это чувство, что сейчас засело на лице Камелота скорбной маской, не скрылось от Тикки.
Слетел тот слой их взаимоотношений, где была неприязнь, недоверие. В действительности, Микк далеко не всегда хотел быть братом Камелота. Жизнь посулила ему вторую семью, но даже ее не выбирают. И ему не нравилось быть братом заносчивого и циничного министра. Во всем этот человек искал деловой подход, даже в человеческих отношениях. Любовь была для него ничем иным, чем расчетом и способом поиска очередных связей. По крайней мере, так видел это Тикки.
У них с Шерилом с самого начала не удалось построить отношения, брат слишком любил навязывать ему свою систему ценностей. В ответ же Тикки делал все по своему разумению, в своей извращенной мере получая от этого удовольствие. Не только от самих действий, но и нередко от реакции Шерила.
Но каково же было сейчас его удивление, когда ему открылось, что ему горько разочаровывать Шерила. Ему не хотелось терять те крупицы расположения от человека, которого он уважал. Братской любовью это, наверное, язык не повернется назвать, но уважением – вполне. Камелот был хорош в своем деле, он действительно делал слишком многое для произрастаний планов их Семьи и Графа в частности.
Микк же спускал большую часть из них в утиль. Неосознанно, он больше отстранялся от этой навязчивой заботы брата. Но сейчас стало от чего-то нестерпимо горько.
- Что ты обычно делаешь, когда какая-то информация не должна попасть в печать? Время на нашей стороне, ну или как минимум мы можем проучить журналиста, как там его, - Тикки вновь развернул газету, находя автора колонки, - Фрэда Бэста?
Тикки намеренно не стал указывать, что, несмотря на то, что газеты о многом умалчивают, например, о том, что Шерил не совсем верен своей супруге, он знал о многом. Не хотел задевать этим знанием брата. Камелот конечно в разы осторожнее Микка, но он мог просто быстрее предотвращать слухи о себе, так пусть же это останется тайной на одного. В данном случае счастье было в неведеньи.
Это было способом Тикки извиниться за случившееся. Действием, а не словом. Он не мог обещать исправиться, но мог помочь исправить нынешнюю ситуацию. Никому не было лучше, если бы он соврал. Ложь порождает новую ложь, а они с Шерилом итак слишком многое упустили в братских отношениях.

+1


Вы здесь » D.Gray-Man: History Repeats Itself » Канон » Строки жёлтых газет


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC